Площадь зависимости

Юрий Кублановский о том, где бродит призрак русской революции

250px-kublanovski

Эксперты «РГ» продолжают анализировать итоги прошедших выборов. Сегодня наш собеседник — поэт и публицист Юрий Кублановский.

Какие уроки из прошедших выборов вы считаете для себя важными?

Юрий Кублановский: Выборы лишний раз напомнили нам, что есть болезненные, можно сказать, нарывающие вопросы, которые требуют скорейшего разрешения. Ну, например, вопросы образования: оно гибнет, разваливаются институты, университеты, деморализованы целые педагогические коллективы. Деморализованы тем, что неизвестно, откуда к ним на голову сваливаются назначенцы, не уважающие вузовских традиций, не понимающие общих задач, стоящих перед российским обществом. Зачем раздражать, уязвлять людей? Ведь у нас много тех, кто в принципе готов к серьезному и полноценному сотрудничеству с государством. Когда они будут видеть, что за чиновниками стоят не корыстные интересы, а здравый смысл, отпадет необходимость и в хаотичной уличной оппозиции.

А что касается системной оппозиции, то она, на мой взгляд, должна выработать солидарную, дельную и четкую программу. А не рассчитывать на митинговую демагогию, которая только разжигает молодежь, не давая ей никакого серьезного политического опыта.

Много говорится о том, что во время выборов так разделились голоса: в одной корзине — бюджетники и пенсионеры, в другой — молодая интеллигенция. Вы согласны с таким распределением?

Юрий Кублановский: Во-первых, ни в слове «бюджетник», ни в слове «пенсионер» нет, разумеется, ничего зазорного. Позор тому обществу, которое относится к этим категориям своих граждан с каким-то скрытым презрением или предубеждением. Бюджетники — это те, кто и составляют костяк нашего общества — учителя, музейщики, краеведы, ученые и врачи, — все, кто пережили криминальную революцию, не польстились на «бабки» и остались верны заветам своей профессии и чувству долга. Так что их не только не надо сбрасывать со счетов, а относиться к ним нужно с максимальным уважением. Уже не говорю про пенсионеров, которые столько сил положили на обустройство нашего Отечества. А вот кто такие «молодая интеллигенция» — еще вопрос. Очевидно, это новое общественное образование, связанное с сетевой паракультурой.

Меня поразило, что Навальный пообещал позвать людей «переворачивать машины и жечь файеры». И никого это не покоробило, включая и Ирину Прохорову, которая так высоко оценила речь Навального. Волею судеб я долго жил во Франции и, что такое обещание позвать переворачивать и жечь машины, знаю не понаслышке. Но в Париже их жгут выходцы из Третьего мира, люмпены, которые не нашли себя в европейском обществе. Не дай бог, если в России случится что-то подобное, что запылают пожары. Тогда через каких-нибудь полгода ничего не останется даже и от самого протестного движения. Боюсь, придут такие диктаторы, что мало никому не покажется.

Есть точная фраза, сказанная Александром Зиновьевым про начало 1990-х годов, про великую криминальную революцию: «Целились в коммунизм, а попали в Россию». К сожалению, у нас часто оппозиция путает недовольство властью с недовольством своей страной и ее историей. Это родовая болезнь значительной части русской интеллигенции, излечить которую могут только глубокое просвещение, вера и трудолюбие.

Вы много ездите по стране. Что там за электорат? Чего он ждет от власти?

Юрий Кублановский: Наш народ хочет от власти одного — справедливости. Не надо ему ни слишком больших денег, ни особых привилегий и бонусов. Если наш человек почувствует, что власть справедлива и бескорыстна, что она руководствуется здравым смыслом, а ни какими-то боковыми соображениями, он воспрянет, поверит в свои возможности и зауважает власть. В противном случае Россия останется в перманентной внутренней дестабилизации. Во всяком случае, среди моих знакомых из числа провинциальной интеллигенции никто к «столичному протесту» никаких нежных политических чувств не питает.

В пылу избирательной кампании прозвучало, на мой взгляд, страшное словосочетание «революция с кровищей»…

Юрий Кублановский: Я думаю, что каждый человек, который задумывается о настоящем и будущем происходящего в нашем Отечестве, помнит об угрозе и призраке русской революции — если не большевистского переворота, то хотя бы Февральской… Ох, не дай бог нам новой революции: ни «цветной», ни той, что больше похожа на «русский бунт бессмысленный и беспощадный». Потому-то мы все и ждем от власти каких-то знаков, что она слышит запросы общества. Власть должна проявлять себя как нравственная сила — в первую очередь. Как сказал Александр Солженицын: «Мы должны строить Россию нравственную или уж никакую. Тогда и все равно». Я думаю, что нам не все равно, какой будет Россия: ни властям предержащим, ни оппозиции, ни обычным гражданам — если им, конечно, не безразлично наше Отечество.

Если так, то почему так мало пришло людей на выборы?

Юрий Кублановский: Это политическая апатия. Наш человек уверен, что от него мало что зависит. Это главное объяснение.

А почему он в этом уверен?

Юрий Кублановский: Наше общество в значительной степени не только деморализовано, но и деполитизировано. Люди ищут своего бытия на каких-то других полях — не на политических.

Как вам кажется, была ли реальная политическая конкуренция на этих выборах?

Юрий Кублановский: Где-то была, где-то нет. Вот в Екатеринбурге, безусловно, была. А в Москве, мне кажется, победа Собянина оказалась предрешена, потому что он реально показал себя как умелый хозяйственник. Мне, к примеру, очень по сердцу, что он недавно пообещал не реконструировать и не сносить старинные здания: только реставрация. Осталось-то их уж с гулькин нос после лужковских лет… А явка была такая малая, потому что все были убеждены в победе Собянина, так как реальных соперников у него не было.

Людям надоели одни и те же лица в телевизоре. Какими, с вашей точки зрения, должны быть новые игроки на российском политическом поле?

Юрий Кублановский: В идеале у государственного руля должны оказаться люди, для которых деньги не стоят на первом месте, а честолюбие уступает бескорыстию. Такие люди есть, они просто не задействованы. А они нужны и в правительстве, и в законодательных органах. Я не хочу говорить ничего грубого о Государственной Думе или о Совете Федерации. Но все мы знаем, что ни тот, ни другой орган не пользуется должным авторитетом в народной толще.

Россия в ХХ веке понесла страшный урон в живой силе: выбиты целые слои населения, потомки которых смогли бы сейчас спасать нашу Родину. Но здоровые духовно и нравственно люди все же у нас есть. Надо, чтобы они почувствовали себя в своем Отечестве дома, чтобы им хотелось, например, прийти голосовать, принимать ответственное участие в политической жизни. Хотя прав был и Василий Розанов, утверждавший, что политика не должна затмевать в человеке совесть, религию и поэзию.

Елена Новоселова

Опубликовано в РГ  12 сентября 2013 г.

http://www.rg.ru/printable/2013/09/12/kublanovsky.html

poujade denoyes

Юрий Михайлович Кублановский (30 апреля 1947, Рыбинск) — русский поэт, публицист, эссеист, критик, искусствовед. Был в числе организаторов неофициальной поэтической группы СМОГ. В советское время печатался в основном в самиздате, а также за рубежом.