Давайте рожать

Президентом Европейской педиатрической ассоциации избрана женщина — член-корреспондент РАМН Лейла Намазова-Баранова

600Rozat

Такого никогда не было: впервые президентом Европейской педиатрической ассоциации избрана женщина. И впервые представитель России — член-корреспондент РАМН Лейла Намазова-Баранова.»Российская газета» гордится этим избранием: ведь Лейла Намазова-Баранова постоянный автор, эксперт «РГ», участница многих редакционных акций. А еще красивая, элегантная женщина, мама двоих детей, любящая и любимая жена.

У Лейлы все с отличием. С отличием когда-то закончила московскую спецшколу. С отличием завершила учебу на педиатрическом факультете Второго московского медицинского института имени Пирогова. Умудрилась в годы студенчества на факультете общественных профессий освоить две смежные специальности: переводчика французского языка и журналиста. А когда училась в клинической ординатуре, собрала материал для кандидатской диссертации и защитила ее сразу по двум специальностям — «педиатрия» и «аллергия и иммунология».

И докторская опять же по двум этим специальностям. Тема научных интересов Лейлы самая злободневная: проблемы аллергии у детей, борьба с бронхиальной астмой. Изучение механизмов развития социально-значимых болезней у детей, разработка и внедрение в практику новых организационных, профилактических, лечебных и реабилитационных технологий.

Многие годы связывают Лейлу Намазову-Баранову с Научным центром здоровья детей РАМН — она директор НИИ профилактической педиатрии и восстановительного лечения. Два года назад Лейла стала членом-корреспондентом РАМН. Она хорошо знакома с отечественным и зарубежным опытом педиатрической помощи. Корреспондент «РГ» не однажды был свидетелем международных встреч педиатров и не понаслышке знает, как авторитетна, почитаема наша Лейла, свободно говорящая на английском и французском языках.

Педиатром не каждый может быть. Тут, кроме профессиональных знаний, требуются особые душевные качества. И этим даром Лейла владеет. Да, она занята с утра до позднего вечера. Да, у нее масса всяческих званий, должностей. Но не было случая, чтобы она отмахнулась от просьбы помочь ребенку…

Свое первое интервью в новом статусе Лейла Намазова-Баранова дала «Российской газете».

Что нужно сделать педиатрам Европы, чтобы медицинская помощь детям была более эффективной?

Лейла Намазова-Баранова: Сейчас в Европе существуют разные системы оказания педиатрической помощи. Чисто педиатрическая. При ней всеми проблемами здоровья ребенка до его совершеннолетия занимается педиатр. Это наша — российская система. Далее общая. При ней детей, как и других членов семьи, наблюдают врачи общей или семейной практики. Наиболее яркий пример — здравоохранение Великобритании. И смешанная. При ней первые несколько лет жизни ребенком занимается педиатр, затем — врач общей практики. Так работают большинство стран Европы.

У каждой системы есть очевидные преимущества, как медицинского, так и экономического порядка. Но есть и недостатки. Еще в 2009 году, во время организованного в Москве европейского конгресса педиатров, нами был проведен «круглый стол» по обсуждению различных систем детского здравоохранения. На нем именно российская система была признана наиболее «ребенок-ориентированной», наиболее гуманной по отношению к ребенку. Мы должны по-новому оценить европейские системы детского здравоохранения, выделить лучшие черты каждой из них, и по возможности гармонизировать их.

Современный мир бросает много вызовов нам, детским врачам. И продолжающийся экономический кризис вносит свой негативный вклад. Но уверена: европейское педиатрическое сообщество должно активнее отстаивать интересы наших пациентов, помогая национальным министерствам сформулировать предложения по оптимизации медицинской помощи детям.

Какие достижения современной педиатрии вы считаете наиболее значимыми?

Лейла Намазова-Баранова: Начну с технологий. Иногда захватывает дух от тех диагностических возможностей, которые представляет нам современная техника. Увидеть бронхи и бронхиолы, сосуды, бьющееся сердце, проводящие нервные пути, улитку среднего уха и многое другое на экране томографа, — теперь не мечта, а реальность педиатра. Прогнозировать будущие сосудистые катастрофы, оценив эластичность сосудистой стенки, педиатры могут сегодня и сейчас. И таких примеров масса!

Умопомрачительные примеры эффективности новых лечебных и реабилитационных технологий — новые генно-инженерные препараты, новые восстановительные комплексы, которые позволяют поднять с кровати и вернуть к активной жизни многих инвалидов. И это шанс социализировать или вернуть обществу тех, кто будет работать, защищать страну, создавать семьи и рожать детей завтра. Вопрос не столько в оснащенности учреждений здравоохранения, сколько в подготовке педиатрических кадров, способных использовать новые диагностические, лечебные, реабилитационные технологии в реальной клинической практике.

Далее, глобализация и космополитизм медицины вообще и педиатрии, в частности. Ну, кто из нас мог предположить еще вчера, что распространение и доступность информации будут в современном мире столь высоки, и что мы, врачи, будем практически одновременно узнавать о последних новостях медицинской науки и практики, независимо от того, в какой стране мира это открытие сделано. Клинические рекомендации или протоколы ведения пациентов перестали быть учрежденческими или региональными, они давно стали национальными или международными. Сегодня мы все должны работать по единым стандартам, чтобы обеспечить пациентам равный доступ к медицинской помощи высокого уровня, независимо от того, где они проживают, — это еще одна наша общая задача.

600Rozat2

Наконец, идея неразрывной связи здоровья ребенка с его развитием. Не случайно, головной педиатрический институт США в системе Национальных институтов здоровья (так сказать, побратим Научного центра здоровья детей РАМН) — это Национальный институт здоровья и развития детей — National Institute of Child Health and Development NIH. У американцев этот подход вынесен в название, а у нас реализован в повседневной практике: всеми пациентами в НЦЗД занимается целая команда педиатров и психологов-педагогов, осуществляя комплексное медико-психолого-педагогическое сопровождение каждого ребенка.

Проблем много, но пути их решения тоже известны. А главное — у нас нет другого выхода, кроме как решить их наилучшим образом. Ведь дети — это 20% нашего общества, но это 100% нашего будущего!

Как станете совмещать деятельность президента Европейской педиатрической ассоциации с полноценной работой заместителем директора центра здоровья детей?

Лейла Намазова-Баранова: На ум приходит лишь латинская пословица: Debes ergo potes — Должен — значит, можешь. Мой любимый Научный центр — это мое основное место работы, а Европейская педиатрическая ассоциация — общественная нагрузка.

Ирина Краснопольская

Опубликовано в РГ  21 июня 2013 г.

http://www.rg.ru/2013/06/21/pediatori.html

________________________________

Дополнение:

Наталья Римашевская, членкор РАН:

— Самое печальное, что сейчас мы начали пожинать плоды бедности в России — за последние годы резко ухудшилось здоровье населения. Больными рождаются или заболевают сразу после рождения около 40 процентов детей. До 1992 года больными появлялись на свет 12 процентов малышей. Как говорится, почувствуйте разницу.

Этой теме сегодня «Российская газета» посвятила статью «В пользу бедных», которая опубликована на страницах 1 и 11. Одна из главных причин — неполноценное питание родителей, особенно матерей. Более 40 процентов беременных женщин страдают анемией — а это маркер бедности. До 1992 года мамочек с малокровием было не более 15 процентов. И по идее социальная политика должна быть ориентирована на то, чтобы обеспечить полноценное питание матерей хотя бы на время беременности и вскармливания малыша.

Много говорится о том, что страна стала сохранять и выхаживать рано родившихся и слабых детей, строятся «инкубаторы» для них, а куда важнее создать условия, чтобы изначально дети рождались здоровыми и давали здоровое потомство. Уже доказано: у нас сейчас каждое последующее поколение намного слабее предыдущего. Это ведет и к росту инвалидизации населения, далеко не все больные дети способны реабилитироваться в течение жизни, многие становятся инвалидами. И к росту бесплодия.

Для того чтобы спасти страну от бедности, нужна государственная политика, направленная в первую очередь на повышение заработных плат. Чуть ли не каждый пятый россиянин имеет доход ниже прожиточного минимума или на грани с ним.

При этом у нас ежедневно расширяется спектр платных услуг. Уровень прожиточного минимума при этом практически не повышается, а минимальная зарплата ниже, чем он. Люди в итоге должны выживать в этих рамках. И если при тех же минимальных доходах им приходится больше тратить денег на социальные услуги, значит, они будут экономить на еде. И эту проблему нельзя решить введением пособия в несколько тысяч рублей на маленького ребенка. Надо дать возможность его родителям работать и зарабатывать.

bednost3

Огромная проблема — расслоение общества. Разница в доходах 10 процентов самых бедных и 10 процентов самых богатых в России достигает 20 раз, а, например, в Москве, по некоторым оценкам, 50 раз. Для сравнения: социальная хартия Евросоюза не попускает кратность выше 7 раз.

У нас перекос произошел в период первичного распределения собственности. Теперь, по идее, нужно сделать перераспределение. Это не значит, все отобрать и поделить, но есть такие механизмы, как прогрессивная шкала подходного налога, как дифференцированный подход к страховым взносам в социальные фонды, как ограничение «бонусов» управленцам. Они помогли бы выравнять ситуацию в обществе, изменить политику оплаты труда, решить многие соцпроблемы.

Подготовила Марина Грицюк

http://www.rg.ru/printable/2013/06/21/golova.html