Вершины власти дурно пахнут

10.04.2014-gostnomera

От редакции сайта.

Есть знаковые личности в политической системе любой страны, имеющие иной взгляд на происходящие процессы и информированные по многим вопросам принятия законодательной и исполнительной властью тех или иных решений. Таким человеком в Литовской республике является член Сейма (депутат от партии «зелёных») Линас БАЛЬСИС. Интервью с ним проведено  “Литовским курьером”.  Для наших читателей оно может быть полезно.

****

Мы брали интервью у члена Сейма Линаса Бальсиса. Параллельно журналисты, пляшущие под дудку заказчика, формировали о нем негативное мнение: маргинал, очернитель, противник энергонезависимости Литвы от России, агент Кремля и замкнутая, угрюмая личность.

Нам, к счастью, так не показалось. Наоборот: с Бальсисом можно откровенно обсуждать любые темы.

— Социологи говорят: страна переживает кризис демократии. Интеллектуалы считают, что идет ресоветизация. Ваше мнение – уровень демократии в Литве схож с европейским, или же у нас с этим проблемы?

— Литва – государство европейское и демократическое. Мы уже 10 лет в Евросоюзе и НАТО, наша правовая система полностью гармонизирована с правовой системой ЕС…

Помимо прочего, это хорошо и тем, что чиновники не могут своевольничать, понимая – есть общеевропейские красные линии. Другое дело, что законы иной раз работают только на бумаге. Например, наша президент скорее желает все иметь в своих руках, нежели вести политический диалог с другими институтами власти. Это признаки авторитарного режима. Если присовокупить грязные сделки, то можно сказать: вершины власти в Литве плохо пахнут.

Я, депутат парламента, сталкиваюсь с этим лично. Например, недавно позвонили коллеги-журналисты и сказали, что получали определенные нехорошие сигналы от своих руководителей – мол, не надо с Бальсисом делать интервью. Увы, «все идет оттуда». Значит, и со свободой печати в Литве проблемы есть. Тем не менее мы – европейская страна, и нужно по этому пути идти дальше и более активно. Я не согласен с волной евроскептицизма, порожденной ситуацией вокруг референдума о продаже земли иностранцам. Думаю, это для Литвы опасно.

Потому что мы находимся в такой геополитической точке мира, где нейтралитет исключен, это опасно – мы можем очутиться либо в роли Крыма, либо в роли лукашенковской Беларуси. И власть будет делать все, что хочет. Более того: нам необходимо быть в хороших отношениях с Польшей, главным партнером в ЕС, большой соседкой. Только кооперируясь с Варшавой, Литва может чего-то достичь в Евросоюзе. Например, в энергетике. Польша, кстати, нас защищает как член НАТО.

Спасибо пятилетней президентской политике – отношения с Варшавой намного ухудшились. На данный момент в Сейме мы делаем какие-то попытки их улучшить: появляются новые законы, решаются проблемы, которые давно нужно  решить. Думаю, бессмысленно поднят шум вокруг польских имен и табличек. Это действительно мелочи в сравнении с огромным значением Польши как государства-партнера. Эскалация таких мелочей неприемлема.

Знаете, в борьбе радикально настроенных польских политиков с политиками-радикалами из Литвы я вижу теорию заговора. Наши плохие отношения с Польшей выгодны только России. Она всегда стремилась нас разделять и нами управлять. Вспомните времена Rzeczpospolita. Сейчас я вижу те же попытки.

— Вы говорите как государственник, а вас называют агентом Кремля…

— «Зеленых» всегда называют агентами Кремля. Некоторые литовские политики боятся нашей правды. Когда речь заходит о Бальсисе-агенте Кремля, всегда парирую: или вы кладете факты на стол, и прокуратура ищет мои связи с Кремлем, или я подаю на вас в суд. Но никто никаких фактов не выкладывает. И мы знаем, почему – их не существует в природе.

Цель такого шельмования – усмирить всех, кто не согласен с мнением президента и партии консерваторов, сделать оппонентов врагами народа. Это старый провокационный ход, проверенный. В 1991 году в здании КГБ я нашел брошюрку, описывающую, как и куда нужно внедрять  агентов. К удивлению, вычитал, что агенты должны быть в самых ярых националистических организациях и кричать там громче всех. Когда слышу, что творится в стане сегодняшней оппозиции, у меня создается впечатление, что агентов Кремля нужно искать именно там. Кагэбэшная брошюрка работает, и за 20 лет в мире ничего не поменялось.

— Выходит, именно агенты Кремля хотят закрыть русскоязычные СМИ за иной спектр информации?

— Запретить – самый легкий путь, но не демократический. Если нарушен закон, об этом как раз нужно говорить и в рамках открытого диалога обсуждать проблему. Можно и нужно учитывать, что пишет ДГБ об использовании мягкой силы со стороны России. Но пусть будут устроены открытые дебаты, пусть ДГБ скажет, что есть факты. Но фактов опять нет – вот в чем проблема! Если мы будем так легко запрещать не совсем удобные и приятные для власти СМИ, мы станем не демократической страной – у нас появится цензура.

— Разве цензура исчезала? Она просто приняла извращенные формы. Например, умолчание. Вот опять молча правительство реанимирует литовский ядерный проект…

— С большим сожалением должен констатировать, что итоги референдума об отказе от атомной энергетики в нынешней ситуации полностью проигнорированы. В первую очередь, тон задала Даля Грибаускайте. И, по неофициальным данным, возможно, даже указала премьеру придерживаться этой же проатомной стратегии. Хотя премьер Буткявичюс вроде бы старался лавировать.

После референдума я представил Сейму проект резолюции, в котором было ясно сказано, что мы станцию не строим. И зарегистрировал 10 проектов, отменяющих законы, разрешавшие строительство. Проекты по сей день не попадают в повестку дня.

— Но что-то ведь происходит?

— Происходит то, чего мы не знаем. Я, член Сейма, член комиссии по энергетике, вице-председатель комитета по европейским делам, не причастен ко всяким поправкам стратегии. У меня практически о планах вообще нет никакой информации. Депутатов кормят слухами. Мол, ведутся какие-то переговоры на уровне предприятий Литвы, Латвии и Эстонии. Что появились какие-то новые предложения со стороны Hitachi. Но не более…

Переходит все мыслимые границы, на мой взгляд, и подписание общего меморандума парламентских партий о необходимости уделять больше средств и внимания обороне страны. Я с этим  документом полностью согласен и под ним подписался. И только потом узнал, что каким-то странным образом в меморандуме появились пункты о возобновлении атомного проекта и проекта поиска сланцевого газа. Коллеги из других партий тоже удивляются: упомянутые положения были заявлены практически в ультимативной форме.

Возобновление ядерного и газового проектов – это очень циничные политические заявления и огромное неуважение к литовским гражданам, которые давно и ясно высказали свое мнение.За такой реанимацией, думаю, тоже скрывается длинная рука президентуры и президента страны. То есть власть и не собирается выполнять решения состоявшегося референдума о строительстве АЭС.

— Означает ли это, что президент чувствует себя в состоянии сохранить пост на второй срок?

— У меня нет фактов, но, зная систему, уверен: пункты о ВАЭС и газе появились в соглашении по инициативе президента. Пусть она опровергнет, пусть скажет, что против! Но она не скажет – она уже поздравила всех с меморандумом! В Сейме работает комиссия по анализу энергетических проектов правительства Кубилюса. Открылись странные вещи: несколько сот миллионов литов ушли на консультантов и непонятно куда.

Извините, но это говорит о коррупции.На данный момент прокуратура проводит расследование по фактам растраты денег: по контрактам, консультантам и огромнейшим средствам, брошенным во время референдума на контрпропаганду. Надеюсь, расследование доведут до конца, и мы узнаем, кто виноват и сколько это нам всем стоило?! Вот вам факты: от властных верхов – борьба интересов, отсутствие здравого смысла, циничное нежелание мыслить интересами нации, открыто дискутировать и принимать решения, которые действительно Литве экономически выгодны.

— Вы говорите, цитируем: «Президент должен быть выше личных амбиций, а Литва нуждается в чистой политике». Но из уст первого лица звучит, цитируем: «4 года правления – это дорога прозрачности и справедливости». Ваш ход…

— Трудно сказать, что именно президент имеет в виду – пусть сама и отвечает.Но вся Литва видит: никакой прозрачности за 4 года не появилось, а, напротив, появилось больше туманности, интриг. Вспомним классический случай – дело Гайлюса и Гиржадаса. Не секрет, что президент напрямую звонила господину Гайлюсу, моему коллеге по Сейму, и давала указания уволить Гиржадаса. Это – прямое телефонное право и грубейшее нарушение всех законов и присяги президента. Но чтобы доказать факт нарушения присяги, нужно создать парламентскую комиссию. Попытки были, но не было политической воли для такого шага.

Другая скандальная история – дело об утечке секретной информации ДГБ. Кто-то слил информацию. ДГБ обратился в прокуратуру, и началось расследование, четко установившее, кто именно это сделал. Уже публично пишут:  одна из советников президента. Но к концу расследование как-то не подходит. На фоне предвыборной кампании дело замято. Никто не пишет и не говорит о нем, а советник дальше работает, правда, без права работы с секретной информацией. Но это профанация: просто-напросто поменяли описание должности, и теперь, оказывается, для главного советника уже не нужно разрешение на работу с закрытой информацией.

Делаются какие-то просто уму не постижимые поступки со стороны президента, а все молчат и всем хорошо. Политической воли в Сейме нет, потому что все полагают: Грибаускайте переизберут, с ней как-то придется жить, поэтому лучше не ссориться.Так что за 4 года появилось больше интриг и решений, которые, на мой взгляд, даже опасны для страны.

— Вы имеете в виду что-то конкретное?

— У нас есть исследования. Они обосновывают два пути: ядерный и безъядерный. Признано, что безъядерный больше подходит Литве: он дешевле, надежнее и перспективнее. Атомный проект может нормально работать только при условии нашего дальнейшего пребывания в системе российской передающей сети, в которой мы находимся де-факто. Лишь эта система может давать моментный резерв мощности для будущей ВАЭС. Грубо говоря, это очень невыгодно для Литвы – мы как бы на московском поводке.

Более того: шведы рассчитали, что Литву включить в энергетическую систему континентальной Европы с новой атомной станцией невозможно. И мне непонятно, почему результаты исследования держатся в секрете? На словах все говорят об энергетической безопасности. Однако делается все, чтобы страну еще крепче привязать к распределительной системе России! Я абсолютно не понимаю таких решений и не нахожу иного объяснения, кроме как коррупции или очень сильного лоббизма со стороны мировых атомных корпораций.

Мария ЛАРИЩЕВА

http://www.kurier.lt/