Г.Б.Карасин о ситуации в переговорах о Черноморском Флоте РФ


 Г.Б.Карасин о ситуации в переговорах о Черноморском Флоте РФ
Интервью статс-секретаря-заместителя Министра иностранных дел России Г.Б.Карасина по ситуации вокруг Черноморского флота России

Вопрос: Ситуация вокруг российского Черноморского флота продолжает накаляться. После указа украинского президента В.А.Ющенко о прекращении базирования Черноморского флота на территории Украины после 2017 года резкий ответ последовал от Госдумы и ряда российских политиков. Как будет развиваться ситуация?

Г.Б.Карасин: Конечно, все мы глубоко разочарованы подобным сюрпризом со стороны украинского руководства. Указ обесценил многое из того, что было достигнуто, обрушил саму атмосферу ведущихся переговоров.

На протяжении более чем двух лет вместе с украинскими коллегами мы вели интенсивный диалог. Стоит заметить, что украинскую часть нашей подкомиссии длительное время возглавлял нынешний глава украинского МИД Владимир Огрызко.

Делегации, в которые наряду с дипломатами входили военные моряки, финансисты, экологи, собирались регулярно и вели непростой, а поначалу и просто эмоциональный диалог по конкретным вопросам пребывания Черноморского флота в Крыму. Понемногу сложился вполне дееспособный механизм пяти специальных рабочих групп.

Словом, диалог перешел в нормальное русло, что позволило полностью вывести флот и моряков из-под угрозы нависавшего политического скандала, да и просто житейских неурядиц для наших людей.

Такая нормальная работа не устроила кого-то в украинском руководстве, и там решили вновь вернуть ситуацию к скандальности и нервозности. Упражнение удалось на славу.

Многих в российском общественном мнении покоробило то, в какую форму было облечено затрагивающее нас решение, принятое к тому же в одностороннем порядке, без консультаций с Россией. Между настоящими партнерами такое случается, прямо скажем, нечасто.

Вопрос: Неужели в ходе переговоров вопрос о будущем флота ни разу не поднимался?

Г.Б.Карасин: Я не большой сторонник публично обсуждать детали переговорного процесса, но в данном случае, видимо, надо объясниться. Как таковой «вопрос 2017 года» в мандате переговорного процесса не фигурировал. Договоренность есть договоренность. До 2017 года Черноморский флот остается в Севастополе, и сейчас надо сконцентрироваться на том, чтобы решать практические вопросы жизни моряков и деятельности флота. Дальше будет видно.

Впрочем, украинская сторона пару раз деликатно затрагивала этот вопрос. В не менее деликатной форме мы поясняли, что подталкивать эту тему преждевременно и по-своему невежливо. На том тогда и разошлись. Что побудило руководство Украины обострить ситуацию сейчас, остается только догадываться.

Конечно же оптимальным будет решение, которое в равной степени отвечает интересам и России, и Украины.

Времени у нас и сейчас более чем достаточно, так как в качестве крайнего срока, чтобы определиться с будущим флота, в действующих соглашениях обозначен 2016 год.

Вопрос: С украинской стороны можно было услышать такую оценку переговорного процесса: он малоэффективный, русские тянут время… Может быть, именно это подтолкнуло Киев к радикальным шагам?

Г.Б.Карасин: Подкомиссия за два года провела шесть пленарных заседаний. Это больше, чем за весь предшествующий восьмилетний период. Экспертные группы встречались ежеквартально! Но главное — не в формальной стороне дела. Суть в том, что ситуация вокруг флота стала улучшаться. Сама тема в период 2006-2008 годов перестала быть раздражителем в российско-украинских отношениях.

Мы определились по ряду военно-технических вопросов, навели порядок с экологией, урегулировали правовое положение моряков. Разногласия и противоречия сохранялись, но доминировал настрой продолжать поиск развязок.

Работа была временами драматичной. В одних случаях российским экспертам требовалось больше времени для выработки позиции, в других — украинским.

Например, в Киеве ровно два года изучали наши предложения по одному из наиболее острых вопросов — инвентаризации имущества Черноморского флота.

Практическая работа стояла. Нас обвиняли в неконструктивности. А в январе 2008 года, повторяю, спустя два года, украинские переговорщики приняли нашу методику без всяких оговорок.

Вопрос: Переговоры шли, а сообщения о «войне за маяки» не сходили со страниц газет.

Г.Б.Карасин: Действительно, споры о том, по праву ли флот использует навигационные объекты на территории Украины, продолжаются уже длительное время. Неправомерное вмешательство местных украинских судов (речь-то идет о межгосударственных отношениях, а не о споре хозяйствующих субъектов) накалило обстановку вокруг некоторых объектов до взрывоопасной.

Но и здесь есть интересное развитие. Мы договорились привлечь к переговорам «свежие головы» — ученых, которые никогда не были заангажированы на флотскую тематику. Результаты их первой встречи обнадеживают.

В подобных ситуациях чрезвычайно важно не зарываться в юридических понятиях, а ответственно подходить ко всему комплексу отношений между Россией и Украиной, видеть его в исторической перспективе.

Вопрос: Может быть, России стоит просто предложить повысить арендную плату за свой флот?

Г.Б.Карасин: В настоящее время арендная плата составляет около 98 млн долларов в год. Эту сумму Россия списывает с государственного долга Украины. Такая схема оплаты завершается в 2017 году. Понятно, мы готовы конструктивно и гибко рассматривать различные условия дальнейшего пребывания своего флота на территории Украины, максимально учитывая при этом интересы Украины во всех областях.

Вопрос: Но на все заявления с российской стороны Украина дает один и тот же ответ: вопрос о выводе российского флота после 2017 года решен окончательно. Что остается делать России?

Г.Б.Карасин: В слове «окончательно» перевешивает трагическая предопределенность. В наших двусторонних отношениях, несмотря ни на что, остаются возможности для более оптимистичных ожиданий.

Журнал «Огонек».


 Г.Б.Карасин о ситуации в переговорах о Черноморском Флоте РФ

«Огонек»