ИДЕИ ЛЬВА ГУМИЛЁВА АКТУАЛЬНЫ

«Евразийство не позволит миру погрузиться в трясину однополярности»

2.10.14-12170303img2

Идея Льва Гумилева воплощается в жизнь на постсоветском пространстве. 1 октября исполняется 102 года со дня рождения выдающегося русского ученого, востоковеда Льва Гумилева. 

Именно он одним из первых выдвинул концепцию евразийства — как равноправного «союза леса и степи», которая сегодня начинается воплощаться в Евразийском экономическом союзе. На каком фундаменте должно быть основано подобное сотрудничество, и почему России сегодня жизненно необходимо идти в Азию — ответы на эти вопросы искали эксперты за круглым столом «Идея евразийства: от Гумилева до наших дней».

Идея глобализации, которую сегодня столь настойчиво продвигает Запад, отнюдь не его собственное изобретение. Еще в XIII веке опыт глобального торгового рынка был опробован на просторах Ордынской империи. Тогда, по выражению Батыя, купец мог свободно проехать от Пекина до Киева без каких-либо криминальных происшествий. Именно при Чингизидах появились и первые бумажные деньги.

Но у той глобальной империи было одно очень существенное отличие от нынешней модели глобального миропорядка по англосаксонскому образцу. «Англосаксы признают только свою точку зрения, а весь остальной мир для них в лучшем случае экзотика», — уверен экономист, эксперт по евразийской тематике Александр Разуваев. В то время, как Российская царская империя, а позднее Советский Союз развивались именно по евразийской модели, где различные народы на равноправной основе вместе формировали общую историческую судьбу.

По словам директора Центра Льва Гумилева Павла Зарифуллина, если идеология Запада построена на агрессии по отношению к другим народам и их колониальном использовании, то Россия всегда относилась к народам, которые населяли ее пределы, как к равным. Именно такое отношение позволило огромному количеству разных этносов жить мирно в пределах одного государства, дополняя друг друга.

По мнению Александра Разуваева, перед Россией сегодня стоит выбор из двух возможных путей развития: стать моноэтническим государством по типу Польши, только чуть побогаче — за счет нефти и газа. Или же создавать государство нового типа, привлекая близкие по духу соседние народы. «Можно встраивать Россию в Европу — на любых, часто невыгодных условиях, а можно попытаться создать собственный центр силы», — полагает эксперт.

Но чтобы стать полноценным центром силы, России жизненно необходимо объединиться с другими народами. Это элементарный расчет: для успешного развития нужен рынок примерно в 250 миллионов потенциальных потребителей товаров. А в Таможенном союзе набирается всего 170 миллионов человек. Неизбежно возникает вопрос: с кем еще объединяться? С Европой смысла нет, полагает Александр Разуваев — у ЕС нет ни технологий, ни ресурсов, чтобы стать центром силы. «21 век — это век Азии», — считает он. Именно там сегодня сосредотачиваются и человеческие ресурсы, и новейшие технологии. Так что для России замкнуть экспортные потоки на Азию очень выгодно — это гарантия спроса, а главное — там нет западного предубеждения против России.

Но возникает вопрос — что предложить азиатским народам в качестве основы для взаимовыгодного союза? Эксперты уверены, что концепция евразийства, разработанная Львом Гумилевым, подходит для этого как нельзя лучше. «Это концепция содружества народов, которые объединились, чтобы противостоять негативному влиянию извне и сохранить свое собственное мировоззрение», — считает Павел Зарифуллин. А мировоззрение достаточно ясное — быть альтернативой Западу, предлагая более справедливый миропорядок.

В англосаксонской модели глобализации национальной идентичности и самобытности попросту нет места — разве что в «этнодеревнях» или резервациях по типу индейских в США. «Евразийство не позволит миру погрузиться в пучину монополярности», — считает директор Информационно — образовательного центра А.Зиновьева при МГУ им. М.В. Ломоносова Ольга Зиновьева. По ее убеждению, однополярный мир – это «трясина и болото», в котором все определено раз и навсегда: кто ценен, а кто подлежит забвению. И пример такого подхода продемонстрирован в речи американского президента на трибуне ООН. «Америка продвигает свой диктат буквально с нечеловеческой настырностью. С трибуны ООН Обама опрокидывает горы лжи на международное сообщество», — говорит Ольга Зиновьева.

Противостоять этому можно лишь объединенными усилиями. «В 1991 году наша страна была искусственно разделена, сегодня настало время вновь объединяться», — считает Александр Разуваев. Но на третью империю в России, по его словам, попросту нет сил. Да и вряд ли сегодня возможна реинкарнация СССР. Остается евразийская модель, которая близка и понятна не только русским, и всем соседним народам Азии.

Портал «Россия и соотечественники»

2.10.14-12150797

_____________________

Из Википедии:

Лев Николаевич Гумилёв (18 сентября (1 октября1912, Санкт-Петербург — 15 июня 1992, там же) — советский историкэтнолог, археолог, востоковед, писатель, переводчик.

Сын известных поэтов — Анны Ахматовой и Николая Гумилёва. В 1930—1940-е годы, осознавая влечение к исторической науке, сочинял собственные стихи и прозу; на рубеже 1950—1960-х годов переводил поэзию с персидского языка. С 1931 года активно участвовал в геологических и археологических экспедициях (всего до 1967 года принял участие в 21 экспедиционном сезоне).

В 1934 году поступил в Ленинградский государственный университет на только что восстановленный исторический факультет. Четырежды арестовывался, причём в первый раз — в декабре 1933 года — через 9 дней был отпущен без предъявления обвинения. В 1935 году подвергся второму аресту, но благодаря заступничеству многих деятелей литературы, был отпущен на свободу и восстановлен в университете. В 1938 году подвергся третьему аресту и получил пять лет лагерей, наказание отбывал в Норильске.

В 1944 году по собственному желанию вступил в ряды Красной армии, участвовал в Берлинской операции. После демобилизации окончил экстерном исторический факультет, в 1948 году защитил диссертацию на соискание степени кандидата исторических наук. В 1949 году вновь был арестован, обвинения были заимствованы из следственного дела 1935 года; был осуждён на 10 лет лагерей, наказание отбывал в Казахстане, на Алтае и в Сибири. В 1956 году после ХХ съезда КПСС освобождён и реабилитирован, несколько лет работал в Эрмитаже, с 1962 года до выхода на пенсию в 1987 году состоял в штате научно-исследовательского института при географическом факультете ЛГУ.

В 1961 году защитил диссертацию на соискание степени доктора исторических наук, в 1974 году защитил вторую докторскую диссертацию — по географии, но степень не была утверждена ВАК. Научное наследие включает 12 монографий и более 200 статей. В 1950—1960-х годах занимался археологическим исследованием Хазарии, историей хунну и древних тюрок, исторической географией, источниковедением. С 1960-х годов начал разработку собственной пассионарной теории этногенеза, с помощью которой он пытался объяснить закономерности исторического процесса.

2.10.14-gumilewwtraure

 

Подавляющее большинство профессиональных историков и этнологов считают её ненаучной; действительно крупным вкладом Гумилёва в науку считается теория периодического увлажнения центральной Евразии и популяризация истории кочевников. В исторических исследованиях Л. Н. Гумилёв придерживался идей, близких евразийству*.

*Евразийство

2.10.14-Kazakhstan,_2012-12

Впервые о принадлежности Гумилёва к евразийству стали говорить и писать в конце 1970-х годов, сам Лев Николаевич в многочисленных интервью 1980-х годов также охотно именовал себя евразийцем. Тем не менее, по мнению многих современных исследователей, несмотря на некоторую общность, взгляды Гумилёва и евразийцев расходились в принципиальных вопросах. По С. Белякову основные моменты расхождения таковы:

  1. Евразийцы включали в «евразийскую нацию» или «многонародную личность» все народы Советского Союза, а Гумилёв насчитал в СССР по меньшей мере семь суперэтносов.
  2. Гумилёв практически не касался политических взглядов евразийцев и их государственно-правовой теории. Вопрос о государственном строе и форме правления был для него вообще малоинтересен.
  3. Гумилёв, много и охотно критиковавший Запад (особенно в последние годы жизни), не критиковал ни либеральную демократию, ни рыночную экономику, ни тем более правовое государство. С его точки зрения неумеренное заимствование достижений Запада плохо лишь тем, что Россия просто не готова их воспринять. Он считал, что российский суперэтнос на 500 лет «моложе» романо-германского.
  4. Гумилёв не присоединялся и к евразийской критике католицизма, вовсе игнорировал богословские вопросы, так занимавшие евразийцев.

 На фотографиях: С отцом и матерью в 1916 году, перед поступлением в Университет, с матерью — 1960 г.

2.10.14-АхмЛевГ2.10.14-Лев19342.10.14-Анна_АхмсЛГ