Простой советский человек

0000.11.2020-f91f32e96c7a1c47d853e3784ec62d6a

 

 

«Не хотел стыдиться того, что сыграю».

Во что верил Николай Губенко

**********

 

16 августа, не дожив одного дня до своего 79-летия, скончался народный артист РСФСР, великий актер, режиссер, художественный руководитель «Содружества актеров Таганки», истинный патриот Николай Губенко. В память о Художнике и Гражданине мы публикуем сегодня яркие отрывки из интервью разных лет Николая Николаевича — «АиФ».

О детстве 

Я родился в 1941 году в Одессе. Я украинец по отцу и русский по матери. Папа погиб под Луганском в 1942 году. Вырос в детдоме — Одесской спецшколе-интернате для детей погибших офицеров. Именно на основе своих детдомовских воспоминаний я снял картину «Подранки».

После войны в стране было 19 миллионов осиротевших детей, к которым принадлежу и я. И все эти 19 миллионов были одеты, накормлены, получили образование, стали высококлассными специалистами. Вот в чём истинное величие государства — в заботе о своих гражданах!

О равных возможностях

Я мальчик без родителей, без связей. Из Одессы по собственной инициативе приехал поступать во ВГИК. Конкурс на одно место актёрского факультета — 3 тысячи человек. И я поступил! Рядом на факультете режиссуры учились Шукшин — выходец из алтайской глубинки и Тарковский — сын рафинированных интеллигентов. Сейчас это можно представить?!

Страна сумела в короткие сроки залечить раны войны и восстановить экономику. Каждый мог получить образование бесплатно. Вася Шукшин и Андрей Тарковский имели равные возможности. Все национальности 300-миллионного Советского Союза были равны. Нам было всё равно, кто ты — таджик, русский, узбек, еврей, немец, русский. Ты — свой, ты — советский. Ты был защищен, у тебя за спиной — великая страна.

В 1964 году я закончил актёрский факультет, а в 1970-м — режиссёрский факультет ВГИКа. Бесплатно. Считаю, что сегодняшнее платное образование — государственное преступление, за которое нужно судить.

Элитные школы — что это такое? Там учатся отпрыски богатейших людей, которые стали богатыми только благодаря тому, что ограбили собственный народ. Они посылают своих детей в ультракомфортные концентрационные лагеря, оставляя всех остальных в нормальных концлагерях на похлёбке. Но как только кончатся деньги, этого ребёнка не станет, он не выживет в обычной жизни. Он не личность. За ним стоит только капитал его родителей, больше ничего.

О театре 

После раскола «Таганки» меня единогласно выбрали худруком «Содружества актеров Таганки». Сплетен и интриг против нас было тогда столько, что… Но это только сделало нас сильнее. Мы даже воспитали свою режиссуру.

В возглавляемом мной театре «Содружество актеров Таганки» в результате того, что государство нас не финансировало 16 лет и мы жили в одиночестве, образовалась эдакая самодостаточная группа режиссеров молодых, поскольку к нам боялись идти другие постановщики. Ну что идти к коммунисту Губенко, у него там красное знамя на самом видном месте, вообще он кошмар какой-то, этот Губенко. Вот так говорили обо мне. Хотя репертуар у нас нормальный, и я даже горд отдельными постановками.

То есть у нас шесть своих режиссеров, взращенных в труппе, и все они молоды, и на них можно положиться по части а) дарования, б) трудоспособности, в) верности идеалам, простите за пафос, г) справедливости и улучшения человеческих отношений. Потому что я считаю, что искусство — оно для того и случилось в судьбе человечества. Чтобы улучшить человеческие отношения и самого человека.

О кино

Я не могу смотреть то, что сейчас снимают. У нас с Жанной другая школа…За эти годы мне предлагали сыграть  ЧухрайСмирновРязановМалюковКончаловскийМихалков

Роли — тоже дай бог каждому: ЖуковСталин, король Лир. И деньги сулили большие. Я отказывал по двум причинам: или не хотел стыдиться того, что сыграю — сценарная трактовка персонажа меня не устраивала. Или не хотел умереть, потому что предложенная роль требовала огромных, страшных усилий. Как, скажем, король Лир, которого мне предлагал сыграть Андрон Кончаловский. Как у режиссёра у меня есть замыслы, связанные с кино. Мечтаю пожить подольше и тогда, может быть…

0000.11.2020-9608a8fb1c6e7e4d0a3d5e449dd68921

 

Я вырос в стране, гордившейся нравственными ориентирами отечественного кино: трудолюбие, знание, подвижничество, душевная красота, товарищество, братство, интернационализм (на снимке — в фильме «Они сражались за Родину»).

Советский кинематограф благодаря этим ориентирам был одним из лучших в мире. А сейчас… Пройдите по улице Петровка. На тротуаре — рекламное объявление: «Продаю главные роли в фильмах». И телефон. Талант не нужен! Можно купить главную роль, можно — целый фильм, можно купить и продать всё что угодно.

О родном языке

Я был инициатором ряда законопроектов, в частности поправки в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, предложившей сквернословов и любителей жаргона наказывать штрафом или административным арестом на 15 суток. Я понимал, что законопроект будет встречен в штыки.

Но мне хотелось привлечь внимание общества к очень важной, на мой взгляд, проблеме — проблеме защиты русского языка. Язык — одна из важнейших сил, соединяющих наш народ. Он — главное средство общения внутри народа, он задаёт общий набор понятий, которыми живёт и мыслит народ. Язык, если угодно, — это мировоззрение.

На наших глазах происходит эстетизация блатного фольклора, пропаганда криминального жаргона, «эпоса» из жизни братвы. Матерные слова, загрязняющие русский язык, обрушиваются на нас со страниц книг, газет и журналов, теле- и киноэкранов, театральных подмостков. На литературной ниве не осталось и одной сотки, не унавоженной «экскрементами»…

О жене Жанне Болотовой

0000.11.2020-831fd0124e7615b7a094a8dfa1344077

 

Мы с Жанной вместе многие десятки лет. Наш союз — удача, везение. Удивительно совпала моя потребность в таком человеке, как Жанна.

Она умна, хороший аналитик, много читает — значительно больше, чем я. Искренняя. Уравновешенна. Редко взрывается. Но если уж разозлится, так уж по-сибирски — у неё крестьянские корни.

Я очень люблю готовить. Научила меня всему Жанна. Кое-что делаю даже лучше неё. Например, баранье рагу или грибной суп. Жена печёт потрясающие пироги — яблочный, рыбный, лимонник. А я песочное тесто никак не одолею. В кабинете убираю сам, каждый день приходится выбрасывать тысячи бумаг. Изредка по участку на даче могу помочь. Но в основном всё хозяйство на Жанне, к сожалению. Я всегда на работе.

Жанна полностью разделяет мои взгляды, воспринимает близко к сердцу всё, что происходит с друзьями и со страной. Для нас это несчастные годы. Чувствуешь, что Родина ушла. Иногда кажется, будто ты в эмиграции. И главное — твои аргументы никто не хочет слышать. Нельзя так поступать с людьми: я имею в виду ветеранов, пенсионеров, которые обеспечили потенциал страны.

Раньше русская культура утверждала, что «человек человеку брат», а сейчас всё больше художников внушают нам, что «человек человеку волк». Таков сегодня заказ денежного мешка. Талант, служащий злу, — страшная сила, и в массовом сознании нашего народа царит хаос. Многие поверили, что не в правде Бог, а в силе, и пошли на конфликт со своей совестью. Это национальная трагедия. Похоже, власть не отдаёт себе отчёта в том, что вопросы морали, социального благоразумия, совести, этики — производные от культуры.

Знаете, о чём я думаю? Опыт последних десятилетий заставляет сделать тяжёлый вывод: разрушение русской культуры стало системным. Оно не сводится к частным утратам и повреждениям. Смысл его — развал мировоззренческой основы русского народа. Наша культура — объект войны. Вот и получается, что в юбилей А. С. Пушкина один студент на вопрос: «Что для вас значит Пушкин?» — ответил: «Он сегодня неактуален. На нём не заработаешь».

О принципе самодостаточности

Мы с Жанной купили дачу в 1978 году. Нас обворовывали 11 раз. Ворьё не знало, что грабить тут нечего. Мы хотели поставить сигнализацию, но в милиции сказали: «У нас бензина только на 5 выездов, а мы за ночь получаем 25 сигналов».

Самая страшная потеря — украли военный китель отца-фронтовика с орденами. Мне до сих пор не по себе… Это не современная дача, как у нынешних звёзд или у нуворишей. А мы с женой исповедуем достаток. В смысле — нам и этого достаточно. (Смеётся.) Это семейное гнездо, где нам хорошо вдвоём. Мне здесь отлично работается, особенно на веранде. Я астматик, 42 года курил, потом бросил. На даче мне не нужны никакие лекарства. А приезжаю в Москву — проблемы со здоровьем снова начинаются…

16.08.2020

Ольга Шаблинская

https://aif.ru/culture/person/ne_hotel_styditsya_togo_chto_sygrayu_vo_chto_veril_nikolay_gubenko