ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЙ И ПОЛНОМОЧНЫЙ…

20.02.14.6pos

Александр Удальцов: «Помогать другим лучше понимать Литву»

1 ноября исполнился ровно год, как Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Литовской Республике Александр Удальцов приступил к исполнению своих обязанностей в Вильнюсе.

Накануне этого события коллектив газеты «Обзор» пригласил Александра Ивановича в редакцию, чтобы побеседовать с ним в неформальной обстановке и лучше узнать его как человека – в какой семье он вырос, чем увлекается, как отнёсся к выбору жизненного пути своими детьми.

Стоит заметить, что выбор темы разговора не случаен: имя А.Удальцова в интернете только поисковиком Google упоминается столько раз, что одни лишь заголовки занимают 34 интернет-страницы, однако о жизни Александра Ивановича вне служебных рамок практически ничего и нет.

— Господин посол, знакомясь с представителями литовской общественности, на одном из первых приёмов Вы упомянули о том, что принадлежите к дипломатической династии. Можно об этом поподробнее, об отце, о деде?

— Действительно, есть такая династия. В Москве даже улица есть, названная в честь моего деда – Ивана Дмитриевича Удальцова. Он по образованию был экономистом, и очень, кстати, крупным. Дворянин, революционер, потом в двадцатые годы — ректор Московского государственного университета, а в военные годы – инициатор и основатель знаменитого ныне МГИМО. Отделили тогда в 1942 году один факультет от МГУ, и мой дед стал его первым директором (так тогда называлась должность руководителя этого вуза).

Дед знал Ленина, был с ним в эмиграции в Лондоне. Мои предки по отцовской линии – дворяне, интеллигентные люди. Дед похоронен на Новодевичьем кладбище, бабушка была художницей, скульптором, поэтессой. Когда дед был в царской ссылке, они переписывались в стихах.

А вот вторая моя бабушка была из деревни, из Липецкой области. И было очень интересно наблюдать, как они общаются, когда встречались.

Мой отец также пошёл по дипломатической стезе: был посланником в Чехословакии, где я, кстати, и школу при посольстве закончил, затем послом Советского Союза в Греции.
Отец, к слову, имел самое непосредственное отношение и к журналистике: он долгое время возглавлял Агентство печати «Новости», которое потом называлось РИА «Новости». А теперь «Россия сегодня».

А я на дипломатической работе уже 41 год – буквально на днях отметил это событие, хотя заканчивал я исторический факультет МГУ, а позже – Дипломатическую академию МИДа.

— Почему именно история?

— У меня и отец – историк, но главным было всё-таки то, что он отговорил меня идти в МГИМО, поскольку тогда активно занимался международными отношениями. Отец считал, что туда идёт немало молодых людей, как когда-то говорили, «по блату». И я сейчас совершенно не жалею о таком выборе: история даёт любому человеку, а уж тем более дипломату, возможность лучше разобраться в сегодняшних реалиях и спрогнозировать, что нас может ждать завтра.

Впрочем, даже во время учёбы я старался сотрудничать с МИДом – были востребованы мои знания чешского языка. Поэтому сразу по окончании истфака я пришёл работать в МИД. Наверное, стоит подчерк­нуть, что в российском МИДе давно существует правило: до трети ежегодно принимаемых молодых работников должны быть из других, не из МГИМО, вузов, и даже из других городов, не только из Москвы. И я считаю это очень правильным, поскольку такой подход позволяет не замыкаться в своей скорлупе.

— А где Вы встретили свою жену?

— Вот как раз в МИДе и встретил. В нашем ведомстве работает около 9 тысяч человек за границей и примерно три с половиной тысячи в Москве. Понятно, что это не только непосредственно дипломаты. Моя жена, например, работала секретарём, стенографисткой. Моя тёща – тоже сотрудница МИДа. Она была заведующей канцелярией Министра иностранных дел Советского Союза.

— А ваши дети нарушили такую прекрасную династическую традицию!

— Да, мои дети – дочь и сын – выбрали в жизни другую дорогу. Я их не агитировал, и думаю, что это правильно. Дарья у нас стала имиджмейкером, она даже является хозяйкой соответствующей академии. Ей, как я вижу, выбранное дело нравится, она получает от него удовольствие. И это при том, что она – мать троих детей.

Сын же – Александр Александрович — довольно серьёзно занимается футболом, точнее, общественными связями в этом виде спорта. Понимающие люди, надеюсь, оценят, на каком уровне он работал и работает: он был пресс-атташе в московском «Локомотиве» времён Сёмина, в махачкалинском «Анжи», когда там играли Это’О и другие звёзды, поработал и в московском «Динамо». Сейчас он возглавляет один из новых спортивных интернет-ресурсов.

Футбол – это, конечно, чрезвычайно интересный мир, но есть там и одна проблема: там крутятся огромные деньги, и это не всегда хорошо сказывается на атмосфере и даже на самой игре.

Но всё равно футбол – это, в первую очередь, праздник. Я — давний болельщик (посол сказал, за какой клуб болеет, чем вызвал приступ фанатской солидарности у части аудитории. – Прим. «Обзора»), поэтому с нетерпением жду 2018 года. Как вы знаете, Россия готовится к проведению чемпионата мира по футболу. И для нас это огромный стимул. Мы подтянем сейчас наши города, в том числе и Калининград. Там начинают строить стадион. Туда, кстати, заманивают и моего сына. Но опять же – выбирать ему.
Вот такая у меня семья…

— Но это, насколько мы знаем, не вся ещё ваша семья. Сколько у Вас внуков?

— Четверо! Старшая внучка живёт с нами – с дедушкой и бабушкой, ходит в одну из вильнюсских школ. Она, кстати, довольна: её очень хорошо встретили, хотя она очень переживала, как у неё всё сложится на новом месте. Внучка была с нами и тогда, когда я работал в Словакии. Там я открыл школу при посольстве. В Праге такая школа была ещё со времён Советского Союза, а в Братиславе, как и в столицах рес­публик бывшего СССР после его развала, такой школы не было.

Такие школы, попутно замечу, играют очень важную роль и как методологические центры для учителей, преподающих русский язык в национальных школах. Понятное дело, что там нет никакой политики.

Школы при посольствах открываются там, где много детей. Но поскольку в Вильнюсе двадцать с лишним лет нет такой школы, то сюда стали ездить, в основном, те дипломаты, у которых детей школьного возраста нет или они пристроены в Москве. А вот если сюда, в посольство России в Литве, приезжает семья со школьником, то она, как правило, старается, чтобы ребёнок школу всё-таки заканчивал в России: ведь для поступления в наши вузы необходимо сдать единый госэкзамен.

Если бы при российском посольстве в Вильнюсе появилось учебное заведение, то оно не стало бы конкурентом местным русским школам, так как работало бы по российским программам, как и наши школы в большинстве стран мира. Так что такая задача у нас есть. Я хочу в ближайшие дни съездить в Ригу, поговорить на эту тему с нашим послом в Латвии. Один из вариантов – открыть такую школу в Риге. Может быть, это будет школа-интернат.

— Александр Иванович, вопрос Вам как дедушке: внучка вьёт из Вас верёвки, а Вы с бабушкой с радостью соглашаетесь на это?

— Со мной это невозможно. Я вообще-то стараюсь вести себя мягко, демократично, но от «руководящих задатков» отказаться и в семье непросто. Я ведь живу прямо в посольстве, поэтому стоит только открыть дверь, и я – на работе. Или наоборот.

Хотя, конечно, к внучке я отношусь с особым чувством. Мне интересны её заботы. Я, кстати, с интересом (как историк) ознакомился с теми учебниками, по которым она изучает историю. Обратил внимание, как своеобразно в них подаётся та же история Второй мировой войны. Из них можно понять, что гитлеровцев победили чуть ли не американцы с англичанами, а Советский Союз этому способствовал.

Хотя 80% фашистских войск было унич­тожено именно на Восточном фронте, но об этом стараются лишний раз не вспоминать. Кстати, история как наука в последние годы стала гораздо более востребованной российской молодёжью, которая вообще с бо́льшим уважением стала относиться к образованию. Родители готовы платить любые деньги, чтобы их дети получили как можно более качественное образование.

— Историю можно изучать ведь не только по учебникам. Вы как-то сказали, что храните дома орден, которым была награждена Ваша мама.

— Мои родители – фронтовики. Отец сражался в чехословацком корпусе генерала Свободы, который потом стал президентом Чехословакии, т.е. они друг друга знали ещё со времени Великой Отечественной. А мама закончила войну лейтенантом медицинской службы, вытаскивала с поля боя раненых. За что и была награждена орденом Красной Звезды.

Мои родители по этому поводу нередко в шутку поддевали друг друга: у отца такого ордена не было. Но про его участие в войне много говорит такой факт: война для него началась знаменитым парадом на Красной площади 7 ноября 1941 года, а закончилась не менее знаменитым Парадом Победы в 1945 году, когда к стенам Мавзолея солдаты Советской армии бросали флаги фашистов.

Возвращаясь к орденам – семейным реликвиям, скажу, что у меня дома хранятся три ордена Ленина, не говоря уже о других наградах, которых был удостоен дед, награды отца и матери.

— Где Вам сложнее было во время Вашей долгой дипломатической службы, а где – легче всего?

— За время своей деятельности на внешнеполитическом поприще мне приходилось переживать разные времена, но нынешняя ситуация, прямо скажем, особая. Конечно, сейчас нелегко, но дипломат должен быть готов работать в любой ситуации. А российская дипломатия, и это я говорю вовсе не ради рекламы, объективно является номером один в мире.

Да, по финансовым возможностям, по количеству работников мы уступаем тем же американцам, но нужно судить всё же по эффективности и результативности дипломатической работы. Об этом свидетельствует и высокопрофессиональная деятельность нашего министра – Сергея Лаврова. А я, к слову, работаю уже при восьмом министре, мне есть с кем сравнивать: я начинал ещё при Громыко. Скажу прямо: Сергей Викторович пользуется очень высоким авторитетом в коллективе нашего Министерства.

— Тем не менее, даже в таких непростых условиях Вам наверняка периодически приходится выступать своеобразным литовским «туроператором»: советовать приехавшим к Вам гостям, что посетить в Литве, что отведать?

— С Литвой я, кстати, познакомился гораздо раньше, чем приехал сюда в качестве посла. Когда балтийские государства стали самостоятельными, заместитель министра Виталий Чуркин, нынешний представитель России при ООН, вызвал меня и поручил создать и возглавить подразделение в департаменте, которое занималось бы только Литвой, Латвией и Эстонией. Тогда у нас здесь ещё никаких посольств не было.

А те мои знакомые, которые приезжают сейчас в Литву, как правило, так же, как и я, знают вашу страну уже давно. Поэтому они едут целенаправленно: кто-то подлечиться в Друскининкай или Бирштонасе, кто-то едет на море или на Косу. Это они мне рассказывают, где что интересное есть. Хотя я очень много езжу по Литве, мне, к примеру, нравится Тракай, который я считаю уникальным для Литвы местом. Люблю там гулять. То же самое можно сказать и о Куршской косе, Каунасе и многих других местах.

Впрочем, я всё же стараюсь побывать везде сам, чтобы потом советовать уже со знанием дела. Однако нужно признать, что ездить из России в Литву стало всё же меньше людей. Многих настораживает общая атмо­сфера, вот в таких случаях мне и приходится выступать уже в качестве литовского «туроператора», рассказывать о красотах и изюминках вашей страны, то есть помогать другим лучше понять Литву.

Думаю, что и для этого нужны дипломаты.

Александр ШУЛЬГА, «Обзор»

Комментарий Анатолия Лавритова:

Как представитель одной из ассоциаций российских граждан могу добавить, что Александр Иванович УДАЛЬЦОВ чрезвычайно общительный и обязательный человек.Пообещал, к примеру, встретиться с нами (Правлением организаций российских граждан)и сумел выкроить 2 часа рабочего времени для беседы и обмена мнениями.Эта встреча была крайне необходима не только для нас, но и для него самого.

Об этом он откровенно сказал нам тогда.Хочется пожелать чрезвычайному и Полномочному представителю нашего государства в Литовской республике, чтобы деятельность возглавляемого им коллектива Посольства принесла пользу межгосударственным отношениям бывших республик союзного государства.Задача трудная, но выполнимая.

http://www.obzor.lt/news/n14179.html