Разве большинство литовцев – предатели Родины?

Разве большинство литовцев – предатели Родины?

 

От редакции сайта. Предлагаемый читателям материал в целом интересен откровениями бывшего гражданина Литовской ССР, пронёсшего,в частности,через всю свою жизнь миф о «советской оккупации», начисто отвергая результаты Советской  власти  в Литве (политические, экономические и духовные), сделавшей республику одной из витрин образа жизни народов Советского Союза. Хорошо, что хоть «советскую оккупацию» он определяет 10-летним сроком, не раскрывая последствий «безоккупационной» жизни.Кстати здание Верховного Совета Литовской ССР, а ныне Сейма ЛР  (на снимке) построено в советские времена!

**********

 

Неужели государство благополучия — наш единственный шанс? Неужели у нас осталась одна-единственная цель — материальное благополучие? Почему так мало говорится о духовном росте и основной цели государства, которую можно назвать и идеалом, и мечтой — сохранении в веках национальной культуры, а значит, и Нации?

На вопросы Дануте ШЕПЕТИТЕ отвечает один из самых известных специалистов по мифологии, религиовед, лауреат Национальной премии имени Йонаса Басанавичюса Дайнюс РАЗАУСКАС.

— И вы усмехаетесь, услышав слово «идеал». Почему?

Разве большинство литовцев – предатели Родины?

 

— Потому что это слово ассоциируется с чем-то очень поверхностным, инфантильным, лицемерным и даже отталкивающим. Люди прикрываются «идеалами» для того, чтобы незаметно проворачивать совсем другие дела.

«Идеалы» — это красивая вывеска, нарядный фасад, который прикрывает то, что на самом деле творится внутри, при помощи чего создается соответствующий демонстрационный образ, фальшивая действительность, или как теперь говорят, симулякр. Идеалы ни к чему не обязывают: ведь это идеал — к нему еще стремиться и стремиться!

Не стоит оценивать, принимать решения, судить, оглядываясь на идеалы! Поэтому, например, можно рассказывать об «идеалах» справедливости и при этом спокойно мошенничать, воровать, грабить. Поскольку слово «идеалы» звучит для многих иронично, сегодня вместо него чаще употребляется слово «ценности», но смысл у них один.

— Если сегодня от любви остался только секс, если семья стала «домашним хозяйством», если духовность, совесть и честь вообще ничего не значат, может, и «идеалы» постигла та же участь?

— Во фразе «от любви остался только секс» мне сразу слышатся две сомнительные вещи, которые, я думаю, и стоит обсудить в первую очередь. С одной стороны, любовь — это всегда очень личное. И даже, если сотни окружающих будут говорить и вести себя так, как будто «от любви остался только секс», меня это все равно ни к чему не обязывает. Конечно, это создает общую атмосферу, от которой нелегко отстраниться, которая оказывает влияние и даже давление — но все равно ни к чему не обязывает. Может, в этом и заключается любовь: осмелиться слушать свое сердце, а не всевозможные «мнения».

С другой стороны, выражение «от любви остался только секс» основано на молчаливом предположении, что секс — это что-то плохое. Хоть эти вещи и связаны между собой, но для меня они — очень разные, и, хотя они и разные, но ни одна их них не является «плохой». Как огонь и вода. Как вдохновение и смех. Как возвышенная молитва и безумное веселье. Между прочим, это аналогично структуре традиционного ритуала: сначала молитва и жертвоприношение, а затем общая трапеза и праздник. По своей структуре это очень похоже.

А семья является «домашним хозяйством» с древних времен. По любви люди стали жениться очень недавно, может чуть более ста лет назад. А до этого обычно вступали в брак не люди, а хозяйства, за очень редким исключением. И сейчас, хотя уже принято жениться по любви, но основой крепкой семьи является скорее общее хозяйство, в широком смысле — «общие интересы».

Духовность, совесть и честь тоже имеют значение, но ровно настолько, насколько они имеют значение для меня, для вас, для него или для нее. И об этом надо не соседа спрашивать, а опять же свое сердце. И если для вашего сердца эти понятия что-то значат, значит, они что-то значат и на самом деле. А если, испугавшись мнения соседа, вы свое сердце выворачиваете наизнанку и швыряете его на тротуар, не надо винить в этом ни соседа, ни «эти ужасные времена».

Любовь, духовность, совесть и честь именно в тот момент и превращаются в «идеалы», когда их предают. Поэтому «идеалы» — это не только прикрытие для негодяев, но и утешение для ничтожеств.

— Государство благополучия в широком смысле означает всеобщее материальное благополучие. Но даже, если материальное благополучие могло бы стать всеобщим, разве человеку этого достаточно? (Почему ты работаешь? Чтобы заработать денег. А зачем тебе деньги? Чтобы покупать вещи. А когда купишь, что дальше? Куплю еще. Не заколдованный ли это круг?)

— То, что я скажу, можно расценить, как ересь: «вещи» не существуют сами по себе. Материал, из которого «вещь» изготовлена — это лишь очень небольшая ее часть, большая часть — это наши мысли. Красота или уродство вещей — это не их свойство, а наши мысли о них. Назначение вещей — это не их свойство, а наши мысли о возможности их обмена. На самом деле мы приобретаем не вещи, а свои мысли. Мысли о своей деятельности, своем месте, своей ценности в этом мире. Если я, например, лыжник или велосипедист, то у меня должны быть соответственно лыжи или велосипед, лыжный костюм или велосипедные шорты и т.д. Что-то вроде этого.

На самом деле мы покупаем самомнение, свое мнение о себе, которое складывается из мнения о нас окружающих. Мы покупаем себя в глазах других, в глазах друг друга. Поэтому важна не абсолютная, а относительная цена. Абсолютная цена — это просто «идеал». Цена относительна по определению. Поэтому благополучие, настоящее благополучие государства зависит не только и не столько от экономики, сколько от межчеловеческих отношений, от внутренних отношений людей между собой, от наших мыслей друг о друге.

А это, в конце концов, значит, что все зависит от культуры. Чем выше культура, тем выше благосостояние людей. Я говорю о настоящей внутренней культуре, а не о вывеске, выставленной на продажу. Кроме того, общество высокой внутренней культуры само по себе расцветает и экономически, потому что экономика, «рынок» — это отражение наших взаимоотношений, их денежное выражение. Экономики вообще не бывает без культуры, культура — это начало и условие. экономики. В противном случае государство всеобщего благополучия — это просто «идеал».

— Не возникает ли у вас впечатление, что политики забыли, для чего нужно государство?

— Когда я думаю о современных литовских политиках, мое сердце замирает от боли, грусти и страха. Оно мне говорит, что большинство литовских политиков — предатели Родины. Я сам не понимаю, как такое могло случиться. Неужели и мы, современные литовцы, в большинстве своем — предатели Родины? А если нет, то как они оказались во власти, которую мы выбрали? На мой взгляд, это связано с тем, что правительство ухитрилось в большей степени полагаться не на граждан, которые его избрали, а на внешние силы, которые смогли его перехитрить, исказить демократию в своих интересах и воспользоваться нами, избирателями, в собственных, заранее намеченных целях.

По сути, мы, избиратели, не особенно нужны нынешней власти — мы надеваем своими руками корону на голову кому-то, кто и без нашей помощи мог бы ее напялить. И после этого игра в демократию заканчивается. Демократия прекрасна, поэтому он, этот кто-то, с удовольствием в нее рядится. Но не больше. К сожалению, я не знаю, кто он этот кто-то: местный ли бандит или ставленник какого-нибудь зарубежного государства. А, может и то, и другое, потому что местному бандиту приятно, когда его ценит другое государство…

— Как же так случилось, что, обретя Свободу, Нация споткнулась и сбилась с пути?

— Ну что ж, нация — звучит гордо. Но на самом деле сознательная часть народа — это процентов 10 от всей людской массы, и это в лучшем случае. Почти, как голова по отношению к человеческому телу. Если кто-то захочет обратить народ в рабство, необязательно всех бить и истязать — достаточно как-нибудь «обезвредить» те самые 10%. Да и их убивать необязательно — просто не подпускать к рычагам власти. Кстати, лучше всего для этой цели подходят оставшиеся 90% нации, если только удастся использовать их в своих интересах для демократических процедур.

Таким образом, голова как бы отделяется от тела, а вместо нее прикрепляется другая, которая на самом деле владеет ситуацией и начинает управлять государством. Если что, голова у тела есть, никто ее топором не рубил, крови никакой нет! Безвольно болтающуюся голову можно даже украсить национальной ленточкой. Можно даже взять за волосы и покачивать в такт народной песне. А уж покатившуюся слезу считать полностью своей заслугой и таким образом воспользоваться возможностью узаконить себя, эмоционально легитимизировать.

— Складывается впечатление, что правительство активно работает в направлении уничтожения просвещения, культуры, национального самосознания (и даже половой принадлежности). Разве это не напоминает советский проект по созданию «интернационального манкурта»?

— Напоминает. Но есть существенные различия. Они очень простые: довоенный и послевоенный оккупант больше десяти лет грабил, насиловал, издевался, убивал и отправлял в ссылку. Насильственным путем было уничтожено более 10% Нации. Без сомнения, целились в те самые 10% головы, но досталось всем — кому больше, кому меньше. А сейчас вроде никто никого не бьет, в ссылку не отправляет. Не надо зимой в землянке заживо гнить. А где же наша культурная армия Свободы? Возле озера за усадьбой присматривает?

А ведь достаточно было бы сконцентрироваться и без оружия, без драк, даже без пустых лозунгов на улицах — объединиться духовно, в сердцах, словах и общих делах. Как всегда, хватило бы 10%. И все вернулось бы на свои места. Правда, если демократическое прикрытие перестанет действовать, наш разбойник перейдет к открытому насилию. Нисколько в этом не сомневаюсь. Первым делом начнется «прицельная» стрельба — устранение организаторов по одному. Для этого очень хорошо подходит «правоохрана». Правду сказать, путинская Россия — очень хороший полигон для подобных упражнений. Смотрите, как ведут себя там, и вам станет ясно, кто действует и что, значит, собираются использовать.

— Ваша цитата: «У каждой судьбы, как человеческой, так и народной есть свой ключ. Каждая судьба — это задание, у которого есть свое решение. Уворачиваясь от задач своей судьбы, как человек, так и народ слабеют, теряют жизненные силы, радость жизни, ее смысл и свободу». Не картина ли это нашей сегодняшней действительности?

— Ну, это постоянно существующее положение. Только стоит добавить, что так называемая судьба — это не кем-то навязанные рамки, а то, что чувствует твое сердце. И тут имеют значение не внешние обстоятельства, а скорее внутренний смысл, который открывается только мыслящему уму. (В литовском языке смысл и ум — однокоренные слова). И чем глубже, свободнее мыслит ум, тем более полно открывается ему смысл бытия.

Таким образом, «непреодолимые препятствия» однажды могут показаться простейшим вызовом, стимулом для роста. Как порог, через который ребенок, который еще не умеет ходить, никак не может переползти, и который он даже не замечает, хоть немного научившись ходить. Поэтому главное ключевое слово — расти. Конечно, внутренне, духовно. Учиться, тренироваться, думать. Все самому переосмыслить, прочувствовать. Это основа, корень так называемого суверенитета. Нация, которая не думает и не чувствует, а только оглядывается на то, что подумали и почувствовали другие, не может быть суверенной, а значит, недостойна иметь и свое государство.

— В той же самой речи, посвященной 16 Февраля, вы указали и выход: «Осознав задачи, поставленные судьбой, повернувшись к ним лицом и взяв их за рога, как человек, так и народ начинают оживать, к ним возвращаются силы, радость жизни и счастье». Что, по вашему мнению, могло бы помочь осознать задачи судьбы?

— Судьба осознается тогда, когда находится тот, кто может ее осознать. Это как пробудиться ото сна. Спал, спал, видел сны и вдруг — оп! Кажется, все как всегда, но что-то все-таки не так. Что? А то, что уже не сплю.

Для молодых скажу жестче. Поднимись ночью, около 3 или 4 часов ночи, пойди в ванную, встань перед зеркалом (оно там обычно есть), посмотри прямо себе в глаза и спроси: «Что ты делаешь с моей жизнью?», «Почему ты позволяешь всем этим мелким нескончаемым страхам и соблазнам манипулировать мной? Я тебе нравлюсь такой — забитый?», «Почему ты так легко поддаешься чужому влиянию и так легко предаешь то, что для меня на самом деле важно и дорого?»

Таких вопросов можно придумать много. Но все они сводятся к одному. Извините, что он может показаться невежливым, однако в нашем положении не до вежливости. Мы оказались в таком месте, где нет никакой вежливости и никакой «политкорректности». И этот единственный вопрос звучит примерно так: «Человек, у тебя есть яйца?»

И это не маскулинизм. Я говорю не о половых органах, а совсем о другом. Я говорю о праве быть, праве, которое тебе никогда и никто не подарит. Вставай прямо сейчас и бери его. Потому что, если не возьмешь сейчас, то больше никогда не сможешь поднять глаза перед зеркалом. А все остальное — только печальные последствия.

Последний комментарий Витаса ТОМКУСА: Спасибо Автору, что поделился своими мыслями в моей «Республике». Простите, не моей, а нашей, ведь Res publica означает — общее дело, которое, как я все еще верю, превратится в Республиканскую партию, способную покончить с нескончаемой монополией партии консерваторов в вырождающейся власти. Пришло время вспомнить, что абсолютная власть портит политиков, которым становится наплевать не только на то жалкое положение, в котором находится политика и экономика Литвы, но и на нравственность, мораль, семью. Безотрывно глядя на Запад, они не видят, как Запад на глазах гниет: а это уже преступная близорукость. Или, как говорится в статье, предательство Нации. А предателей когда-то вешали на суку, позже — ставили к стенке, сегодня — думаю будет достаточно, посадить за решетку. Вот такой была бы главная «программа» моей партии Республиканцев, если бы нашелся настоящий Лидер, который ее основал бы. Иначе, за эту миссию временно придется браться самому. Во имя будущего Ваших и моих детей. Кто «за»? (Я — «против», потому что я намного полезнее в газете).

8 июня 2021
Дануте ШЕПЕТИТЕ

https://www.respublika.lt/ru/naujienos/ru/kyltyra/razve_bolsinstvo_litovtsev__predateli_rodini/

_______________ 

Разве большинство литовцев – предатели Родины? 

*Дайнюс Разаускас (лит. Dainius Razauskas, родился в 1960 году в Вильнюсе) — литовский историк, специалист по мифологии и истории религии, писатель и переводчик, один из ведущих экспертов по литовской мифологии.

Сын музыканта и руководительницы хора Бируте Разаускене-Даукинтайте (уроженка Жареная). Окончил факультет математики и информатики Вильнюсского государственного университета, позднее учился в Российской академии наук у лингвиста Владимира Топорова.

В 2005 году защитил докторскую работу «Лексико-семантический анализ мифологических концептов: символика «рыбы» в балто-славянской традиции».

С 2007 года работает в Институте литовской литературы и фольклора, читает курс литовской религии и мифологии в Вильнюсском университете. Редактор журнала «Liaudies kultūra». Автор сборника рассказов «Pro langą: Novelės», вышедшего в 1990 году. Лауреат премии Йонаса Басанавичюса (2016).