Незаслуженные оскорбления


Незаслуженные оскорбления


Эстонка: русских в Прибалтике совершенно незаслуженно называют «оккупантамиИзвестная эстонская писательница Рээт Куду теперь вынуждена у себя на родине в Таллине ходить c оглядкой — ей угрожают смертью. А все потому, что в Бельгии она открыто заявила: русских в Эстонии незаслуженно называют «оккупантами»!

Все началась после творческого вечера в книжном магазине De Groene Waterman в Антверпене, куда Рээт Куду пригласил фламандский ПЕН–клуб на встречу с читателями: на Западе у нее выходило немало новелл в разных литературных сборниках и роман «Полная луна и фонарь».

Рээт Куду рассказала и о новой книге, где пишет о несправедливости эстонских властей, которые не дают русским гражданство: разделяют население страны на своих и чужих. В романе действует и героиня из Латвии — страны, где аналогичные проблемы. Об этой встрече с читателями тут же написали и в западных СМИ, и в эстонских.

А потом неизвестные эстонские националисты стали чуть ли не каждый день писать по электронной почте Рээт Куду и угрожать расправой.

Поэтому писательница побоялась лететь напрямую из Антверпена в Таллин: фамилии всех пассажиров регистрируются, значит, о ее прибытии запросто могли узнать недоброжелатели — и встретить…

Поэтому Рээт вначале решила прилететь в Ригу, где ее приютила знакомая — латвийская писательница Далия Трускиновская. И уже из нашего города эстнонский литератор отправилась в родной Таллин на автобусе. В Риге она и побеседовала с корреспондентом «Вести Сегодня».

— Честно говоря, меня удивила такая реакция в СМИ! — замечает Рээт Куду. — Ведь о том, что русских в Прибалтике совершенно незаслуженно называют «оккупантами» и ломают человеческие судьбы, пишу давно. Но, наверное, в романах и новеллах делала это слишком уж литературно, поэтому на тему мало кто обращал внимание, а на встрече с читателями, где были и журналисты, высказала все напрямик. Я просто отвечала на вопросы, не скрывая своего отношения к эстонским властям. И вот что из этого вышло…

Разумеется, мое мнение не по нраву эстонским властям. Они–то преподносят Западу совсем другое. Это подло! Их любимая тема: все беды Эстонии произошли из–за оккупации, русские занимались депортациями. Но те, кого теперь называют «оккупантами», не въезжали в Эстонию в 1940–м на танках, не стреляли в эстонцев, не захватывали власть. Особенно впечатляет, когда теперь обзывают «оккупантами» даже женщин и детей: они что — тоже с винтовками «брали Эстонию»?

Особенно гадко такие слова звучат из уст нынешних политиков–коллаборационистов, которые сами же служили «проклятой оккупационной власти», а теперь все из себя честные и чистые! И кто, интересно, занимался депортациями эстонцев? Комсомольцы–пионеры в 1940–е или уже после войны простые рабочие, которых приглашали в Эстонию из других союзных республик?

Нет, депортациями занимались сами же эстонцы, предатели собственного народа: сосед соседа высылал или «способствовал» тому. А теперь их дети сидят в министерских креслах и обвиняют во всех смертных грехах ни в чем не повинных людей.

В романе «Праздничные дни чужой страны» я тоже поднимаю эту тему. Героиня книги уезжает из Эстонии в Швейцарию, а ее брат дружит с такими людьми, которым она, диссидентка, в советские годы и руки бы не подала: они служили режиму. А теперь эти «герои» — на коне и называют русских диссидентов, которые в советские годы противостояли власти, «советскими оккупантами».

— Вас ведь и саму в советские годы считали в Эстонии диссиденткой…

— Да, но не из–за писательской деятельности. Я, наверное, единственная женщина в мире, которая даже гимнастикой занималась «идеологически ошибочно»! Не оканчивала балетную школу, а ходила в студию танцев в Тарту (в этом городе родилась, училась, окончила факультет филологии университета). Обучал нас хореограф, получивший диплом в Париже. Наша труппа танцевала в балете «Революция «Битлов» — я, студентка, отвечала за постановку.

А потом еще сделала хореографический номер на музыку знаменитого эстонского композитора Арво Пярта. Тогда меня обвиняли, что во мне «слишком много западного!».

Ректор созвал партийное собрание и устроил надо мной судилище. И все профессора дружно осудили меня, хотя не понимали толком, о чем идет речь… После университета я работала на Эстонском радио, делала молодежные программы, где рассказывали в том числе о балете.

Сделала и одну программу, посвященную опальному Арво Пярту, после чего меня заставили уволиться «по собственному желанию». И меня, можно сказать, спасла от эстонцев Москва: приняли к себе хореографы Наталья Касаткина и Владимир Васильев, которые сами поссорились с руководством Большого театра. Я переехала в столицу, где работала два года — стажировалась хореографом. Но это уже совсем другая история…


Незаслуженные оскорбления


Поэтому можете себе представить мою реакцию, когда я слышу, как очередной политик–коллаборационист, служивший власти в советские годы, оскорбляет ни в чем не повинных русских людей, многие из которых, между прочим, вместе с эстонцами боролись в прошлом против системы и выступали за независимость республики.

— В Антверпене шум поднялся после того, как вы рассказали о новелле «Кричащее молчание»…

— Да, одна из героинь, рижанка, — художница «из диссидентов». Она, как и тысячи других людей, стояла в живой «человеческой цепи» из Таллина в Вильнюс, мечтала о свободе балтийских государств. В советские годы один комсомольский бюрократ кричал на нее: «представительница авангардизма», «буржуазная уродка»!

А потом, когда страна стала независимой, обзывал ее «русской уродкой». И в музее, где героиня мечтала выставлять свои картины, для нее не нашлось даже места уборщицы. Она, как и тысячи других людей, стала «негражданкой»…

Думаю, после нынешнего скандала эта новелла станет одной из глав будущего романа. Причем он будет во многом автобиографичным. Разумеется, не от первого лица напишу, но все в нем будет рассказано — и как мои слова «об оккупации» восприняли в обществе, и как угрожали убить…

Если раньше я еще верила в диалог, то теперь разочаровалась: национализм — идеология, которая отключает разум. Это болезнь. Раньше и не подозревала, насколько много в обществе злых людей! Да что уж говорить, когда в стране такой премьер, как Ансип… И не случайно я прилетела вначале в Ригу, а не в Таллин: хотела здесь обо всем рассказать, поскольку побоялась, что… могу больше не успеть.

Понимаете, сейчас в Эстонии любая уборщица может ругаться, что все русские — оккупанты, называть их «пятой колонной Москвы». Но почему–то все забывают, что именно благодаря русскому Ельцину прибалтийские страны и получили независимость — он им ее подарил. Получается, те самые политики из «оккупационного правительства» благодаря Ельцину сразу стали «правительством свободы»: у власти одни и те же лица!

А Литва, в отличие от Латвии и Эстонии, поступила честно — сразу всем дала гражданство. Я слышала, кто–то сказал: так в Литве было мало русских, поэтому и стали все гражданами! Значит, латвийские и эстонские политики поступили тем более подло, поскольку оставили без гражданства огромное число людей.

— Так о проблеме вы рассказывали еще в 1994 году в романе «Свобода и любовь», который даже издали на русском. Почему тогда к вашим словам никто не прислушался?

— Возгласы недовольных критиков были: эта Рээт Куду ничего не понимает! Хотя книга на самом деле была вовсе не политическая, а о любви. Просто местных «патриотов» раздражало, что героиня, эстонская художница, полюбила московского армянина–художника.

Она вместе с ним поехала в Париж и бросила своего эстонского жениха — ради армянина. Этого наши «патриоты» не поняли: оккупанта выбрала! Это армянин–то — оккупант Эстонии? Но в книге я не заостряла темы оккупации и безгражданства, поскольку верила: вскоре все изменится! Прошло почти 20 лет. И ничего хорошего мы не видим — все становится только хуже.

— Многие эстонцы разделяют ваши взгляды?

— Наверное, многие, в противном случае мои книги не продавались бы (ведь они в основном на эстонском выходят). Просто немало эстонцев привыкли еще с советского времени: надо молчать! Причем молчать, судя по всему, при любой власти: хоть советской, хоть нынешней…


Незаслуженные оскорбления


На той встрече в Антверпене было немало западных эстонцев. Они говорили, что у меня есть право ТАК говорить: «Это ее взгляд, мы же в демократическом мире живем!» В Австрии, Бельгии и Швейцарии, где я бываю часто, другое понятие о демократии.

Именно Швейцария в 2005–м мне дала годовую «литературную стипендию».

А еще раньше, в 2004–м, получила «литературную стипендию имени Генриха Белля». Это для меня было большой честью! Генрих Белль был знаменитым писателем, получившим Нобелевскую премию, он принимал в своем доме в том числе Солженицына, когда тот покинул Союз. И представьте, я, получив стипендию, два года жила и работала в доме Белля, где бывало очень много писателей…

И только после этого, в 2006–м, меня приняли в Союз писателей Эстонии. Только после этого! Хотя первая детская книга у меня вышла в Эстонии еще в 1979–м, а потом было много новелл и рассказов. В советские годы у меня в Эстонии вышло пять книг… Получается, Швейцария и Австрия мне доверяли как литератору, а родина — нет? Кстати, в Австрии переиздали мою книгу «Полная луна и фонарь» — на немецком языке, и новый роман тоже планирую выпустить в том числе на Западе.

— Не боитесь теперь, что после упомянутого скандала ваши книги перестанут издавать в Эстонии?

— Если меня все время издавали, то, думаю, и не перестанут. В «Ээсти раамат» («Эстонская книга»), где печатают мои произведения, работают думающие люди. И, может, после этого скандала будут печатать еще больше: спасибо, националисты, отрекламировали бесплатно — да еще как!

Автор: Игорь Мейден, ves.lv

_________________________________________________

Один из откликов.

Было бы больше таких честных и справедливых людей, как Рээт Куду, в мире дышалось бы легче.

Национальные элиты в бывших советских республиках все беды валят на «оккупантов» и советский строй. Но, господа, уже прошло 20 лет после объявления там независимости и суверенитета, а народы живут всё хуже и хуже.

Сил, здоровья и радости, Рээт!

Олеся Рудягина,

Председатель Ассоциации русских писателей Республики Молдова.

И.Мейден