Питерские


Питерские


Леонид Радзиховский

Если главный капитал страны — «человеческий», то главная проблема России — «амортизация человеческого материала».

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

Известный российский политолог интересен нам критичным взглядом на многие проблемы нашей жизни, а эта его многоплановая статья будет интересна для наших молодых российских соотечественников,собирающихся учиться в Санкт-Петербурге.Им она и предназначена.

Чего стоят разговоры про «высокие технологии», если не остается «высоких технологов»? Какой такой «средний класс» мы, в России, спим и видим «вырастить», молимся на него, как на манну небесную? Средний класс любителей халявного пива?

«Образованщина», — презрительно бросил Солженицын по адресу… Да — по адресу научно-технической интеллигенции СССР! Верно — не было уже там Менделеева и Достоевского. Но был мощный, «толстый» культурный слой. Была плотная ноосфера.

Высокий уровень среднего образования. Сильнейшие в мире мехмат МГУ, МФТИ, МИФИ. Престиж образования, науки. Был креативный, творческий класс. Пусть самая читающая страна в мире — как и положено нормальным, живым людям — предпочитала не «Белинского и Гоголя», а Пикуля и Семенова, но, во-первых, миллионы читали и Булгакова, Ахматову, Пастернака, да и Солженицына, а, во-вторых, тот же Семенов — это какой-никакой, но культурный уровень.

«Образованщина»… Да это мечта, все отдаляющаяся и отдаляющаяся, по мере отрывания листков календаря. Ильф и Петров, Высоцкий, Рязанов-Гайдай, Жванецкий, Райкин — советская массовая культура. До таких образцов сегодняшней России — как до неба.

Я презираю журналистский «суточный пафос». Но иначе как НАЦИОНАЛЬНОЙ КАТАСТРОФОЙ нельзя назвать то разрушение науки и культуры, которое началось в конце 1980-х и продолжается непрерывно до сего дня. Озоновые дыры в ноосфере расширяются постоянно — и это давно уже смертельно опасно для национального интеллектуального здоровья, национальной интеллектуальной безопасности.

Сначала — массовый исход лучших, конкурентоспособных в мире ученых, обескровливание науки, отъезд целых научных школ в математике, физике. Затем еще более повальный исход интеллигенции в бизнес.

Бизнес кое-что выиграл, в том числе появились и зачатки высокотехнологичных фирм (сейчас они, кстати, трещат под ударами кризиса). Но крупных технологичных сегментов экономики создать не успели, а науку разрушили.

По мере того как исчезала критическая масса ученых, наука перестала самовоспроизводиться. Дальше начался развал, послойный распад всей ноосферы — образования, искусства, культуры, наконец, просто интеллигентности, интеллекта, здравого смысла людей. А это еще пострашнее краха высокой науки.

В конце концов если есть культурный слой, из него может вырасти наука. Но если его нет… Кроме того, культура — самоценна, это система. Живая культура вырабатывает озон, которым люди дышат и воспроизводят культуру. Если озона нет, культура умирает, отмирает целыми слоями.

Не интеллигенция, даже не здравый смысл задает тон в обществе, а обычное самодовольное жлобство.

Культура гибнет не от голода (как в начале 1990-х), а от дурного, халявного жира. Хвастливый и бездарный гламур добивает, дотаптывает реальную человеческую речь, человеческую мысль. А когда этот гламур соединяется с лживым барабанным пафосом, получаем еще более вредную смесь, агрессивный гламур-«патриотизм»…

В концентрированном виде все это выражено в главном аппарате поддержания/подавления культуры — в ТВ.

Стало общим местом признание того, что наше ТВ — ПОЗОРНО.

«Дураков ящик» является самой серьезной, с моей точки зрения, угрозой национальной безопасности, средством оглупления, деинтеллектуализации широких масс, особенно молодежи. Это куда страшнее для России, чем «американский империализм», с которым так отважно бьются ТВ-патриоты…

Но, право, иногда устаешь ругаться. Хочется, страшно хочется найти, «чем сердце успокоится», — найти какие-то «островки стабильности», которые можно противопоставить наводнению гламура.

Такие передачи попадаются и на «больших каналах» — хотя, увы, погоды там совсем не делают. Есть целый канал «Культура», который, в общем, оправдывает свое название.


Питерские


Недавно я открыл для себя еще один канал «Петербург — Пятый канал». Оказывается, народ его уже заметил и отметил. Что ж, он интересен не только сам по себе, но и как модель.

Один из региональных ТВ-каналов, имеющий общероссийский статус. Чем он отличается от «больших» федеральных каналов? На мой вкус, только одним — это канал с ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ речью.

Легко сказать, чего там нет. Всего того, что бьет по глазам и ушам — барабанного пафоса, эпатажного гламура (хотя его богиня, как известно, как раз из Питера и произошла), атмосферы самодовольных нуворишей. Нет халтурных сериалов «по пилежу бабла».

Нет, на этом канале нет «ничего особенного». Он — не «диссидентский», не сыплет великими сенсациями/разоблачениями.

В наших условиях это невозможно, да и не этот жанр сегодня нужнее всего.

Главное, что меня привлекло, — смотришь И НЕ СТЫДНО. Не стыдно смотреть на экран. С тобой разговаривают (кстати, не орут на тебя!), как с нормальным человеком, не как с «дебилом на понтах».

Это проявляется и в форме разговора, и в содержании.

Вот вам, пожалуйста, — передачи про «человеческие интересы».

Серия американских фильмов про жизнь природы, где участвуют Джулия Робертс, Энтони Хопкинс и т.д. История русского рока — откуда ее вести, если не из Питера?! Замечательная программа «В нашу гавань заходили корабли» — она нашла свою гавань на «пятом». «Клуб знаменитых хулиганов» — для малышей.

Но самое ценное — в их эфире есть настоящая питерская атмосфера.

Та, что заставляет (заставляла?) говорить про город как про «культурную столицу России». Питеру страшно повезло, что он перестал быть столицей — это спасло его от окончательного затопления халявными нефтедолларами.

Чиновники, самые крутые бизнесмены и т.д. уезжают из города, а «культурный слой» остается. Кстати, «культурный слой» — название одной из передач канала. Ведет ее очень любимый мною историк Лев Лурье — несуетливый питерский интеллигент, который до сих пор работает учителем в одной из гимназий Петербурга.

Они рискнули сделать даже программу «Прогресс» — про науку! Ну уж это-то кому нужно?! Хватит зрителю и анекдотов пополам с пиф-паф-сериалами. Оказывается, неправда, можно смотреть, ХОЧЕТСЯ смотреть и про науку! Может, потому и хочется, что Питер — город, сохраняющий научный слой? В Петербурге работает самый знаменитый математик России, академик Фаддеев, а учителем в школе (ну и учителя у них там!) трудится «нелюдимый гений» Перельман — единственный в России лауреат высшей математической Филдсовской премии…

Но, конечно, это не «канал синих чулков». Хорошие западные фильмы, как правило, не ужастики, наши фильмы, — опять же, «напоминающие кино».

И атмосфера, атмосфера: они (ТВ) доверяют тебе, держат тебя не за «жвачное животное», не за лоха, а за нормального человека. Ты в ответ начинаешь доверять им, держишь их не за лохотронщиков, а за собеседников.

Ведь так просто, как сказал бы Толстой.

Почему же не попробовать такую «необычную форму работы» на других каналах — попробовать не орать, стебаться, пугать, а просто разговаривать по-людски? Вдруг да получится?

Опубликовано в РГ от 20 января 2009 г.

________________________________________

Эта статья входит в коллекции:

Колонка Л.Радзиховского http://www.rg.ru/plus/radzichovski

Л.Радзиховский