Главное — удовольствие

В рамках Гуманитарного семинара Сергея Мазура при поддержке фонда «Русский мир» состоялось обсуждение влияние Болонского процесса на европейское высшее образование.


Главное - удовольствие


Одним из гостей семинара стал Михаил Александрович Маяцкий, имеющий многолетний опыт преподавания в университетах Европы. Недавно на русском вышла его книга «Курорт Европа», посвященная пути европейской цивилизации.

Его и хотят получать европейцы. А тяжело учиться или работать — нет

Курорт Европа

— В чем суть описанного вами «курортного поворота»?

— Сейчас Европа переживает смену вех. Говорить об этом политики не любят. Они предпочитают рассказывать избирателям, что негативные процессы в сфере финансов и уход производства за пределы Европы носят временный характер и что нужно приложить еще немного усилий и Европа снова станет индустриальным авангардом всей планеты…

К сожалению, ничего подобного ожидать не приходится.

Принципиальные изменения затронули все стороны европейской жизни, начиная с базиса — экономики. В Европе повсеместно сворачивается добывающая промышленность: либо недра уже исчерпаны, либо продолжать добычу слишком вредно для окружающей среды. Сокращается и обрабатывающая отрасль, которая вслед за добывающей переселяется в другие страны.

Исключение составляет высокотехнологичное производство, но и здесь сложности нарастают. Компании, производящие, например, электронику, все чаще строят свои заводы за пределами Европы. Сегодня Индия и страны Юго-Восточной Азии отлично справляются с теми функциями, с которыми добровольно или принудительно расстается Европа.

То же самое наблюдается на уровне государственного управления и во всей культуре… Происходит принципиальный поворот от цивилизации принуждения к цивилизации удовольствия. В европейских странах все больше отказываются от принуждения своего населения к трудоемким типам деятельности: к работе на производстве или серьезной учебе… Вот я и назвал такой тип цивилизации курортным.

— Превращение Европы в промышленную и культурную периферию — это окончательный диагноз или еще есть возможность напрячься и составить достойную конкуренцию тем же США и «азиатским тиграм»?

— Думаю, тенденция необратима. В Европе должны как можно быстрее понять, что происходит, и перестать лицемерить. Бурный экономический рост невозможен и, главное, современной Европе не нужен.

— Как вы оцениваете процесс европеизации новых стран ЕС, в частности Балтийского региона?

— Восточная Европа — это регион, лишившийся старой технологической базы при особо драматических обстоятельствах. Здесь постиндустриализация сопровождалась политическими, идеологическими катаклизмами. По многим показателям Восточная Европа была и остается наиболее динамичной частью ЕС, но ей вряд ли удастся повернуть вспять колесо европейского развития. Другой вопрос, насколько успешно этот регион впишется в «курортный поворот».

Болонская перспектива

— Вы приехали в Ригу на семинар, посвященный Болонскому процессу в высшем образовании…

— Болонская реформа, стремящаяся к созданию единого европейского пространства высшего образования, не отвечает за все, что происходит с европейскими вузами. Например, симптомом «курортного поворота» выступает отток европейских студентов с «трудоемких» факультетов и специальностей. Им все меньше хочется корпеть над тяжелыми дисциплинами — этим могут заняться студенты из «менее развитых» стран.

Одновременно все в большей степени престижными местами освоения «трудных» специальностей оказываются университеты за пределами Европы. Здешние же университеты переквалифицируются на более приятные гуманитарные направления: историю изобразительного искусства и кино, психологию… — все то, что направлено на личное развитие.

— Обычно Болонский процесс представляется как расширение возможностей студентов и профессуры перемещаться в соответствии с личной образовательной и академической необходимостью. Казалось бы, сплошной позитив: можно и рамки познания расширить, и мир посмотреть.

— Студенческие «путешествия» существуют с основания университетов в Европе. С легкой руки немецких романтиков с конца XVIII века студенческие скитания получили статус воспитательного средства. Покидая родной город, студент попадал в большой мир, сталкивался с непонятными нормами и нравами, приобретал более сложное мировоззрение, учился толерантности и отстаиванию своей точки зрения… Проблема в том, что Болонский процесс совершенно выхолащивает воспитательное содержание «годов странствий».

Современный студент, решивший поучиться в иностранном университете, попадает в накатанную колею. Его ждет целый штат сотрудников, которые укажут, где поселиться, какие достопримечательности посмотреть. К тому же пути путешествующих студентов редко пересекаются со студентами принимающего университета.

В итоге кроме туризма и развлечений из этого семестра или года «странствий» получается мало чего путного. При опросах студенты-путешественники честно отвечают, что и не собирались тратить этот год на учебу, просто поехали оттянуться по полной программе. Одновременно строка об учебе по программе «Эразмус» украсит любой диплом и си-ви. Причем совсем скоро такие путешествия в Европе станут обязательными.

Я не собираюсь отрицать пользу для общего развития от знакомства с другими странами. Только вот к собственно высшему образованию это никакого отношения не имеет.

Порочность Болонской системы состоит в смещении приоритетов. На смену традиционной ориентации на качество образования приходит идеал квантификации — подсчет и уравнивание любых операций учебного процесса. Например, посещение семинара оценивается в три балла…

Неважно, каким студентом у какого преподавателя в каком вузе — три балла по всей Европе. При этом студент из стремящегося к образованию превращается в накопителя баллов — чем больше, тем лучше. Допускаю, что все это может облегчать работу вузовских управленцев, но прямого отношения к качеству образования не имеет. В то же время лоббисты Болонского процесса не устают повторять, что квантификация автоматически повышает уровень знаний.

В Европу или Россию


Главное - удовольствие


— На первый взгляд Болонский процесс в случае снятия языковых ограничений мог бы стать благом для Латвии, где наблюдается хронический недостаток «остепененных» преподавателей. А ротация студентов снизила бы уровень ксенофобии.

— Наверняка так оно и есть. Другое дело, куда попадут студенты из Латвии. По университетской Европе уже прошелся каток Болонской реформы.

— Все-таки куда лучше отправиться на учебу юношам и девушкам, думающим об образовании за пределами Латвии: в Европу, США или Россию?

— Сейчас в России сложилась парадоксальная дискуссия. Как будто «да» или «нет» Болонской реформе является главной проблемой российского высшего образования. Разделение учебного цикла на бакалавра и магистра не является панацеей от специфических российских бед, прежде всего коррупции.

За вывеской бесплатного образования скрывается весьма дорогостоящая система. Российские родители так и говорят: «Мы не настолько богаты, чтобы отдавать ребенка в бесплатный вуз».

Это печальная страница в истории русского образования. Надеюсь, что со временем она будет перевернута.

— Но бренды МГУ или Физтеха сохраняют свою привлекательность…

— Былая слава велика, но отстает материальная база, ушли лучшие кадры. Не только уехали в США и ЕС, что еще поправимо, а ушли в бизнес, то есть навсегда… Хотя для лучших вузов России, наверное, не все потеряно.

А студенту, думающему о своем образовании, нужно прежде всего прислушиваться к себе.

Из своего преподавательского опыта могу сказать, что Европа все-таки остается сильным конкурентом — прежде всего из-за бесплатного обучения. Это музей под открытым небом с такой плотностью памятников на квадратный километр, которая не снилась другим континентам. Студент должен при своем выборе иметь в виду и этот аспект.

досье

Михаил Маяцкий

окончил философский факультет в Ростове-на-Дону, учился в аспирантуре в Москве, поехал на стажировку в Швейцарию, которая растянулась на 20 лет. Не прерывая связей с Россией, получил докторскую степень во Фрибурском университете, в настоящее время работает в Университете Лозанны.

Сфера научных интересов: философия — от античной до современной, читает курс «Философия искусства» для студентов-славистов. Автор трех книг: «Платон — мыслитель визуального» (на французском), «Курорт Европа» (на французском и русском), «Во-вторых: ультиматумы с оговорками конца прошлого века» (на русском).

Игорь ВАТОЛИН

И.Ватолин