Виват, король, виват!

Виват, король, виват!

 

70 лет назад родился XII чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов

Нынешний депутат Государственной Думы много лет царил на шахматном Олимпе.

**********

Это притом что знаменитый Михаил Ботвинник однажды сказал о юном Карпове: «Очень жаль, но из Толи ничего не получится». «Уральский самородок» выиграл бесчисленное количество турниров, и немало именитых мастеров падали перед ним ниц. У него –отменные техника и тактика. Плюс – железные нервы, благодаря которым он с честью выходил из самых сложных ситуаций.

Так бывало, в частности, в исторических сражениях Карпова с Виктором Корчным. Впервые в борьбе за высший титул они схлестнулись в 1974 году. Оба сражались за право сыграть с чемпионом мира, американцем Робертом Фишером. Тогда они были представителями СССР, но считалось, что в Кремле благоволят к более молодому и перспективному Карпову. Ему –23, соперник – на два десятилетия старше, то есть второй годился первому в отцы. Но никаких «родственных» чувств между ними не было – шахматисты сражались друг с другом яростно, если не сказать, ожесточенно. В итоге с минимальным счетом победил Карпов.

В борьбе за шахматную корону он должен был встретиться с Фишером, но тот неожиданно отказался от матча, и советский шахматист был увенчан лавровым венком. Однако победа без борьбы не доставила удовольствие парню из Златоуста, ибо он был готов к сражению с американцем.К тому же желал отомстить за своего соотечественника Бориса Спасского. Тот, находясь в ранге чемпиона мира, был разгромлен Фишером в 1972 году в матче, проходившем в Исландии.

«Весь мир считал, что у Фишера преимущество, но я так не думал, – вспоминал Карпов. – А уже в следующем, 1976 году, я набрал уверенности, сил, очень быстро прогрессировал. И думаю, что в 1976 году у меня уже был определенный перевес. Хотя когда начались переговоры о матче (Карпов хотел подтвердить свое звание в честной борьбе – В.Б.), министр спорта Павлов спросил: «Анатолий Евгеньевич, ну зачем вам это надо? Фишера уже нет, вы чемпион мира. Зачем вытаскиваете его из подпола? Вы гарантируете, что выиграете?» Я говорю: «Сергей Павлович, я гарантировать не могу. Но считаю, что у меня шансы лучше. Хотя спорт есть спорт». Он спрашивает: «Тогда зачем вам это надо?» «Из любви к шахматам», – ответил я».

Карпов и Фишер почти договорились о матче и в 1977 году, но все опять сорвалось. Об этом рассказывал Карпов, правда, не уточнив, по какой причине это произошло. Быть может, «наверху» боялись за него, но он явно не боялся американца. А вот представителя СССР он мог вполне опасаться…

В 1978 году, когда судьба снова свела Карпова и Корчного, многое изменилось. Они уже стояли по разные стороны политических баррикад – Чемпион мира Карпов считался истинно советским человеком, патриотом. Претендент Корчной, напротив, был презираемым диссидентом, эмигрантом:после турнира в Амстердаме он попросил политическое убежище в Голландии.

Против Корчного, который в советских шахматных кругах получил прозвище «злодей», была развернута мощная пропагандистская кампания. В советской прессе его называли «шахматным власовцем», «предателем», «иудой». В «Советском спорте» было опубликовано письмо, под которым стояли подписи многих известных шахматистов СССР В нем, в частности, говорилось: «…Встречаясь с Корчным за шахматной доской, многие из нас не раз сталкивались с проявлением его зазнайства и бестактности. Многое прощалось Корчному, щадилось его болезненное самолюбие, а эта терпимость, видимо, воспринималась им как должное. Теперь, попросив защиты от надуманных преследований у голландской полиции, Корчной свои мелкие личные обиды пытается возвести в ранг международных проблем…»

На стороне «уральского самородка» были молодость, талант, поддержка огромного государства. Корчной был гораздо старше, опытнее. Его подогревала ярость, невероятное желание победить – не только Карпова, но и в его лице всю коммунистическую систему, сделавшую его изгоем.

Вспоминаются ироничные строки барда Леонида Сергеева:

Вот, справа, он – кумир всего народа,
Пьет лишь кефир в ответственный момент!
Вот, слева, он – без племени, без рода,
С презрительным названьем – «претендент…»

В интервью после матча 1978 года в филиппинском Багио Карпова спросили: «Тяжело ли далась вам победа?» Ответ его был эмоциональным: «Не то слово! Весь матч – подчеркиваю, весь – проходил в исключительно упорной борьбе и был очень интересным. Следует отдать должное Корчному: при счете 1:4 любой сломался бы, а он – нет. Помню, как в один из критических для меня моментов я не мог уснуть до трех-четырех часов утра, в голове крутились дебютные позиции. Вдруг в некой полудреме мне является вариант, где я получаю перевес…»

Карпов говорил, что «матч в Багио – самое склочное, самое скандальное соревнование из всех, в которых я когда-либо принимал участие». Действительно, там было много скандалов, обвинений, подозрений. Корчной, к примеру, был уверен, что против него использовались способности известного медика и гипнотизера Владимира Зухаря. К тому же претендент уверял, что в его комнате были расставлены «жучки» и камеры, и все его разработки становились известны сопернику.

Карпов, в свою очередь находил изъяны в поведении соперника: «Корчной мешал мне думать! Когда шли мои часы, он строил рожи, фыркал. Но самое отвратительное – принимался скрести ногтями по столу. Некоторые, и я в том числе, не переносят этот звук».

Стоит отметить, что шахматисты в моменты наивысшего напряжения, становятся чересчур чувствительными и капризными. К примеру, Фишер во время матча со Спасским придирался к свету в зале. Тигран Петросян в поединке с Корчным дрыгал ногой и тряс стол, чем несказанно разозлил соперника. После того матча в Одессе они уже никогда друг с другом не разговаривали.

А вот пример – сравнительно недавний. В 2006 году во время матча за звание чемпиона мира болгарский шахматист Веселин Топалов обвинил россиянина Владимира Крамника в слишком частом посещении… туалета. По мнению первого, второй в интимной комнате пользовался подсказками компьютера.

Но и сам Топалов отнюдь не был пай-мальчиком. Считалось, что он пользуется подсказками своего менеджера Сильвио Данаилова, который делал это с помощью системы знаков. Но это болгарину не помогло. Матч закончился вничью и по условиям поединка был назначен тай-брейк, принесший победу россиянину.

Вернемся к матчу в Багио.Тягостная обстановка вокруг матча не могла затмить самой игры – соперники были великолепны, но все же чуть лучше – Карпов. Его победа была заслуженной, на всем протяжении матча он лидировал и допустил сбой лишь на коротком отрезке, когда его соперник невероятным усилием сравнял счет. Однако в самый ответственный момент Карпов превратился в монолит, о который разбилась мощь Корчного.

Спустя три года после Багио два «К» встретились снова – на этот раз в итальянском Мерано. Но упорной борьбы на сей раз не получилось – Карпов выиграл матч за звание чемпиона мира с разгромным счетом 6:2. После матча Корчной откровенно признался, что его соперник был намного сильнее.

Они встречались и позже на различных турнирах, и в большинстве случаев побеждал Карпов. Очередное сражение разгорелось на турнире в Брюсселе в 1986 году. И Карпов, и Корчной ходили по острию ножа, но все же в один из моментов «злодей» допустил решающую ошибку. «Посмотрев на доску, он понял, что сделал не тот ход, после чего я получаю огромное преимущество, – рассказывал Карпов. – Какова была его реакция? Он скинул все фигуры с доски, крикнул мне что-то обидное и убежал. В пресс-центре шла автоматическая трансляция. И тут на экране с нашей доски слетают все фигуры. Люди не понимая, что произошло, ринулись в зал,а навстречу им бежит Корчной. Но это был единственный раз, когда у нас с ним возник конфликт. Потом мы играли в Голландии, и у нас уже были нормальные отношения. Мы там даже пару раз в бридж сыграли…»

Карпов, всегда тактичный и интеллигентный, несмотря на сложные отношения с Корчным, отдавал ему должное. Он считал, что соперник заслужил право стать чемпионом мира. Однако судьба оказалась к нему не благосклонна.

«Значительную часть своей шахматной жизни он боролся с более молодыми Спасским и Талем, затем с Петросяном, который был чуть постарше. Потом чемпионом мира стал Фишер. Когда же Фишер ушел с шахматной арены, Корчной посчитал, что преград к заветному титулу практически не существует. Но вдруг появился Карпов – шахматист на 20 лет моложе, который окончательно перечеркнул шансы на титул…»

По мнению Карпова, «Корчной всю свою жизнь посвятил шахматам и сделал для них очень много. Это был шахматный человек».

Таким же шахматным человеком, впрочем, был и Карпов. За него переживали миллионы людей во всем мире, но главным болельщиком был Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. После матча в Багио он отправил Карпову поздравительную телеграмму.В Москве Карпова, защитившего звание чемпиона мира, ждал торжественный прием в Кремле. Победителю дали слово и он сказал, что старался оправдать доверие страны. На что Брежнев остроумно заметил:

«Ну да, старался, а мы тут при счете 5:5 за сердце хватались!»

…В 80-х годах на шахматном горизонте появился новый талант – Гарри Каспаров. Со временем стало ясно, что именно он становится главной угрозой для чемпиона мира. Наверняка и Карпов с тревогой наблюдал за восхождением бакинца и понимал, что в грядущей встрече с ним может произойти все, что угодно.

Однако Карпов сразу захватил инициативу в том, как его называли, безлимитном – до шести побед – матче. Под яркое сияние ламп Колонного зала Дома Союзов чемпион мира постоянно теснил позиции претендента. После 9-ти партий он выигрывал с ошеломляющим счетом 4:0. Пошли разговоры о скором окончании матча…

Юный претендент – Каспарову был всего 21 год – проявил потрясающую стойкость. Неудачи не только не сломили его, а, наоборот, закалили. Правда, после 17-ти ничьих Гарри уступил еще в одной партии, и, казалось, счет 0:5 лишает его всяческих иллюзий. Однако он отчаянно сражался и, наконец, победил в 32-й партии.

Наступила новая серия ничьих, после которых претендент нанес мощный удар сопернику в 47-й партии. И тут же, на волне успеха одержал еще одну победу. Счет стал 5:3 – преимущество по-прежнему было на стороне Карпова, но он казался очень утомленным. Впрочем, и Каспаров потерял много сил…

И вдруг, как гром среди ясного неба, в феврале 1985 года прозвучало сообщение о том, что президент ФИДЕ Флоренсио Кампоманес распорядился прекратить матч. Официальная причина – беспокойство о здоровье шахматистов. И это притом, что и Карпов, и Каспаров выражали желание продолжать поединок. Можно было сделать перерыв, чтобы соперники отдохнули, успокоились. Но решение было твердым. И вовсе не спортивным, а политическим…

Спустя много лет Карпов утверждал, что у него украли победу: «Серьезным образом вмешался Алиев (отец нынешнего президента Ильхана Алиева, первый заместитель Председателя Совета Министров СССР Гейдар Алиев – В.Б.). Конечно, если бы не его вмешательство, матч был бы доигран, и я думаю, что я довел бы его до победы. Но, к несчастью, в тот момент, когда прекращали матч, генсек Черненко пережил клиническую смерть. Считали, что вот-вот он уйдет в мир иной, и опять надо будет делать перерыв, потому что страна будет в глубоком трауре. Все эти поводы были использованы. Кампоманес был абсолютно зависим, потому что его сын бесплатно учился в Ленинграде. Поэтому, когда на него надавил министр спорта Марат Грамов, которому дал указание Алиев, Кампоманес сдался».

Если бы не это, по мнению Карпова, в 1985 году пришлось бы сдаться Каспарову. Однако история пошла по другому пути. Впрочем, это – дела давно минувших дней, которых у нынешнего политика было гораздо больше светлых, чем темных.

Верится, что так будет и в дальнейшем. С юбилеем вас, Анатолий Евгеньевич! Здоровья, новых творческих и политических успехов!

Специально для «Столетия»

 Валерий Бурт

24.05.2021

http://www.stoletie.ru/sozidateli/vivat_korol_vivat_298.htm

Виват, король, виват!