АРШИН ДЛЯ РОССИИ

9.04.2015-432934_900

 

Экспансия НАТО в Восточной Европе в конечном итоге на руку Путину

******

«Несмотря на политическую изоляцию и продолжающееся действие экономических санкций, груз которых Россия несет с момента аннексии Крыма и кризиса на Восточной Украине, правящая «Единая Россия» после выборов в сентябре этого года впервые получила конституционное большинство в парламенте, — пишет в статье на сайте Focus историк, эксперт по России Кристиан Остхольд. — Этот грандиозный успех не только облегчает Владимиру Путину процесс руководства страной, но и подтверждает его президентский статус. И было бы ошибочным объяснять его одними лишь перекосами в российской системе правовой государственности«.

Чтобы понять парадоксальную с европейской точки зрения ситуацию, при которой Путин, несмотря на экономический спад, пользуется сегодня, пожалуй, максимальной популярностью у россиян, автор советует взглянуть на историю страны, начиная с отмены крепостного права и заканчивая развалом СССР.

«Анализ показывает, что автократическая власть в России опирается на давнюю традицию и ее легитимность имеет скорее эмоциональную, чем рациональную подоплеку«, — считает историк.

«Если события 1991 года Запад воспринял как благословение истории, то в России многие — как катастрофу. Для европейца непостижимо, почему многие советские граждане воспринимали свое государство как достижение, несмотря на сталинизм и плановую экономику. Но это становится ключом к пониманию успеха Путина, — говорится в статье. — В противовес той картинке, которую европейцы до сих пор рисуют при упоминании СССР, для российского народа это была квинтэссенция нового общества — порядок, при котором все люди равны и каждый имеет неограниченный доступ к образованию, работе, медицинским услугам. Советский народ был обществом истинно верующих, в котором кто-то жертвовал многим, а кто-то — всем«.

«Когда социалистический эксперимент окончательно провалился, — продолжает автор, — советскому обществу пришлось как-то справлять с той мыслью, что все, во что они верили, — не что иное, как чудовищная ошибка, в известной степени даже ложь. Неудивительно, что многих осознание этого приводило в отчаяние, некоторые кончали жизнь самоубийством. Опираясь на собственный опыт, большинство граждан пришло к тому, что в будущем стоит полагаться только на себя«.

«Вопреки утвердившемуся предположению о том, что Советский Союз развалился из-за финансового коллапса, к краху систему привели и другие причины, — указывает историк. — Стабильность страны основывалась на смеси веры и страха. Когда в 1991 году вера была окончательно разрушена, остался один лишь страх перед будущим. Негативное воздействие центробежных сил было увеличено в ходе бесславного президентства Бориса Ельцина, который сделал Россию посмешищем».

«В этом состоянии и принял страну в начале 2000 года Владимир Путин. Рассуждения многих западных политиков, которые сегодня при любом удобном случае ругают российского президента, а тогда коллективно поддались иллюзии, что России встала на путь развития демократического государства, можно считать уверенным доказательством как исторического невежества, так и политической наивности. На самом деле Россия никогда и не знала демократии, и не могла стать демократией«, — считает автор.

Это связано еще и с тем, продолжает Остхольд, что у руля в государстве до сих пор находятся те, кого взрастила советская система: «Можно сказать, мы имеем дело с новой старой Россией«.

«Если принять все это во внимание, получится, что львиная доля жесткой критики, которую западные правительства годами обрушивают на Москву, является неоправданной. Как показывает практика, неприемлемо мерять такое государство, как Россия, демократической меркой. Фатальной ошибкой стало и то, что, в отличие от европейских стран, которые после окончания холодной войны сумели успешно консолидироваться под крылом ЕС, Москва осталась один на один со своей бедой. Ей ничего не оставалось, как собраться с силами и прийти к новой мощи«, — говорится в статье.

«Агрессивная экспансия НАТО в Восточной Европе и опирающаяся на западную мораль критика — вот на базе чего президент Путин сегодня крепко как никогда сидит в седле, — убежден автор. — Восточная политика ЕС отвергается Россией еще и по причине своей противоречивости. С одной стороны, от Москвы требуют соблюдения принципов правовой государственности и демократии, с другой — эти же государства терпят неудачу в реализации тех же самых принципов у себя«.

10.12.2016-newsml-dpa-com-20090101-161125

 

«Вместо того чтобы постоянно рассматривать Россию через призму собственной морали, Европа должна наконец признать своеобразие своего соседа. В таком случае можно будет разглядеть в Путине и позитивное«, — пишет ученый.

5.12.2016

Кристиан Остхольд | Focus

_____________________

Битва за Алеппо или провал западной дипломатии в Сирии

10.12.2016-238370262

 

Сирийская армия отбила более 70% Восточного Алеппо у мятежников.

Каролин Галактерос (Caroline GALACTEROS) считает, что другим странам следовало бы сблизиться с Россией, которая смогла отстоять государственные структуры в Сирии, несмотря на все нападки на международной арене.

FIGAROVOX: Сирийская армия взяла под контроль старый город Алеппо, который находился в руках мятежников. Стало ли это решающим поворотным моментом в сирийском конфликте?

Каролин Галактерос: Это продвижение сил режима имеет очень большое значение. Тот факт, что джихадистов вытеснили из этого переплетения улиц и подземных ходов и заставили отступить на юго-восток города, свидетельствует о положительной военной динамике для сирийской армии. Кроме того, успешный вывод нескольких десятков тысяч мирных жителей на запад города лишает джихадистов человеческого щита, а западных противников режима — раскрученного в СМИ аргумента против военной помощи Москвы…

Взятие Алеппо, особенно в краткие сроки, помогло бы укрепить боевой дух в этой бесконечной борьбе, а также стало бы ценной политической и символической победой, которая сдвинула бы соотношение сил в пользу восстановления сирийского государства. Отступление джихадистов в Алеппо — всего лишь проявление общего военного поражения (с каждым днем оно кажется все более неизбежным) и соотношения сил России и Америки, где Вашингтон сдает позиции. Даже госсекретарь Джон Керри в своем заявлении в Брюсселе 6 декабря (на собрании министров иностранных дел НАТО), судя по всему, вывесил белый флаг: он убежден, что партия (по свержению сирийского режима и развалу страны) проиграна, и пытается сбросить с Америки ответственность за поддержку радикально настроенных мятежников, которая сейчас стала совершенно бессмысленной. В любом случае, соперничество Вашингтона и Москвы останется в силе, по меньшей мере до вступления в январе в должность Дональда Трампа.

В такой перспективе подавление джихадистских мятежников в Алеппо не станет решающим фактором, и администрация Обамы продолжит (пусть и непрямым образом, прежде всего через Турцию) поддержку радикальных групп, чтобы максимально спутать карты России и новому президенту, который уже начал диалог с Москвой, чтобы вывести Америку из этого болота. Возможно, сейчас обговаривается сделка по типу «карт-бланш России в Сирии в обмен на свободные руки США в Ираке». С гипотетическим взятием Алеппо война не остановится. Она прекратится только тогда, когда суннитские державы, США и Франция примут свое «поражение» и будут серьезно искать приемлемый для России и Ирана политический компромисс. Для этого нужно, чтобы Эр-Рияд, Доха, Анкара, Лондон и Вашингтон поняли, что переговоры могут дать им больше, чем бои. Парижу же пора перестать предпринимать несвоевременные и ненужные дипломатические инициативы (вроде запланированной конференции стран, которые выступают «против тотальной войны»). Эти оторванные от реальных событий смехотворные жестикуляции контрпродуктивны даже с эгоистической точки зрения национальных интересов. Таким образом мы не сможем вернуться в игру, откуда вылетели из-за собственной бестактности и догматического упрямства.

— В какой мере взятие Алеппо означает военно-дипломатическое возвращение России на международную арену?

— Как мне кажется, возвращение России — очевидный факт. Более того, это необходимость, что бы ни думали по этому поводу многие «эксперты» и обозреватели, которые, несмотря ни на что, упорно смотрят на мир взглядом близорукого циклопа, через упрощенческую черно-белую призму. Они ошиблись с врагом из-за нежелания выйти из зоны интеллектуального комфорта и критически взглянуть на себя. На них лежит большая ответственность за сохранение хаоса и насилия, потому что своим убогим мышлением они лишь усиливают линии разлома вместо того, чтобы помочь их преодолеть. При этом существует срочная необходимость признать, что действующая вот уже 20 лет имплицитная модель международных отношений окончательно развалилась из-за собственных эксцессов. Морализаторский идеализм как прикрытие хищнического интервенционизма наделал таких дел, что на них уже нельзя больше закрывать глаза. Это касается как народов, которые стали жертвами нашего стремления «освободить» их, так и всех тех, кого, как нам кажется, мы убедили в превосходстве западной модели политического, экономического и социального развития. Теперь же по нам с размаха бьет эффект бумеранга.

На волне этого явного провала Россия предлагает (по случаю сирийского конфликта) перебалансировать международную игру, признать фактическую многополярность и сблизиться с Западом, частью которого она все еще считает себя. Кроме того, она предлагает достаточно убедительную альтернативную модель: надежность, последовательность, прагматизм, устойчивость. Помощь Асаду, несмотря на его травлю на международной арене, и защита сирийского государства от развала оценили не только в Дамаске и Тегеране, но и в Каире, Алжире, Дели, Африке, ОАЭ, Анкаре и даже некоторым образом в Эр-Рияде… Дипломатия открытого диалога (как официального, так и неофициального) Москвы со всеми (напрямую или косвенно) вовлеченными в сирийский конфликт игроками выходит за пределы оптимального урегулирования одной единственной драмы. Ее инициативы по привлечению других на свою сторону продолжаются по всем направлениям. Эмиссары Москвы устанавливают новые контакты, предлагают разнообразное сотрудничество и привлекательные сделки в обмен на поддержку российских позиций по тому, каким должен быть политический переходный процесс в Сирии. Короче говоря, обстановка меняется, но вместо того, чтобы следовать за ней, Франция и другие страны искусственно противопоставляют военную логику дипломатической, как будто они не тесно связаны друг с другом. Как будто можно просто так взять и решить, воевать нам или вести переговоры! Все это так не работает. Война не может быть одним единственным методом действия… как не бывает и дипломатии без силы оружия. Только военное превосходство и формирование соотношения сил, которое может измениться лишь совсем незначительно, в состоянии заставить воюющие стороны и их покровителей сесть за стол переговоров для продуктивного обсуждения.