«Самое страшное — когда летели бомбы»

Говорят дети — беженцы с юго-востока Украины

20.10.14valeriy_100

Лера Болдина, 10 лет. Приехала из Макеевки Донецкой области

Три десятка детей, кого с мамами, а кого с бабушками, приютил в Ростове-на-Дону один добрый человек — Игорь Греков, предоставив им свой трехэтажный особняк на мажорном Вертолетном поле.

Ворота в этот дом всегда настежь — едут волонтеры, молодежные театры, при нас приехал казачий ансамбль. Стараются развлечь, отвлечь от беды, заставить забыть страх. Но в глазах детей уже поселилась память войны.

— Я плачу, потому что песню казачью услышала. Расстроилась. У нас в Макеевке тоже так пели. У нас хорошо так было, красиво. Я очень хочу домой. Мы не так давно приехали, с мамой, папой и братом. У нас не стреляли, но было слышно все. И каждый раз прислушивались и обсуждали: ближе, дальше?

А когда война закончится, хочу стать парикмахером, прически красивые люблю, я их сама могу придумывать!

20.10.14katy_150Катя Луговская, 6 лет. Приехала из Красноголовки Донецкой области

— У меня здесь бабушка, дедушка и брат Саша, двоюродный. Мы уехали из Красногоровки, потому что там бандиты. Они бомбили нас и наши дома. У нас там был большой дом. Он еще целый. Самое страшное — когда летели бомбы. Ночью сверкало на все небо. Мы спускались тогда в подвал. Сидели там всю ночь. Кровати там у нас нет, ложились прямо на доски. Мы уехали оттуда очень быстро, даже вещей не успели взять. Я взяла с собой только маленького мишку. У меня нет ни свитера теплого, ни сапог. Все осталось дома. Но мне не холодно. Очень переживаю по своей крестной. Она осталась дома. И мы не знаем, что с ней. Ведь там и сейчас бомбят.

20.10.14artur_150Артур Корнеев (справа), 6 лет. Приехал из Луганска вместе с братом.

— Мы уехали из Луганска, потому что там война. Там стреляют вот так — бах-бах! Мама мне сказала, что это салют. Но я знаю, что это не салют. Потому что все боятся и прячутся в подвал. И мы прятались тоже. Я собирался в первый класс. Но мы не пошли в школу, а поехали в Крым. Там у мамы живут друзья. Пожили у них, но потом мама сказала, что скоро будет холодно. И мы приехали сюда.

20.10.2014-600Сережа Чернышевский, 11 лет. Приехал из Первомайского Луганской области.

— Началась бомбежка, и мы все побежали в укрытие. Впереди бежала бабушка с Дианой на руках, ей три года. Мне оставалось совсем немножко, шагов пять, но тут рядом рвануло, и я упал. Потом бабушка сказала, что у меня осколок сквозь щеку прошел. Мне делали тут в Ростове операцию. Сейчас уже щека не болит, но шрам заметный.

Мы не знаем, сколько здесь будем жить и куда нам идти. Возвращаться боюсь. Но мы оставили дома кота и собаку. Их нельзя было брать с собой. Когда мы уезжали, собака Дара плакала. Мне 11 лет, но в школу 1 сентября я не пошел. Сказали, мне нельзя нервничать, может открыться кровотечение. Но теперь уже зажило, и скоро пойду. Хотя я стыжусь своих шрамов.

20.10.14danil_1_150Данил Батищев, 11 лет. Приехал из Иловайска Донецкой области.

— Мы жили в Иловайске в подвале. Я видел, как летели снаряды. Мы прятались у нас, к нам еще соседка прибегала, тетя Ира. На нашей Транспортной улице не осталось ни одного целого дома. Одни руины. У меня три сестры и два брата. Они плакать начинают, еще когда звук самолета слышат. Самому младшему, Егорке, два месяца всего. Я тут всех нянчу. Няня я. А так мастерить люблю, особенно «Лего». Детали всегда с собой ношу.

20.10.14-danil_150Данил, 5 лет. Приехал с бабушкой из Луганска

Данил молчит, не по-детски серьезный взгляд. Его бабушка рассказывает, что уезжать, разбивая всю семью, не хотела. Но Данил очень боялся бомбежек, перестал спать ночами, когда особенно часто были налеты. В конце концов дочь уговорила уехать, спасти сына. Оставили все, что есть: квартиру, родных детей.

Сын не захотел уезжать. Зять пошел в ополчение. И дочь пошла за ним. Помогает бойцам, готовит еду. Данил скучает по родителям, хотя бабушка постоянно пытается его занять. Но и у самой все внутри переворачивается от страха, от жалости, от ответственности за ребенка, тревоги за детей — у них нет ни копейки денег.

Сына за все время услышала по телефону лишь раз — даже счет пополнить не на что. И бабушка, и внук ждут одного — возвращения домой. Был бы только дом…

20.10.14_6fc1a97a20.10.12_9123179820.10.14_ce46f876

Текст: Лариса Ионова

Фото: Виктор Погонцев

http://www.rg.ru/2014/10/09/deti.html

На фотографиях — транспорт для беженцев в Россию.