Право требует защиты?

Устойчивость мироуправления напрямую увязана с ликвидацией «критической массы» в правовом регулировании международных отношений

28.01.14.lihachev

Как ни парадоксально, на поставленный в заголовке статьи вопрос следует дать утвердительный ответ. И это является, к сожалению, одним из знаковых моментов завершившегося политического сезона 2013 года.

С одной стороны, его позитивные итоги в сфере международных отношений и дипломатии прямо или косвенно опираются на сложившийся международный правопорядок и его инструментарий. Прежде всего, среди них следует назвать основные принципы международного права и Устава ООН. При решении любого, подчеркнем, любого значимого вопроса глобальной или региональной повестки дня — безопасности, разоружения, борьбы с пиратством, наркотрафиком, эпидемиями (СПИД), незаконной миграцией, стихийными бедствиями, демилитаризации космоса, экологии и др. — государства и межправительственные организации не могли, да и не смогут в будущем обойтись без потенциала международного права.

Подтверждение тому — успехи международного сообщества по ситуации в Сирии, вокруг Ирана, в урегулировании и профилактике ряда территориальных споров в Африке, Азиатско-Тихоокеанском регионе, в запуске новых интеграционных проектов, защите прав материнства и детства. Совершенно очевидно, что эта линия и в 2014 году должна развиваться, опираясь на внешнеполитические действия государств и межгосударственных институтов. Но также ясно и другое.

Прогресс и устойчивость мироуправления будут напрямую увязаны с ликвидацией своего рода «критической массы» в правовом регулировании международных отношений. Надо откровенно признать, что объем и острота этой массы не сократились, а ее элементы — нигилизм, нарушение международно-правовых обязательств, двойные стандарты, игнорирование основных прав человека, национальностей, государств — продолжают играть роль тормоза и даже разрушителя международного сотрудничества.

Примеры тому — вмешательство высокопоставленных  политиков США и Евросоюза во внутренние дела Украины, русофобские резолюции Европейского парламента, незаконные притязания отдельных государств в Арктике, противоправные действия спецслужб США на территории своих союзников и партнеров, нарушение прав человека в прибалтийских странах (один режим «не-граждан» в Латвии чего стоит с позиции общепризнанных гуманитарных стандартов!).

Снижение этого негатива, устранение его последствий и одновременно прогрессивное развитие, поддержка международного права на уровне двусторонней и многосторонней дипломатии — важнейшие задачи современных государств, включая, в первую очередь, постоянных членов Совета Безопасности ООН. Этой цели, закрепленной в новой Концепции внешней политики 2012 г., наша страна будет следовать дискретно.

Прошедший год, как сказано в декабрьском Послании президента Российской Федерации В.В. Путина к Федеральному Собранию Российской Федерации, ознаменовался четким курсом государства на защиту международного права. Ему нет альтернативы. Никакая другая регулятивная система, построенная, скажем, на политике, морали, не заменит эффективно международное право. У него своя исключительная зона ответственности, связанная с обеспечением суверенитета государств, наций, народов, исключительных прав и свобод человека.

Такой подход, основанный на Конституции, федеральном законодательстве России, ее статусе продолжателя и преемника СССР, юридических обязательствах страны, цивилизованном опыте их имплементации, соответствует положению Российской Федерации как международно-правовой личности. Этот новый и в какой-то степени оригинальный для государств ХХI в. критерий проявляется в разных аспектах.

Они охватывают статистику дипломатических (договорных, конвенционных) инициатив, практику участия в многосторонних соглашениях универсального характера, международных организациях и конференциях, имплементацию обязательств государства в деятельности законодательных, исполнительных и судебных органов, ряд других факторов, в частности, состояние правового сознания общества, партий и, конечно, властных структур.

Если говорить с этих позиций о России, то в качестве позитива следует назвать, прежде всего, содержательное и системное отражение международного права в Основном Законе страны 1993 г. Не каждая действующая в мире национальная конституция закладывает, как это произошло в российском примере, полноценную платформу внешнеполитической и международно-правовой позиции государства.

Она охватывает, в частности, такие положения, как уважение общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации, их вхождение в ее правовую систему (ст. 15); учет общепризнанных прав и свобод человека и гражданина во 2 главе Конституции, составляющей основу правового статуса личности в Российской Федерации (ст. 64); закрепление за каждым гражданином возможности в соответствии с международными договорами РФ обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ст. 46); нормы об обладании Россией суверенитетом, суверенными правами в осуществлении юрисдикции на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации в порядке, определенном федеральным законом и нормами международного права (ст. 62); гарантирование в РФ прав коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации (ст. 69).

Также обозначены способности России участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации (ст. 79) и ряд других. На базе конституционных постулатов сложилась и развивается международно-правовая практика России, которая обладает системностью, ответственностью и социальной ценностью. Аксиологичность российского подхода приобретает особое значение в связи с растущими потребностями нового политического сезона решать актуальные вопросы международной повестки дня, которые ставит жизнь.

Российская Федерация выполнит свою роль стратегического фактора в глобальной системе, опираясь на международное право. Только таким путем могут быть достигнуты эффективные результаты в сотрудничестве России с Китаем, США, Европейским союзом (подготовка нового базового соглашения, например), в строительстве к 1 января 2015 г. Евразийского экономического союза, в достижении универсальности международных договоров по разоружению и нераспространению, перестройке нормативных основ мировой торговли, банковской системы, в продвижении сообщества государств к инновационному и высокотехнологическому развитию, в других политических, социально-экономических проектах.

Сказанное — аксиома для эволюции мирового порядка. Очевидна в нем и функция Россия как спонсора, опекуна и защитника международного крова. На этом фоне политически странными, по крайней мере, выглядят тиражируемые в последнее время в российском информпространстве, прессе рассуждения о необходимости реформировать Конституцию РФ посредством исключения, например, ст. 15 (п. 4), где говорится о приоритете международных договоров Российской Федерации; сокращения ссылок, как говорят отдельные политики, на непонятные «общепризнанные принципы и нормы международного права». При этом подобные рассуждения сопровождаются заботой о суверенитете Российского государства.

Что это такое?

-Незнание основ и природы международного права, построенного на согласовании (исключительно добровольном) государств?

-Недоосмысливание того факта, что в случае неприменения общих и основных принципов международного права, образующих его фундамент, миропорядок будет отброшен далеко назад от социального прогресса, и атмосфера беззакония гарантированно воцарится в нем вместе с хаосом международных отношений?

— Игнорирование того, что сегодня императивные нормы международного права, а основные принципы относятся к данной категории, обязательны к соблюдению каждым суверенным государством, которое взяло на этот счет прозрачные обязательства?

-Неинформирование о том, что основополагающие принципы международного права имеют четкое содержание и толкование, зафиксированное в Уставе ООН, Статуте Международного суда ООН, Декларации принципов международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества 1970 г., Декларации принципов международного права Хельсинского Заключительного акта 1975 г.?

В этих и других важных для XXI в. документах речь идет о принципах суверенного равенства, территориальной целостности, самоопределения народов и их равноправия, невмешательства во внутренние дела, мирного разрешения споров, уважения прав и свобод человека, нерушимости границ, обязанности соблюдать международные договоры и др.

Указанный подход к реформированию Конституции алогичен. Он противоречит курсу высшего руководства страны, Концепции внешней политики России, политическим декларациям фракций, представленных в Государственной Думе, международным обязательствам РФ, входит в резонанс с ведущими трендами мировой глобалистики и мироуправления. Создаются, таким образом, и условия для имиджевых потерь Российского государства.

Международное право в реальности требует комплексной и постоянной работы от всех без исключения государств, других внешних факторов. Следуя этому вектору, который сам становится одним из главных приоритетов международного взаимодействия, Российская Федерация призвана стать инициатором создания национальных программ совершенствования и эффективного применения современного международного права.

В этой работе призваны участвовать Совет Федерации и Госдума, отдельные министерства (МИД, минэкономразватия, минобороны, ФСБ, СВР и т.д.), общественные организации (российская Ассоциация международного права, российская Ассоциация содействия ООН), академические и научные круги, регионы Российской Федерации, бизнес-сообщество.

Собственный вариант Москвы, думается, должен состоять из нескольких блоков — обзор состояния и тенденций всемирной нормативной системы, мониторинг международных договоров РФ, организационные предложения (создание при президенте РФ Совета по международному праву, образование в Государственной Думе подкомитета по международному праву, подготовка проекта федерального закона «О международном праве», открытие при Дипломатической Академии МИД России курсов повышения квалификации государственных служащих по проблематике мироуправления — включая тематику международного права, открытие при новом (объединенном) Верховном суде специальных структур), образование в регионах Домов знаний по международному праву и др., разработка прогноза развития и кодификации международного права, подготовка соответствующих дипломатических инициатив РФ международного (публичного и частного) правового профиля.

Одной из фундаментальных идей могло бы стать предложение Российской Федерации об объявлении в связи с 70-летием ООН Десятилетия международного права (2005-2025гг.) и принятии Генеральной Ассамблеей ООН Декларации о судьбе международного правопорядка в XXI столетии.

Таким мог бы быть цивилизованный вклад Российской Федерации в прогрессивное движение международного права, преодоление в нем нигилистических и проблемных явлений и, естественно, в укрепление международной законности.

Василий Лихачев,

депутат Государственной Думы, Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор юридических наук, профессор

Опубликовано в РГ 15 января 2014 г.

Дополнительно  из Государственной Думы:

В.Н.Лихачев встретился с послом КНР в России

24 января 2014 года депутат Государственной Думы от КПРФ, Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор юридических наук, координатор группы дружбы Государственной Думы и ВСНП В.Н.Лихачев встретился с Чрезвычайным и Полномочным Послом КНР в Российской Федерации Ли Хуэй.

Состоялся обстоятельный разговор о состоянии двусторонних отношений, сотрудничестве Москвы и Пекина в рамках международной повестки дня. Стороны подчеркнули значение межпарламентского диалога, совершенствования взаимодействия российских и китайских парламентариев как в двустороннем, так и многостороннем формате, особенно в рамках парламентского измерения ООН, Межпарламентского Союза, на площадке АТР, ШОС и других организаций.

В.Н.Лихачев предложил подготовить  среднесрочную программу сотрудничества представительных органов Китая и России, предусмотрев в ней решение вопросов гармонизации законодательств, мониторинга принятых международных договоров, разработки дипломатических инициатив, обменов депутатскими делегациями и сотрудниками аппаратов. Стороны пришли к выводу, что консультации парламентариев России и КНР должны носить постоянный и системный характер.

2014-01-24

От редакции сайта.Мы приветствуем Василия Николаевича ЛИХАЧЁВА, который по-иному оценил назревшие задачи Министерства иностранных дел Российской Федерации и пути достижения необходимых результатов!

14931611_news_bigpic