Лицом к лицу с Кремлем

12.06.2014-gagarina3

 

Елена Гагарина: легко ли жить рядом с властью

Текст: Татьяна Эсаулова

В Лиссабоне завершилась редчайшая выставка «Восточные сокровища русских царей» из коллекции Музеев Кремля, состоявшаяся при поддержке Министерства культуры РФ. Директор Музеев Кремля Елена Гагарина (дочь первого в мире космонавта-ред.) рассказала «РГ» о том, как возникают такие совместные проекты, о своем отношении к удивительному «космосу» кремлевских музейных ценностей.

Елена Юрьевна, Музеи Московского Кремля — так уж вышло — расположены географически ближе всех к власти. Это как-то ощущается особо?

Елена Гагарина: Любой музей — это общественное учреждение. И музеи существуют для того, чтобы не только хранить свои коллекции, но и демонстрировать их. Это постоянные экспозиции и выставки, экскурсии и лектории… Но в данном случае, мы, конечно же, в какой-то мере, находимся в исключительном положении, потому что расположены на закрытой территории, и для нас существует определенный режим. К тому же посетители не могут видеть всю территорию Кремля. И еще все музейные сооружения — памятники архитектуры XV-XIX вв., требующие особого отношения. В Оружейной палате, к примеру, одновременно может находиться не более 400 человек. Мы физически не можем принять столько посетителей, сколько хотелось бы. Пока наш предел — это порядка двух миллионов посетителей в год…

Не устаете от почетных гостей и делегаций, — ведь их в кремлевские музеи приводят часто?

Елена Гагарина: Это хорошо, когда в музей приходят официальные лица, знакомятся с историей и культурой своей страны и других стран… Еще, наверное, все должны понимать, что туризм — это очень важная составляющая экономики. Раньше произведения искусства можно было увидеть только в частных коллекциях. Ведь процесс знакомства с культурами других стран через музеи в таком «массовом» порядке начался не так давно — после второй мировой войны, когда стало активно развиваться музейное дело. Мы стараемся, чтобы люди, которые приходят сюда, и даже те, кто попал к нам единственный раз в жизни, получили представление о Кремле, о русской культуре и истории.

Выставка «Восточные сокровища русских царей» при поддержке Министерства культуры РФ была представлена в Португалии в Музее Гюльбенкяна. Как возникла идея такого проекта?

Елена Гагарина: Фонд Гюльбенкяна — это наш давний и очень хороший партнер; серьезная организация, имеющая больший вес в культурной среде Португалии. Мы начали с ними работать несколько лет назад, когда делали в Москве выставку, посвященную Рене Лалику. И они нам предоставили уникальные экспонаты, которые обычно не покидают их прекрасного Дома! Организаторам нынешней выставки очень хотелось, чтобы мы привезли к ним именно восточные сокровища, поскольку в фонде Гюльбенкяна хранится очень много восточных артефактов.

Коллекции Музеев Кремля находятся на стыке Востока и Запада… Как вы относитесь к обсуждениям проектов «Основ государственной политики в области культуры», в которых едва ли не главная проблема — выбор между концепциями «Россия — не Запад» или «Культура России — неразрывная часть культуры мировой»?

Елена Гагарина: Если вы поедете во Францию, которая является одним из центров Европы, вы увидите, что каждый французский регион, — это своя «отдельная» культура. Россия, впитавшая в себя различные влияния Восточных культур, в XVIII-XIX вв. — Западноевропейских культур, продолжает оставаться национальной культурой со своим языком, литературой, со своим отношением к миру и ролью художника в общественной жизни. Поэтому, с одной стороны, — есть некие общие представления о том, как должна развиваться культура дальше, а с другой, — конечно, любая национальная культура интересна и хороша, когда она имеет национальные корни и особенности… Например, фильмы Альмодовара. Они не имеют ничего общего с тем, что происходит в Голливуде. Но любой фильм Альмодовара — это шедевр, потому что он является частью национальной культуры. То же — с фильмами Тарковского, Бондарчука, — это часть русской культуры, которая интересна и важна для народов мира именно отношением русского человека к событиям историческим и духовным…

Можно ли говорить о кремлевских музеях, как связующем звене в отношениях Востока и Запада? Какие ключевые события планирует историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль» в Год Культуры?

Елена Гагарина: Безусловно, Музеи Кремля постоянно способствуют этим отношениям и развивают их. Ярким примером служит проходящая сейчас у нас уникальная выставка индийских драгоценностей. Помимо Года культуры, 2014 год объявлен перекрестным Годом культур России-Великобритании и России-Австрии. Мы готовим выставку (она откроется в начале сентября), посвященную великому шотландскому дизайнеру и архитектору Ч. Р. Макинтошу. А в декабре посетители увидят экспозицию, представляющую уникальное собрание ренессансного и барочного искусства семьи Эстерхази. Сейчас наши замечательные научные сотрудники работают с частными владельцами этой коллекции.

А в работе с частными коллекционерами вам помогают какие-то личные связи?

Елена Гагарина: Любой выставочный проект — это, прежде всего, личные контакты. Ведь речь идет о перемещении очень значимых художественных ценностей с огромными страховками и достаточно серьезным риском (любой коллекционер отдаст свои вещи только в очень надежные руки). Частные коллекционеры бывают совершенно разными. С одними довольно сложно договариваться, а с другими, — можно решить все очень быстро. Особенно когда они считают себя не просто обладателями коллекций, а «временными» хранителями, и видят свою миссию в том, чтобы демонстрировать свои сокровища публике и профессионалам.

Недавно Музеи Кремля запустили новый интернет-портал, объединяющий девять сайтов, посвященных отдельным кремлёвским объектам. Насколько важен этот проект? Как вы относитесь к виртуальным экскурсиям?

12.06.2014-ef579e4b

 

Елена Гагарина: Виртуальные экскурсии — это хорошая реклама. Это то, что должно «заманивать» человека в музей… Так, например, пока вы не встретитесь с человеком лично, не поговорите, вы мало что о нем узнаете, даже если прочтете заранее его биографию и посмотрите на фото… Такова же разница между посещением музея и виртуальной экскурсией.

В Музеях Кремля довольно остро стоит вопрос с площадями, и несколько лет назад поднимался вопрос о строительстве нового здания для экспозиции и фондохранилища музеев. Что происходит сейчас?

Елена Гагарина: Процесс идет, пусть и не такими темпами, какими нам бы хотелось. Недавно прошел конкурс на фасады нового здания, которое должно появиться во внутреннем дворе Средних торговых рядов на Красной площади. Конкурса на само строительство еще не было. Достаточно долго шла передача владений от одной организации другой… Реализация проекта продолжается, но мне сложно говорить о сроках.

В одном интервью вы сказали о том, что любите, когда у сотрудников «все в порядке с финансами, когда они улыбаются и хорошо выглядят», — и при этом сделали оговорку, — хотя многие женщины-руководители «воспринимают такую ситуацию как опасную и борются с ней». Вы и сейчас так считаете?

Елена Гагарина: Конечно.

Современные феминистки такой подход вряд ли одобрят…

Елена Гагарина: Что касается феминизма, это неплохо, но, наверное, в определенных пределах. Хорошо, когда всем предоставлены равные права. Но мужчинам и женщинам никогда не были даны равные возможности, по причине разной физиологии и совершенно разных жизненных функций. Женщинам часто бывает сложнее, потому что кроме работы, для них приоритетными являются дом, семья и дети. И я это понимаю, как любая мать, потому что детьми нужно заниматься серьезно. Если для женщины дети не стоят на первом месте, то все остальное тоже будет плохо получаться, рано или поздно…

Как вас воспитывали в детстве? Ваши родители что-то советовали вам, например, обязательно прочитать?

Елена Гагарина: Меня никогда ничего не заставляли делать… Мне не советовали, что читать. У меня всегда была свобода выбора.

В чем совпадает жизненная позиция родителей с вашей?

Елена Гагарина: Я думаю здесь нужно говорить об отношении к делу, к людям, ведь в Советском Союзе большинство детей именно так и воспитывались. Мы должны были серьезно и ответственно относиться к тому, чем занимаемся. Никто никогда не предполагал, что я стану гуманитарием. И то, что я решила поступать в университет и изучать историю искусства, для всех было совершенной неожиданностью. Признаюсь, сначала отговаривали. Но в тоже время, родители всегда говорили, что заниматься нужно тем, что тебе по душе, что нравится, тогда жизнь будет абсолютно полноценной и нормальной. В этом смысле, наверное, мои родители повлияли на меня в том, что надо достаточно жестко отстаивать свои интересы, если они у тебя есть, и свою позицию, если ты в ней уверен.

Что для вас важнее и любопытней всего в вашей жизни и в вашей работе?

Елена Гагарина: Я — настоящий фанат музеев! Если еду в отпуск, то всегда туда, где еще не была, в такие места, куда можно добраться только частным образом и с трудом, потому что я не видела еще какой-нибудь монастырь или частную галерею. Если приезжаю в командировку, то помимо официальных встреч, всегда стараюсь что-то посмотреть.

Есть ли у вас любимая зарубежная галерея?

Елена Гагарина: Это музеи, которые делают интересные выставки: Метрополитен, МоМа в Нью-Йорке, Британский музей, Национальная галерея в Лондоне… Даже когда у меня бывает всего час времени, могу забежать посмотреть на свою любимую картину.

Можно полюбопытствовать, какую?

Елена Гагарина: Это зависит от музея. И картины всегда разные. Когда я в Лондоне, то смотрю «Венеру» Веласкеса, в Лувре навещаю маленькие портреты Клуэ…

А из русских музеев?

Елена Гагарина: Из русских музеев — это, конечно же, Пушкинский, в котором я проработала 20 лет, очень его люблю. Таких выставок западноевропейской живописи, которые проводит Пушкинский, не делает ни один музей нашей страны. А лучшие выставки ювелирного, средневекового и ренессансного искусства, будем честными, делаем только мы!

Дословно

Правда ли, что вы «сожалеете, что во времена Ельцина в Кремле был закрыт и демонтирован кабинет Ленина»?

Елена Гагарина: То, что сейчас кабинета Ленина не существует, — большая и серьезная ошибка. Это очень значительная и существенная часть нашей истории. Мне кажется, что такой «вульгарно-идеологический» подход абсолютно не верен. Это могло бы быть интересным дополнением для людей, которые приходят в Кремль и знакомятся не только с русской дореволюционной культурной, но и с советским периодом, который является неотъемлемой частью нашей истории.

Правда ли, что вы считаете — «дворец съездов портит внешний вид Кремля»?

Елена Гагарина: На месте Кремлевского дворца стояло старое здание Оружейной палаты XVIII века, которое было снесено. Сейчас Кремль является памятником, находящимся под эгидой ЮНЕСКО; в Кремле больше ничего нельзя ни снести, ни построить. То, что было сделано в 60-е годы, когда была уничтожена часть Кремля, — это неверно и неправильно.

http://www.rg.ru/2014/05/27/kreml.html

12.06.2014c9485244

12.06.2014a036548a12.06.2014-5f1da915

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выставка «Венчание на царство и коронации в Московском Кремле»

Выставка «Искусство сохранять искусство» в Кремле

В Москве открылась экспозиция «Свидетели» Первой мировой»