ЧТО НАМ ГРЯДУЩЕЕ ГОТОВИТ?МЫ-2026

24.08.2016-proxy.imgsmail.ru

 

Прогнозы — дело неблагодарное, если относиться к ним именно как к прогнозам.

LiveJournal предлагает другую модель.

Мы начинаем цикл публикаций о России, которая нам нужна через десятилетие.

То есть мы, наши эксперты, не столько строим прогнозы, сколько обозначаем цели.

******

LiveJournal поинтересовался, какой видит экономику России президент Международного фонда инвестиций, бывший глава Госплана СССР Владимир Щербаков.

Бывший глава Госплана не видит будущего России в 2026 году

1.08.2016-XOA7Dw8YipxR8q0AjuGOyCRMlVAMuwNN

 

Сейчас у нас в стране такой период, что невозможно сказать, что будет через год, не говоря уже о том, что будет через 10 лет. Это гадание на кофейной гуще. Очень многое, если не сказать — все, зависит от того как сложится ситуация в российско-американских отношениях, прежде всего по двум вопросам — Сирии и Украины.

Ведь любое серьезное движение, направленное на усиление санкций в отношении России, окажет негативное влияние на экономику. А это значит, что денег в бюджете будет не хватать. У нас пока много разговоров, много замечательных планов по развитию производства, но кроме Оборонно-промышленного комплекса, ни в каких других секторах экономики серьезных подвижек нет. А ведь именно от того как будут все эти замечательные планы реализованы, зависит будущее России.

Экономическая ситуация в стране складывается не лучшим образом, поэтому давно пора провести ревизию начатых проектов. Даже Счетная палата говорит, что в стране много начатых проектов, финансируемых государством, при этом количество замороженных, незаконченных проектов только возрастает. Надо завершить эти проекты, и новых не открывать. У нас нет такого количества населения, которое справится со всеми этимми проектами. Кроме того, надо вспомнить ошибки, допущенные СССР и попытаться их не повторять. В частности, проект Хрущева по освоению целины. Вместо того, чтобы модернизировать существующий аграрный сектор в Центральной России, Украине и Белоруссии, было принято решение распахать степи в Казахстане.

В итоге аграрный сектор в России просто перестал существовать. У нас даже импортозамещения полного так и не произошло. Тоже самое  у нас может случиться и в сырьевом секторе. Мы вкладываемся в освоение новых месторождений, хотя на старых технологически добываем лишь 40% нефти. 60% остается в месторождениях, но это месторождение считается уже отработанным.

Сегодня технологическую базу сырьевого сектора надо сильно укрепить, потому что по оборудованию, по новым технологиям мы очень далеко отстали от всего мира. Более того, при освоении новых месторождений много средств уходит на необходимую инфраструктуру. А старые поселки у нас превращаются в забытые, нелюдимые места. Поэтому надо модернизировать то, что уже есть. Надо ценить существующее, в противном случае мы можем вкладываться везде и всюду, но лет через десять так ничего и не получить.

Финансовый омбудсмен о России через 10 лет

14.04.15-Дев.имедведь.original

 

Если есть цель, средства найдутся, считает Павел Медведев, финансовый омбудсмен.

Для меня это очень провокационный вопрос, потому что в 1972 году под влиянием Амальрика, который написал брошюрку «Доживет ли Советский Союз до 1984 года», я с группой экономистов попробовал ответить на этот вопрос.

Весь 1972 год мы работали и к декабрю нашли ответ — до 1984 СССР доживет, а до 1989 года — нет. Конечно, чуть-чуть промахнулись. Но для 1972 года это всё же промах не очень сильный. Сейчас задается похожий вопрос.

Не знаю… Не знаю, какой будет Россия. За десять лет может произойти все что угодно. Если развитие событий будет идти ровно такое же, как сейчас, то через 10 лет не будет ничего. Очень сильно ухудшается состояние общества, разбегаются врачи. 50 тысяч человек младшего медицинского персонала за год ушли с работы. Даже в масштабах такой большой страны, как Россия, это очень большая цифра. Это значит, если небогатый человек, который находится в трети бедных, заболел, то у него никакого способа вылечиться нет, даже если его болезнь не очень серьезная. Это будет очень сильно накапливаться.

Когда начались события, связанные с Крымом, начались санкции — Россия на себя, Запад на нас, я выступал на различных радиоэфирах и возражал против самобичевания, против санкций. Это встречало бурю негодования слушателей, все называли меня предателем. Теперь среднестатистический звонок от слушателя это ругань в адрес начальства. Если все будет так и дальше развиваться, боюсь предсказать, что будет через 10 лет, — будет трудно.

С другой стороны, не было бы счастья, может несчастье поможет? Те люди, которые понимают, что происходит, частенько делают довольно смелые заявления. Например, министр финансов или министр экономики. Недавно первый заместитель министра Татьяна Нестеренко сделала резкое замечание — казалось, хоть стой, хоть падай. Она заявила, что денег хватит лишь только на год. Почему они такие вещи говорят? Я Татьяну хорошо знаю, но не видел ее давно, и переспросить не могу. Думаю, что она это говорит, так как не хочет, чтобы это стало реальностью.

С ее точки зрения, для того чтобы жизнь у нас осталось через 10 лет, а еще лучше на 100 лет — нужно что-то делать. Вот она прямо и говорит — если будет что-то сделано разумное, то все может быть еще хорошо. Мне кажется, еще можно сделать что-то разумное. Когда СССР начал совсем разваливаться, в 1989 году уже ничего нельзя было сделать — поезд ушел. А сейчас еще не ушел. Чем больше мы своими опасениями будем беспокоить большое начальство, настораживать его, тем больше вероятность того, что что-то положительное произойдет.

 Михаил Делягин считает, что через 10 лет Россия будет страной возрождения

2.11.14-fotofa_lori_158

 

Главным содержанием десятилетия станет мучительное избавление от либерализма — идеологии, подчиняющей государство не народу, но глобальным монополиям (с превращением его в инструмент этих монополий по разрушению своей страны).

Либеральная социально-экономическая политика, заимствованная из 90-х и разрушающая страну искусственным «денежным голодом», произволом монополий и ликвидацией социальной сферы, поставит нас на грань новой Смуты уже осенью 2017 года. Однако во многом благодаря «фактору Путина» Россия сумеет переориентировать государство с разрушения страны на ее созидание и вернуться от либеральных реформ к уже полузабытой нормальности.

Этот процесс будет болезненным. Успехи будут сопровождаться тяжелыми ошибками и отчаянной политической борьбой, в результате чего нормализация затянется на 2018-2019, а отлаживание нового государства займет 2020-2021 годы.

Россия будет выходить из кризиса, вызванного либеральной политикой ее разрушения и разворовывания, за счет комплексной модернизации инфраструктуры, ограничения финансовых спекуляций, произвола монополий и коррупции, разумного протекционизма (на уровне хотя бы Евросоюза), возврата к мировой практике прогрессивного налогообложения дохода, имущества и наследства (что выведет из пенсионного кризиса) при снятии налогового и бюрократического пресса с бизнеса, гарантировании права на жизнь (в виде реального прожиточного минимума и натуральных льгот для всех, кому не хватает денег на их оплату), восстановления здравоохранения и образования как систем созидания нации, а не ее разграбления и уничтожения.

Срыв мира в глобальную депрессию и распад основных рынков на макрорегионы обострит международную конкуренцию и переведет ее в хаотичную «войну всех против всех» в стиле межвоенного периода. Внешнее напряжение выдрессирует государство и повысит его эффективность, заставит перейти к массовому использованию дешевых и простых, но сверхпроизводительных «закрывающих» технологий, созданных еще в недрах советского ВПК и сдерживаемых в нашей стране бюрократией, а в мире монополиями.

Вынужденное использование этих технологий для компенсирования отрицательных климатической и (вначале) управленческой рент преобразит Россию: струнный транспорт обеспечит доступность даже самых удаленных северных районов, технологии локального производства электроэнергии и разумная организация энергетики и ЖКХ резко снизят издержки и повысят комфорт, новые технологии здравоохранения и педагогики продлят жизнь, сделают ее более разумной и насыщенной.

Россия станет мощной, целостной и компактной на мировом фоне высокоорганизованной экономикой с высоким уровнем и качеством жизни.Напряженность с Западом, новое освоение Сибири и Севера приведет к переносу столицы пусть и не в Енисейск (о чем я писал в 2010 году), но в Красноярск как в центр России.

Общее трудное дело унифицирует образ жизни, снизит этно-конфессиональную дифференциацию и напряженность, обогатит основу нашей цивилизации — русскую культуру.

Страна воссоединится с Белоруссией, Казахстаном и Украиной (где сохранит остроту проблема денацификации), будет контролировать рынки товаров и капитала Восточной Европы, Греции, Турции и Средней Азии, обладая там сильным политическим влиянием. Мы переживем напряженность с Китаем, вызванную его внутренним кризисом (из-за перехода от экстенсивного развития к интенсивному и предательства воспитанного Западом менеджмента) и попыткой чрезмерной экспансии в Россию, и войдем с ним в стратегический союз. Вместе с объединенной Европой, Великобританией, Индией и Японией Россия будет сдерживать глобальное противостояние Китая и США, а также давление базирующихся в них глобальных корпораций.

К 2026 году эта первичная модернизация, преобразив Россию, исчерпает свой потенциал и породит новые проблемы.

Рост производительности труда приведет к формированию значительной социальной группы, ушедшей из реальной жизни в виртуальную реальность и в силу достижения минимума комфорта не желающей возвращаться обратно даже в условиях отчаянной потребности в рабочих головах и руках (потребность будет расти по ходу модернизации и освоения Сибири и Севера).Приближение комфортности сельской жизни к городской потребует значительных инвестиций в село, что вызовет недовольство горожан.

К 2026 году по всем мало-мальски значимым вопросам будут проводиться молниеносные референдумы через смартфоны. Значительная часть граждан каждый раз заново будет делегировать свои голоса тем, кого они считают профессионалами в решаемых вопросах: по образованию — педагогам, по медицине — врачам и так далее. Результат голосования будет рекомендательным, но «проблемой 2026 года» может стать растущее требование сделать его обязательным — с радикальным урезанием госаппарата. Против будут опасающиеся диктата некомпетентных, манипулируемых и безответственных масс, а также лишающаяся работы бюрократия.

Однако до этих и многих других проблем нам еще надо дожить.

Михаил Хазин: Россия станет центром одной из валютных зон

22.05.2016-Россия-img1759m

Есть два основных сценария того, что может произойти с Россией в ближайшие 10 лет: пессимистический и оптимистический.

Пессимизм первого сценария, в случае отсутствия президентской воли к переменам, простирается вплоть до распада России. В этом случае восточная часть страны до Урала будет контролироваться Китаем, а центральная и южная части — исламским миром.

Что будет с западной частью России, вообще непонятно, потому что неясно, что будет с Европой. Но в любом случае, мы повторим тот же путь развала, что и Советский Союз.

Но об этом и думать не стоит.

Оптимистический сценарий возможен при условии распада долларовой системы. А это практически неизбежно. В мире образуются валютные зоны, которые будут обеспечивать приток инвестиций на локальных территориях через эмиссию региональных валют. В этом случае Россия станет центром одной из валютных зон, а ее экономика перестанет зависеть от нефтесырьевого сектора и будет держаться на трех китах.

Первый — сельское хозяйство, состоящее из крупных хозяйств артельного типа и обеспечивающее значительную часть населения.

Второй кит — крупные высокотехнологичные предприятия, которые будут заниматься оборонным комплексом. Военная отрасль России к 2026 году имеет все шансы стать полностью независимой от импортных компонентов.

Третий кит — смесь инновационного машиностроения в малых компаниях, объединенное с образовательными технологиями. При этом массового производства машин, за исключением оборонки, в России не будет. Для развития этих отраслей нам не потребуется привлекать мигрантов, потому что инновационное машиностроение и сельское хозяйство будут сосредоточены в малых городах.

Добавлю, что в условную «нашу» зону, зону экономического сотрудничества, кроме России, будут входить страны Восточной Европы, Средней Азии, Турция, возможно, Греция, Япония, Объединённая Корея и Вьетнам.

24.08.2016

Источник

http://www.livejournal.com/media/587408.html