«Графья» были и бывают разные

«Графья» были и бывают разные

 

 

На фото: граф Василий Павлович Шереметев, участник Великой Отечественной войны.

Отец Василия граф Павел Сергеевич после Октябрьской революции остался в России.
Ему было дозволено служить заведующим усадьбой Остафьево, бывшей когда-то собственностью семьи.

**********

 

Павел был сыном графа Сергея Дмитриевича Шереметева – внука Прасковьи Жемчуговой, бывшей крепостной актрисы театра Шереметевых. В 1928 году его увольняют и выселяют из усадьбы, предоставив комнатки в Напрудной башне Новодевичьего монастыря.

Мать Василия — Прасковья Васильевна Оболенская. Василий Павлович был поздним и очень желанным ребенком. На момент его рождения родителям было уже больше 40 лет.

Отец Василия граф Павел Сергеевич своему единственному сыну давал такие наставления:
«Будь верен преданиям рода нашего Шереметевых, служивших независимо и честно Родине и дорогому нашему крестьянству, носителю смиренному исконных наших заветов. Избави Бог тебя от суетности и гордыни!»

Воспитание в семье — это та самая основа, что составляет суть человека, дает ему направление по жизни.Интересно читать воспоминания современников Василия:
«…В его отношениях к девушкам и женщинам было что-то рыцарское и немного восторженное. Он был таким как все. И не таким. Подавал даме пальто. Открывал двери. Целовал руку.

На танцах был лучшим партнером, танцевал даже сложную для других мазурку, но в разговорах «с партнершей» был сдержанным и даже робким, не в пример другим…
Ему очень трудно было помогать. Но сам он, если у него заводились деньги, помогал всем и тратил щедро, «по-графски».

Рядом с ним любая женщина чувствовала себя королевой…Было в нем что-то истинное… дворянское. То, что зовут — породою. Многие не понимали его. Но – уважали. Можно сказать — любили.А глаза у него были такие светлые, прозрачные, чистые, такая в них была душевная чистота, что иные не выдерживали его взгляда».

Не будем забывать, что рос Василий уже в советское время, когда не было никаких гувернеров, особняков и дворцов Шереметевых, когда родители жили в страхе свою жизнь и жизнь своих близких.

Достаточно будет сказать, что в 1925 году была арестована сестра Павла Сергеевича графиня Мария Гудович, после освобождения из Бутырской тюрьмы она превратилась в изможденную старуху, которая никогда не рассказывала о том, что она пережила, настолько были ужасны эти воспоминания.

В это же время были арестованы брат жены Павла Сергеевича Владимир и его супруга Варвара Оболенские. Их расстреляли, а их детям, оставшимися сиротами помогал все тот же Павел Сергеевич, отец Василия.

Василий Шереметев закончил  школу рабочей молодежи второй ступени. После этого поступает в педагогический институт на художественно-графическое отделение.

Здесь он знакомится с художником Павлом Кориным, который позже примет участие в его жизни, но это будет потом….А пока Василий с отцом приходит к Корину и они беседуют, рассматривают картины художника – портреты монахов и священников. Корин был мастер портрета и он понимал, что в то время никто и никогда не увидит его работ,  не те герои были на его полотнах.

А потом была война, 1941 год…

Потомок графа Шереметева через 10 дней после объявления войны идет на фронт добровольцем. Он был рядовым, простым пехотинцем.

На фронт он отправился вместе с двоюродным братом Андреем Оболенским, который вскоре был убит.
А Василий получил 2 контузии, попал в плен (по одним данным был освобожден, по другим бежал из плена). По счастью, ему удалось вернуться в свою часть, с которой он и дошел до Праги.

Василий считал чудом то, что ему удалось выжить, и свято верил в то, что его оберегала ладанка с портретом его прабабушки графини Прасковьи Жемчуговой – Шереметевой. С этой ладанкой он не расставался ни на минуту.

Вернувшись после войны в Москву, Василий узнает, что родителей уже нет в живых. Первой умерла мать в 1941 году, а отец скончался в 1943. Умер граф от истощения.

После смерти жены Павел Сергеевич переехал к сестрам жены Оболенским в Царицыно. Хоронили его племянники Николай и Лиза Оболенские, те самые в жизни которых он принял участие после расстрела их родителей.

По воспоминаниям двоюродного брата Василия Николая Оболенского:
-«Начиналась новая, послевоенная пора… Но вскоре я стал замечать некоторые странности в его поведении. Как потом оказалось, это были последствия тяжелых контузий и переживаний, которые ему пришлось перенести во время войны. Васе трудно было смириться и с потерей родителей, да и послевоенные обстоятельства порой ставили его в тупик».

Послевоенная жизнь Василия…

«Графья» были и бывают разные

 

Он жил в той самой башне Новодевичьего монастыря, ухаживал за заброшенными могилами и, самое главное, прилагал все усилия, чтобы сберечь семейные реликвии.

По рекомендации того самого художника Павла Корина, он поступает в Московский художественный институт им. Сурикова. Корин покупает у Василия флорентийскую мозаику «Храм Весты» (из семейного наследства Шереметевых), а деньги выдает Василию частями, чтобы тот мог жить и учиться.

В 1951 году Василий получает диплом театрального художника – декоратора. Корин дает Василию и работу. Знаменитое мозаичное панно в московском метрополитене станции «Комсомольская» — это его работа.

Василия Шереметева считали талантливым художником, но при жизни у него не было ни одной выставки. Только две его картины были проданы.

А вот, семейные ценности, которые у него оставались, были приманкой для нечестных на руку людей. Часто, просто так, он отдавал ценнейшие вещи. Но вот, фамильного Рембранта, картину, что висела в его темной комнатке в башне он продавать категорически отказывался.

«Графья» были и бывают разные

 

Картина «Христос у Марии и Марфы».

Она утешала его, это была духовная сила его рода.
В 1956 году, когда отмечали 350-летие со дня рождения Рембранта, Василий Шереметев безвозмездно передает своё сокровище в дар музею!

Из башни Василий Павлович Шереметев переехал в маленькую квартиру. Квартиру Шереметевы получили благодаря стараниям жены Василия Ирины. На тот момент у них уже была маленькая дочь Евдокия, и жить в таких условиях было просто невозможно.

Жена Василия напомнила властям о том, сколько сделали Шереметевы для русской культуры, но в ответ получила:»Граф Шереметев?! Тот самый? Ну, так посадите его в клетку и показывайте, как диковину!» Но квартиру всё же дали.

А еще через несколько лет Василия Шереметева разбил паралич. Последние 11 лет жизни он был парализован. Сказались и ранения на войне, и тяжелая жизнь в послевоенные года, возможно, что и моральные жизненные страдания и муки.

До своей болезни он успел разобрать семейный архив и сдать его на хранение государству. Какие-то картины он подарил музеям, а что-то в трудные годы продал в частные коллекции. В частности, что-то можно увидеть в московском музее В.А. Тропинина и московских художников его времени.

Умер Василий Шереметев в 1989 году. На отпевании графа были потомки Трубецких, Оболенских, Голицыных, Бобринских, были и в полном составе сотрудники Останкинского дворца, родового «гнезда» Шереметевых.

Василия Павлович пережил революцию, для потомка графского рода это было скорее исключение, чем правило. Он прошел войну, выжил, состоялся как художник, сохранил и передал Родине семейное достояние.

И главное, что он прожил жизнь, выполнив завет отца:
«Будь верен преданиям рода нашего Шереметевых, служивших независимо и честно Родине и дорогому нашему крестьянству, носителю смиренному исконных наших заветов.
Избави Бог тебя от суетности и гордыни!»

Дополнительно о продолжателях династии

«Графья» были и бывают разные

 

Дочь графа Василия Шереметева, Евдокия.

Евдокия Васильевна Шереметева — художник, продолжатель творческой династии. Живет в Москве, с мужем Степаном Германовичем воспитали трех дочерей: Прасковью, Анастасию и Василису.

Подробнее:

https://zen.yandex.ru/media/sofia_piter/kak-slojilas-jizn-grafa-vasiliia-sheremeteva-v-sovetskoi-rossii-601e86df86f4e2220803df7c?fbclid=IwAR1RXAKL-nFdm8pWptyclE30aeced6QXEXvC28mGLctYPtr3V_JR4dL2cy8