«Давно не бывал я в Донбассе…»

Что значит Донбасс для русского сердца

«Давно не бывал я в Донбассе…»

 

Мы писали и говорили, а то и кричали — еще во время «Русской весны» 2014-го: Юго-Восток никогда не примет украинского (а равно никакого иного) нацизма и всегда будет сопротивляться диктату Запада Украины.

Ядром, центром кристаллизации пробуждающейся Новороссии стали крупные города Донбасса — Луганск и Донецк.

**********

 

Сказано точно: «Половина Донбасса — это земли Войска Донского (кто не знает — Кальмиус протекает через центр Донецка, а граница была по Кальмиусу). … Донецк возник как имперский авангард угля и стали, держал на плечах Империю и стал слишком велик и неудобен для хуторской страны, потому и восстал. Сегодня он истекает кровью, но не умрет. И не потому что Империя слишком много ему должна, а потому, что Империя без него умрет».

Помним и о Донецко-Криворожской республике, которая существовала автономно (хотя и недолго, со столицей в Харькове) в революционные времена, а потом, как промышенно развитый пролетарский район, была большевиками «прилеплена» к аграрной Малороссии в качестве локомотива. Следует помнить, что даже в местных газетах ДКР, читай Новороссии, в 1918 г. не встречалось местного самоопределения как «украинцев» или «малороссов». Харьковцы и луганцы считали себя русскими людьми, великороссами, и это подтверждают и газеты, выходившие до октябрьского переворота. Малороссы (тоже часть русского народа) — жили по соседству — в направлении Киева.

Следует вспомнить также, что Донецкий угольный бассейн был открыт в 1721 г. в районе нынешнего города Лисичанска Г.Г. Капустиным. А 7 декабря 1722 г. император Петр I издал указ «О приискании на Дону и в Воронежской губернии каменного угля и руд». Промышленное освоение региона началось с конца XIX века.

Открытие залежей угля и железной руды в Донбассе сформировало основу экономики этого региона, а цепь новых черноморских портов связала его с миром. Но до того момента, пока ленинские большевики волевым порядком не передали всю Новороссию (не только Донбасс, но и Херсон, Николаев, Одессу, а потом и Крым!) в состав УССР.

* * *

Донбасс давно и прочно вошел в русскую культуру. Кто-то приведет как пример луганца Владимира Даля, кто-то — уроженца донецкого края Сергея Прокофьева… Мы же вспомянем стихи и песни.

В ряду произведений, неотъемлемо связанных с этим краем, прочное место занимает песня «Давно не бывал я в Донбассе», написанная известными советскими авторами Николаем Доризо и Никитой Богословским. В основе лежит реальная житейская лирическая история, и песня стала визитной карточкой края. Прекрасно исполнял ее Юрий Богатиков, сегодня поет молодой артист Сергей Волчков.

Не забудем известного поэта-песенника Михаила Матусовского, родившегося в Луганске в семье рабочих. Детские годы он провел в пролетарском городе, окруженном заводами, шахтами, железнодорожными мастерскими, узкоколейками. Учился в строительном техникуме, после окончания работал на заводе. Матусовский — автор знаменитой песни «На безымянной высоте» (1964). О послевоенных впечатлениях им была написана в 1946 г. песня «Вернулся я на Родину» (муз. Марка Фрадкина).

Вернулся на Родину. Шумят березки встречные.
Я много лет без отпуска служил в чужом краю.
И вот иду как в юности я улицей Заречною,
И нашей тихой улицы совсем не узнаю.

Здесь вырос сад над берегом с тенистыми дорожками,
Окраины застроились, завода — не узнать.
В своей домашней кофточке, в косыночке горошками
Седая, долгожданная, меня встречает мать.

Здесь столько нами прожито, здесь столько троп исхожено,
Здесь столько испытали мы и радостей и гроз.
Пусть плакать в час свидания солдату не положено,
Но я любуюсь Родиной и не скрываю слез.

Вернулся я на Родину. И у пруда под ивою
Ты ждешь, как в годы давние, прихода моего…
Была бы наша Родина богатой да счастливою,
А выше счастья Родины нет в мире ничего!

В известном кинофильме режиссера Владимира Басова «Щит и меч» (1968) стараниями композитора Вениамина Баснера, в содружестве с которым Матусовский написал много песен, прозвучала не только проникновенная и патриотичная «С чего начинается Родина», но и улыбчивая, хотя и с фронтовой трагедийной подсветкой песенка «Махнем не глядя».

Василий Соловьев-Седой написал в 1959 г. на стихи Матусовского песню «Солдат — всегда солдат».

Весь мир знает и поет «Подмосковные вечера» Матусовского, на музыку Соловьева-Седого. «Не слышны в саду даже шорохи…» — впервые запели на московском фестивале молодежи 1957 г., и песня сразу стала русской всемирной визитной карточкой. Теперь она занесена в Книгу рекордов Гиннеса — как самая исполняемая в мире.

И о своих земляках-шахтерах Матусовский не мог не написать проникновенных строк. И остались «Сияет лампочка шахтера» (муз. Н. Богословского), а также «Шахтерский характер» («Когда мы идем после смены, степною дорогой пыля, дороже еще и милее нам кажется эта земля…», муз. Я. Френкеля), и «Шахтерская семья» (муз. А. Новикова).

И кто из нас не помнит песенных строк «И родина щедро поила меня березовым соком, березовым соком» или «Сиреневый туман над нами проплывает. Над тамбуром горит полночная звезда…». Всё это — подарок всем нам от луганца Михаила Матусовского.

* * *

Когда говорят об Иосифе Кобзоне: «Вся жизнь прошла под его прекрасное пение. И это чудесно. Покойся с миром — самый верный патриот нашей Родины!», мы готовы подтвердить эти высказывания и подписаться под ними.

Это был воистину тембр эпохи, если не сказать эпох, — и лирический, и драматический, и эпический. С огромным эмоциональным, смысловым и тематическим диапазоном, притом что он никогда не кричал со сцены, не нагнетал, не истерил.  Весь космос жизни, весь мелос он подавал слушателям достойно, сдержанно, с неизменно прямой спиной, и всегда и везде был уместен. Было в нем настоящее, неподдельное, истинно мужское.

Можно спорить, но я соглашусь с высказыванием, что все песни, которые исполнял Кобзон, были о самом высоком — о любви к Родине.

«Советский Синатра» Кобзон отправился на Донбасс сразу, и не только поддержать свою малую Родину, но и выступить в защиту всех сражающихся и умирающих за действительно единую Россию. Ни возраст, ни депутатство, ни звания, ни богатства не мешали ему ходить по минным полям, не прерывать концерты даже под артобстрелами.

Кстати, выступавшему перед карателями АТО в Славянске А. Макаревичу Кобзон сказал: «Вам осталось только спеть перед Коломойским».

Харьковский публицист заметил, что после 2014 года в Кобзоне проявилось величие замысла; «он оказался рокером в большей мере, чем все эти гнилостные БГ и Шевчуки. Патентованные нонконформисты быстро сдуваются. А Иосиф Давыдович был правильный мужик. Часов Яр Сталинской области порожняк не гонит».

30 августа 2003 г. Кобзону был установлен памятник в Донецке.

«Донбасс — моя родина многострадальная, я от нее никогда не откажусь, — говорил корреспондентке Иосиф Давыдович. — И плевать на любые санкции, родина для меня всегда открыта. На Донбассе небо другое, природа, земля, все другое. У человека одна мама и одна родина. Где пупок у человека зарыт, там и родина».

Украина лишила Иосифа Кобзона всех государственных наград. Ранее на него были распространены все возможные санкции, он оказался в списке геращенковского сайта «Миротворец». Когда артиста лишили звания почетного гражданина городов Краматорска и Славянска, он заявил: «Пускай лишают. Для меня не существует Украины, в которой фашистский режим. Поэтому я не хочу быть почетным гражданином».

* * *

Всенародным любимцем был и Леонид Быков, известный советский актер и режиссер, родившийся в селе Знаменском Донецкой области, школу закончивший в Краматорске, театральный вуз — в Харькове.

Его полюбили с первых же ролей в кино. Среди лучших работ Быкова в кинематографе справедливо отмечают роль Богатырева («Дорогой мой человек», 1958), Акишина («Добровольцы», 1958), Алешки («Алешкина любовь», 1960), Гаркуши («На семи ветрах», 1962). Оказывается, Э. Рязанов приглашал Л. Быкова на роль Деточкина в ленту «Берегись автомобиля», но актер после первой же пробы от роли отказался.

Последние работы, особенно «В бой идут одни старики» (и в меньшей мере «Аты-баты, шли солдаты»), многократно умножили его популярность, которая не ослабевает и после кончины актера.

Леонид Быков удивительно продлился в небе: его именем названа одна из звезд, а в Краматорске так был назван самолет СУ-27, и в Василькове — МиГ-29, на борту которого было написано «Маэстро. Леонид Быков». У этого «мига» даже имелся бортовой журнал Леонида Быкова и летная книжка. На этом самолете летал лучший экипаж Украины.

И было в ВВС Украины летное звено, которое носило имя Леонида Быкова. Как с этим дела теперь, после «декоммунизации»? В каком кошмарном сне могло привидеться донбассцу Быкову, что для стрельбы по мирному Луганску в 2014 г. боевые самолеты будут взлетать с васильковского аэродрома!

* * *

В 2017 г. в Москве вышел сборник четырнадцати поэтов «Я — израненная земля» с подзаголовком «О весне крымской и войне донбасской», в котором переплетены та Великая война, как оказалось, не законченная, и нынешняя, развязанная врагом на Украине в 2014 г.

Составитель книги писатель Захар Прилепин утверждает: «Получилось очень весомо и убедительно. Я сам не верил, что за три года создана мощнейшая крымско-донбасская тема в русской поэзии. Это сразу вывело ее в один ряд с поэзией Великой Отечественной и Гражданской войн. Русская поэзия вписала эти события в национальную культуру навеки».

И еще: «Стихи о Донбассе стали не только частью классической русской литературы, но и внесли эти события в контекст русской истории. Это пронзительное, сильное, душевное и трагическое соединение донбасских реалий и Русской весны. Стихи, собранные в книге, — это самые точные и верные слова, которые можно сказать о событиях в Донбассе».

Завершить краткий обзор хочется стихами из другого сборника, «Ожог» (Москва, 2015). Так, харьковчанка Марина Ахмедова, уже почти четыре десятилетия жительница Махачкалы, тесно творчески сотрудничавшая с Расулом Гамзатовым, завершает стихотворение о дорогом ей донецком городе Торез такой строфой:

На белой мазанке убитой,
Как сито, черным антрацитом —
Следы от пулеметных трасс…
И на земле ветряк бескрылый.
И грохот над Саур-Могилой,
О, Господи, помилуй нас!

Это вынести непросто: «Где сад шумел — теперь воронка, Немая, словно похоронка, Перетекающая в боль».

* * *

Кому-то вольно было считать утопией болезненное прорастание Новороссии сквозь измученную плоть Руси, в первую очередь многострадального Донбасса. Но то, что начертано на Небесах и уже в живом сознании миллионов людей, что продолжает расти и множиться, уже неотменимо. Мы с вами — современники и участники великих и трудных свершений Новой России.

Святитель Феофилакт Болгарский, рассуждая о притче Христа о закваске (Мф. 13:33), дает приведенным в ней образам следующие значения: «Закваска — апостолы, которые малым числом способны преобразовать весь мир, подобно тому, как от малой закваски вскисает все тесто».

И у нас, и у врага есть основания Новороссию — земную и Небесную — считать закваской всей Новой России…

Специально для «Столетия»

Станислав Минаков

16.03.2022

https://www.stoletie.ru/vzglyad/davno_ne_byval_ja_v_donbasse_788.htm

«Давно не бывал я в Донбассе…»