Европа не может жить без Азии

14.07.2015-nazarbaev-rg-kuks

Накануне своего 75-летия президент Казахстана Нурсултан Назарбаев дал эксклюзивное интервью «Российской газете» и ТАСС

*****

Михаил Гусман:

Нурсултан Абишевич, мы встречаемся накануне даты, знаменательной не только для вас, но, наверное, и для всего Казахстана. Я принес вам несколько газет, например, «Правду», «Комсомольскую правду», датированные 6 июля 1940 года. Тут много материалов про Казахстан, но, честно сказать, не нашел сообщения из Алма-Атинской области о рождении маленького мальчика. А ведь 6 июля газеты всего мира будут писать о юбилее президента Казахстана Нурсултана Назарбаева…

Нурсултан Назарбаев: Нет, в этот день все будут говорить о том, что это день рождения новой столицы — Астаны.

— Да, это правда. Но я хочу, чтобы мы говорили про Астану именно в том ключе, что мало кому в истории человечества удавалось быть строителем столицы. А вы таковым являетесь. Это 6 июля не похоже на какой-то рубеж. Мне кажется, что это небольшая остановка, тем более что недавно казахстанцы практически единодушно избрали вас на 5-й президентский срок. С каким настроением вы встречаете эту дату?

Нурсултан Назарбаев: С хорошим, потому что, слава аллаху, у нас в стране спокойствие. И досрочные выборы президента, не входившие в мои личные жизненные планы, закончились с таким впечатляющим результатом. Это, конечно, поднимает настроение. Думаю, любой политик поймет меня правильно. Вы начали со дня рождения, что это срединная дата… А ведь число само по себе немалое. Почему мы говорим, что в жизни все проходит так быстро? Потому что в памяти человека остаются самые яркие моменты. Все второстепенное забывается, все яркие впечатления остаются, и время кажется очень коротким, потому что в молодости мы смотрим на мир как в перевернутый бинокль — кажется, что впереди тысячи лет.

А потом, когда приходит время, все приближается, как в нормальном бинокле. Конечно, немало прожито, пройдено. С одной стороны, были тяжелые годы, а с другой это были времена впечатляющие, которые никогда не повторятся у другого поколения казахстанцев. Я был не только свидетелем обретения независимости своей страны, но и одним из творцов этой независимости, этого государства. Не буду прибегать здесь к ложной скромности. Но не я один — все это мы создавали вместе с соратниками, с народом. Поэтому есть впечатления, мысли о прошлом, удовлетворение. Но есть и большие задачи, которые предстоят в будущем, это от неудовлетворенности тем, что уже сделал, потому что такова роль лидера.

— Программа, которую мы делаем, называется «Формула власти». И я подумал, что никто не сможет точнее, чем вы, сформулировать это понятие. Вы во власти как минимум три десятилетия, причем на ее вершине. И все говорят о том, что, находясь на этой вершине власти, вы остаетесь человеком, который ею не злоупотребляет. И , ощущая ее, остается человеком демократичным. Что такое власть?

Нурсултан Назарбаев: Тяжело ответить одним словом. До меня разные мудрецы отвечали на этот вопрос. Говорили, что власть — это зло. И деньги тоже не дают человеку счастья. Поэтому лучше от этого бремени освободиться, жить жизнью простого человека. В этом заключается счастье. Но мы, кому выпала доля быть руководителем, должны думать по-другому, поэтому я сформулировал бы несколько позиций. Власть — это прежде всего ответственность. И чем выше должность, тем ответственность выше. У меня, как и у других президентов, никогда нет личного времени. И в выходные дни, и во время отпусков, и днем, и ночью ты находишься на посту.

— Вы даже как-то сказали, что самый лучший способ отметить день рождения — это отметить его в труде.

Нурсултан Назарбаев: День рождения — это просто дата в жизни. Мы же люди, мы себя немножко любим. И поскольку мы любим себя — мы любим этот день. Мы его ждем и в молодости, и особенно в детстве. Но сейчас уже не хочется этих сборов, разговоров. К тому же, когда искренности мало, идут трафаретные разговоры, это тебя уже не пронимает, отскакивает, как горох от стенки. Но все равно приятно, когда день рождения. Конечно, сейчас это имеет для меня совсем другой смысл. Все проходит на работе, и в этот раз тоже. Тем более что это день нашей столицы. И если уж откровенничать до конца…

— Я никому не расскажу!

Нурсултан Назарбаев: Ну конечно! В 94-м году прошлого века, 6 июля, на сессии Верховного Совета Казахской ССР я впервые выступил с инициативой, чтобы было принято решение парламента о том, что столица переносится в Акморинск или город Акмолу. 94-й год, разруха, развал Советского Союза. В государстве нет денег на выплату пенсий, учителям, врачам, милиции не платят заработную плату — задерживают по несколько месяцев. И в это время я говорю: «Надо переносить столицу». Новое государство должно иметь новую точку роста и делать что-то новое. Никто меня не услышал. В день своего рождения я пришел на работу. Пошел на сессию парламента, попросил слово и выступил с просьбой принять постановление. Все начали выступать.

Естественно, я провел определенную работу среди депутатов, которые благоволили этой идее и мне лично. И один из уважаемых людей сказал: «Слушайте, уважаемые товарищи депутаты: если мы примем решение, все это будет примерно через 30 — 40 лет. Это же надо строить. А сегодня у него день рождения. Пусть он с хорошим настроением пойдет домой, давайте примем это решение». И так оно на самом деле было принято. 10 декабря 97-го года я подписал указ. Потом отсчитали ровно 6 месяцев, и в среду, 10 июня 1998 года, мы хотели объявить всенародную, всемирную презентацию новой столицы. Поэтому 6 июля, чтобы вокруг моей персоны не было больших разговоров и это совпало с моим днем рождения, день рождения столицы — это какая-то символика.

— Немножко слукавил уважаемый депутат, ведь он предполагал, что через 30 — 40 лет столица раскинется широко, а сейчас посмотришь на Астану — прошло всего двадцать лет. И она…

Нурсултан Назарбаев: Не прошло. Строительство города идет всего 14 лет…

— За 25 лет независимого Казахстана вы во главе государства совершили невероятное: страна стала современным государством, уважаемым на международной арене. Вы вспомнили о решении о строительстве Астаны. А принимали ли вы решения самые важные для страны, для народа, для устремленности в будущее?

Нурсултан Назарбаев: Если окинуть взглядом историю казахов и Казахстана, можно увидеть, что здесь бывало всякое. Многие народы переселялись через Казахстан, начиная от гуннов, Тюркского Каганата… Через нас проходили многие народы, многие религии, и казахи к этому привыкли. В истории были ханства. Но такого государства, как сейчас, в этом объеме, очерченном международно признанными границами, со всеми атрибутами государства и с такими экономическими, политическими связями со всеми странами мира, такого никогда не было в нашей истории.

Так вот, я стоял у истоков строительства первого казахстанского государства в сегодняшнем понимании. Конечно, это главное, что я смог сделать вместе с моими соратниками, вместе с казахстанским народом. Но обрести независимость и сохранить ее — это не одно и то же. Сохранить независимость и укрепить страну — это не менее важно. Государство, которое было одной из последних среди 15 республик, сегодня одно из лучших по темпам реформ, по экономическим показателям. Это второе. И третье, конечно, новая столица. Это наша гордость, не скрою.

— В свое время именно вы приняли решение о том, что Казахстан, будучи страной, на территории которой размещалось советское ядерное оружие, стал безъядерной державой. Почему вы отказались от инструмента, казалось бы способствующего сохранению независимости страны?

Нурсултан Назарбаев: Действительно, при распаде Советского Союза на территории Казахстана находился второй в мире ядерный полигон в Семипалатинске, самый мощный*. Там было испытано 550 ядерных зарядов, в том числе первая водородная бомба. Но это отдельный вопрос. У нас тогда пострадало более миллиона человек, мы до сих пор занимаемся последствиями. Вопрос на самом деле стоял таким образом, чтобы четвертый в мире ядерно-ракетный арсенал с носителями, самолетами, пусковыми установками стоял на взводе. И это были самые мощные баллистические ракеты СС-18, которые американцы называли «Сатана», за 28 минут достигали территории Соединенных Штатов. Лучше всего, по мнению специалистов, размещать их ближе к экватору. По этой же причине здесь находится Байконур — это было идеальное место для вывода ракет на орбиту.

Соединенные Штаты Америки, Россия, Великобритания и Казахстан — четвертый по объему, по количеству. Вы знаете, что оружие также было размещено и на Украине, и в Белоруссии. Шли большие споры, несколько раз приезжали на переговоры лидеры европейских стран, США. И, естественно, нам, молодому государству, еще неоперившемуся, не вставшему с колен, еще и стать изгоем из-за этих ядерных ракет? Тем более что я точно знал: против каждой ядерной ракеты в каждой стране уже нацелена ракета в другой стране. Сейчас точно так же. И не дай бог вдруг начнется взаимное кидание этими ракетами.

Речь шла о том, что выгодно для Казахстана: во-первых, получить от ядерных стран гарантии независимости, гарантии того, что они никогда не будут нападать на Казахстан. Во-вторых, получить деньги на демонтаж и получить деньги за эти ядерные ракеты. И все оборудование должно было остаться в Казахстане. Все эти вопросы были решены. Включая средства на переоборудование заводов на мирные товары. Именно после этого Казахстан получил доверие. За эти годы мы привлекли более 200 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций. И именно эти деньги подняли экономику страны.

Казахстан до сих пор считают лидером в борьбе за безъядерный мир, за нераспространение ядерного оружия. Поэтому здесь проходят все мировые саммиты и встречи на всех уровнях.

— Сегодня на территория Казахстана живут люди более 100 национальностей. В селении Чемолган, где вы родились, росли дети балкарцев, чеченцев, даже немцев Поволжья. Каким образом достигается такое сохранение межнационального, межконфессионального мира?

Нурсултан Назарбаев: Вы правильно заметили, что у меня с детства выработан очень хороший иммунитет от национализма. Балкары, когда их переселили к нам, приехали голодными, нищими. Одна семья поселилась в нашем доме — маленькой сельской хате из двух комнат. В одной из них ютились муж, жена и трое детей. Поэтому отец, как и все мы, изучил язык, говорил по-балкарски. Потом в нашем селе было немало балкарцев. И он с ними спокойно разговаривал, правление колхоза поручало моему отцу с ними работать. Он был у них бригадиром, и все приходили к нему советоваться, очень его уважали.

И улица наша называлась «Подгорная» — самая горная улица, село находится в предгорье. И напротив жила семья инвалида Великой Отечественной войны, он очень дружил с моим отцом, а его жена, тетя Дуся, дружила с моей мамой. В прошлом году я приехал в Актюбинск, где посетил новую больницу. Мне сказали, что там лежит женщина, которая говорит, что она меня знает. Прихожу — это тетя Дуся. Ей уже за 80 лет. Благодаря тебе, говорит, мы здесь живем с внучкой, меня лечат… Я посидел возле нее, повспоминал.

С той же стороны жили Приходько, наверное, украинцы. Я даже не знаю, кем они были. Рядом сосед — Мельниченко. Тут Якушев, там Носов. Они были моими друзьями. Вот так мы выросли. Мы не знали, кто к какой национальности относится. А потом, когда я начал работать на металлургическом заводе, в бригаде горновых было 9 человек. Я никогда бы не подумал, что все они были разных национальностей. Каждый! Кого там только не было: немец, русский, украинец, казах, татарин, еврей и еще кто-то. Удивительно, да? Но мы не чувствовали, что мы разных национальностей. Это моя история.

Когда построили государство, оно по воле судьбы оказалось многонациональным. Это наша история: в Казахстан в свое время депортировали 550 тысяч северокавказцев, 800 тысяч из Поволжской немецкой республики. А начиналось это вообще со столыпинских реформ, когда сюда переселяли украинцев и русских. Как бы пустующие земли назывались, хотя ничего тут не пустовало. А потом целинные земли и полтора миллиона переселенцев со всего Советского Союза. На какое-то время мы даже на своей родной земле стали меньшинством, понимаете? Это сейчас казахи составляют почти 70 процентов населения.

Советский Союз развалился. И два с половиной миллиона или около трех выехало: те, кто приезжал на целину, вернулись домой, греки уехали в Грецию, немцы, 600 тысяч, в Германию, на историческую родину. Здесь было много военных заводов, люди возвращались в Белоруссию, на Украину. Здесь строится национальное государство. Но я говорил: вы все нужны здесь. Вы нигде не найдете такого отношения. Вы русские, но вы казахские русские. И действительно так и оказалось. Но СССР перестал существовать, люди почувствовали себя неуверенно. И до сих пор: приезжаешь в Германию — встречают с большим удовольствием. Когда я прибываю с визитом в Тель-Авив, в гостинице меня встречают целые толпы.

Я сначала думал: что такое? Митинг какой-то? Нет, говорят, это казахстанские евреи хотят сказать вам спасибо. Так везде. И это приятно. И тогда мне пришла идея создания Ассамблеи народов Казахстана. Где голос каждого будет услышан. Чтобы каждый мог сохранять свой язык, свою культуру, свою историю. Сейчас у нас есть культурные центры во всех регионах и областях. Каждый год они делегируют свои полномочия на сессию ассамблеи, которую я возглавляю. Мы доказали всем, что многонациональность и многоконфессиональность не являются недостатком. И, слава богу, все люди спокойно сосуществуют. Каждый идет молиться туда, где он хочет. И всеми это воспринимается нормально. Я думаю, что так и должно быть. По-человечески. Скоро в Казахстане пройдет 5-й съезд представителей мировых религий. Они могут собраться здесь и обсудить все вопросы. Это возможно благодаря нашей толерантности.

— Сотни тысяч русских, живущих в Казахстане, действительно ощущают это государство своей родиной. Может, отчасти и поэтому Россия и Казахстан самые близкие соседи и друзья. За годы вашего президентства ничто не омрачало российско-казахстанские отношения. Хотя, наверное, когда вы разговариваете с нашим президентом, какие-то дискуссии возникают. Но стратегическое партнерство наших стран очевидно. А в чем, на ваш взгляд, не реализован потенциал в отношениях России и Казахстана?

Нурсултан Назарбаев: Это вопрос многосторонний. Как говорил де Голль, на все проблемы надо смотреть с высоты звезд — тогда они покажутся другой величины. Я думаю, что таких близких, доверительных отношений, как у Казахстана и России, ни у кого нет. С 1991 года, когда развалился Советский Союз, эти отношения ничем не омрачились. Но в повседневной жизни между двумя государствами-соседями всегда возникают проблемы. Начинали мы их решать спокойно с Борисом Николаевичем Ельциным. Сейчас про него разное говорят.

Но все же Ельцин повернул Россию от коммунизма к либеральной политике. И хотя его обвиняют в том, что он развалил Советский Союз, но такой была ситуация. Страна развалилась без него. Еще во время Горбачева она расползалась по швам. С этим нужно было что-то делать. Тогда мы решали сложные вопросы, например, о том, чтобы провести границу по середине Каспия. Или построить нефтяную трубу по северному Каспию до Новороссийска. Пять лет пришлось вести переговоры. Иногда злились, иногда обижались друг на друга, но решали вопросы.

К примеру, у Казахстана с Россией семь с половиной тысяч километров границы. Это еще с царских времен. Такой границы больше нет нигде в мире, и каждый ее километр надо было описать, возле каждого поселка пройти. А с Китаем как быть? Эти вопросы 300 лет не решались. А благодаря взаимному доверию мы все это решали. Евразийский экономический союз, который был создан благодаря доброй воле прежде всего Казахстана и России, это интеграция в правильном направлении, несмотря на издержки, которые возникают в связи с кризисом, общим упадком экономики.

Если учесть, что Европейский союз создавался 50 лет, а мы только заговорили о нашем союзе в 2008 году, я считаю, что мы развиваемся нормальными темпами. Сейчас таможенных границ нет, капитал перемещается, люди перемещаются. Трудности всегда возникают. Осенью было колебание рубля, и сразу подешевели автомашины. Наши побежали их покупать. Ну, для рядового человека это хорошо, он купил машину на 30 процентов дешевле, чем у нас. И таких покупок было 60 тысяч. А нашим заводам куда было реализовывать продукцию? Многие заволновались, мол, Евразийский союз нам мешает.

Но мы быстро этот вопрос решили, обо всем договорились, и сейчас ситуация нормализуется. Россия и Казахстан имеют идентичную экономику. Мы страны сырьевые. Мы экспортируем нефть, газ, металлы, серебро, золото и у нас нет индустрии. Я считаю, что самый трудный вопрос — неразвитость индустрии наших стран. Мы с 2008 года проводим политику индустриально-инновационного развития. Хотелось бы, чтобы параллельные процессы шли в России, чтобы мы начали взаимодействовать именно в индустрии, в инновации, в науке.

— Справедливости ради надо признать, что идея Евразийского союза принадлежит вам. Вы давно ее высказывали, Владимир Путин ее горячо поддержал. Таким образом, Россия и Казахстан стали цементирующими странами этого союза. Казахстан находится в самом центре Евразии. Каково будущее евразийства? Ждет ли Евразийский союз расширение?

Нурсултан Назарбаев: Европа и Азия — это один субконтинент. Европа не может жить без Азии. Европе нужна Россия, нужен Казахстан, наши ресурсы. Нам нужны их технологии и наука, ряд товаров. Мы взаимодополняем друг друга. Я уверен, что придут нормальные времена и экономику не будут политизировать. Тогда будет развиваться свободная торговля Европы и Азиатского континента. Я имею в виду не только Россию и Казахстан, но и Китай, Японию, Индию. Общая торговля будет залогом спокойствия и стабильности во всех странах. Если я торгую с какой-то страной, мне очень важно, чтобы там было спокойно. И наоборот.

Я уверен, что наступит время, когда Евразийский союз действительно станет Европой и Азией. И все уже к этому идет. Возьмем, к примеру, идею экономического пояса Шелкового пути. Во время визита в Казахстан председатель КНР Си Цзиньпин рассказывал об этой идее. Она предполагает развитие экономики и инфраструктуры — автомобильных, железных дорог — вдоль всего пути. Сейчас мы строим автомобильную дорогу от Тихого океана до Западной Европы. Строим железную дорогу. Что это как не объединение Европы и Азии? Именно таким я вижу будущее субконтинента.

— В Казахстане столько прекрасных мест. Но за рубежом так мало о них знают. Почему туристический потенциал не реализован в полной мере?

Нурсултан Назарбаев: Это действительно так, поскольку развитие туристической отрасли требует вложения средств. Первые пять лет после распада СССР задачей нашей страны было выживание. Следующие десять лет темпы экономического роста составляли 7 — 10 процентов. Когда «накопили жирок», чтобы не зависеть от цены на нефть и газ, мы начали создавать индустрию. За пять лет было построено 770 новых предприятий, создано полтора миллиона рабочих мест. Сейчас идет вторая «пятилетка». Мы реализуем программу по развитию инфраструктурной сети по всему Казахстану. У нас огромная, девятая по численности территория в мире.

Через три — пять лет по всему Казахстану будет построено более 5000 километров автодорог, железные дороги пойдут с востока на запад, без этого и туризм не будет развиваться. Перед нами стоят и масштабные аграрные задачи. Население Земли растет, и к 2050 году его численность составит 9 миллиардов человек. Потребление вырастет на 40 процентов, и продовольствие станет самым хорошим источником бизнеса. Эта сфера нуждается в инвестициях. Теперь, по мере решения этих задач, можно думать и о туризме.

— Какие направления самые перспективные?

Нурсултан Назарбаев: Во-первых, Алма-Ата. Этот регион великолепно подходит для горнолыжного туризма. Мы сейчас закладываем огромный новый туристический комплекс. Не только Медеу или Чимбулак, но и в других ущельях. Вторая точка, это, конечно, Боровое. Мы с Дмитрием Анатольевичем Медведевым там встречались, гуляли вечером. Он говорит: «Этот воздух не только пьется, запах какой!» Действительно, Боровое было признано всесоюзной здравницей из-за абсолютно чистого воздуха.

Поскольку там гранитные горы, гранит нагревается и нагревает корни сосен, и сосны источают исключительный аромат. Третье перспективное направление — это юг. Там проходил Шелковый путь, развивались древние города, возникали первые ханства. Весь путь между Сырдарьей и Амударьей усеян историческими артефактами, развалинами, старыми зданиями. Мы хотим развивать там инфраструктуру, ведь для туризма нужны хорошие дороги, гостиницы, сервис.

— Вы начинали свой путь у домны, в горячем цеху. Тогда про вас, молодого горнового, была снята телепередача на казахстанском телевидении. Я также нашел самое первое упоминание о вас в газете в 1958 году на казахском языке. Вам тогда было 18 лет. Вы в газете написали письмо своему китайскому другу, помните?

Нурсултан Назарбаев: Конечно, помню.

— Ваша жизнь и сегодня похожа на горячий цех. Вы все время находитесь в поездках, проводите официальные встречи. Откуда вы берете энергию?

Нурсултан Назарбаев: Президентская работа интеллектуальная, переговоры требуют подготовки. Я всегда старался, чтобы партнер по переговорам понял меня, чтобы моя страна стала ему другом. В большинстве случаев так и было. Власть — это ответственность, которая висит на твоей шее, которая тебе не дает покоя никогда. Ты и во сне, и наяву думаешь об очередных проблемах, которые надо решать. Сейчас, когда мы 20 лет проработали, построили рыночную экономику, достигли среднего уровня достатка, нас считают среднеразвитой страной, мы вошли в список 50 конкурентоспособных стран и 20 стран, самых привлекательных для инвестиций, когда нас отметил Всемирный банк — и вот именно теперь мы можем оказаться в ловушке среднего достатка.

Многие страны Юго-Восточной Азии остановились на уровне дохода 12 — 13 тысяч долларов на человека. Задача роста еще на 10 процентов требует научного подхода. Поэтому в своей предвыборной программе я озвучил курс на реформы в нескольких направлениях. Первое — это нормальное функционирование государственного аппарата, который должен служить только народу. Всякие бывают чиновники. Есть и такие, которые, чуть-чуть в начальники вышли, уже под ногами землю не видят. Мы хотим сделать государственную службу подотчетной народу и государству. Это будет непросто из-за сопротивления старого аппарата. Но пришло время кардинально менять эту сферу, потому что мы с вами еще живем в категориях советского периода.

Я даже не могу обвинять, например, судей, которые были воспитаны в то время, у них другой менталитет. Его надо перестраивать по принципу меритократии, который основан на заслугах, а не на кумовстве. Второе направление — верховенство закона. Чтобы суд справедливо решал все проблемы. На этом фундаменте по-настоящему будут развиваться малый и средний бизнес, экономика. Далее мы также хотим сформировать идентичность многонационального народа. Чтобы каждый житель страны чувствовал себя прежде всего казахстанцем, любил эту землю, свою родину. Потому что Казахстан дает ему все и гражданин тоже отвечает перед страной своим трудом, своим отношением.

Развитие Казахстана требует всех этих реформ. Сейчас мы готовимся принять международную выставку ЭКСПО-2017. На 130 гектарах строится комплекс, который изменит облик Астаны. Возводится уникальное здание, которое будут показывать во всем мире. Чего стоит один главный павильон в форме шара диаметром 120 метров. Внутри будет находиться лаборатория всех видов нетрадиционной энергетики. Все компании мира смогут приходить туда, проводить свои опыты.

Об Астане

14.07.2015-Астана-2294708427

Это был захудалый провинциальный город. Население — около 200 тысяч. А в этом году в Астане будет уже 900 тысяч жителей, а скоро миллион человек. Здесь каждый камень, каждый фундамент заложен при моем участии. Ни одно здание не начинало строиться, пока я не посмотрел его будущий архитектурный облик, его дизайн и его фасад. Любое здание, здесь построенное, для меня как песня. Поговаривают, конечно, что в строительство было вложено много денег. Но что такое построенный миллионный город? Это актив государства, богатство, созданное на нашей земле.

В нашей валюте в Астану было вложено около четырех триллионов тенге. И из них 60 процентов составили частные инвестиции. Но сейчас ежегодный ВВП Астаны составляет свыше 4 триллионов тенге. И город уже в казну платит около 10 миллиардов тенге каждый год. То есть все окупилось. Здесь есть все для жизни человека. К ЭКСПО в Астане будут построены самые высокие здания в Европе и Азии, в 80 этажей. Это будет второе рождение столицы. Да, у нас нет выхода к океанам. Но у нас есть для торговли один океан — Китай. Другой океан — Россия.

5 июля 2015

Текст: Михаил Гусман (первый заместитель генерального директора ТАСС)

http://www.rg.ru/2015/07/06/nazarbaev.html

*Посмотреть также

http://www.tvc.ru/channel/brand/id/34/show/episodes/episode_id/1159/

14.07.2015-600(1)_default