Антон Силуанов: Смена Вех

12.03.2017-Силуанов-5813_900

 

26 сентября прошлого года исполнилось 5 лет с того дня, как министерство финансов возглавил Антон Силуанов, а зампред правительства-министр финансов РФ Алексей Кудрин был отправлен в отставку.

За это время Антон Германович прошёл путь от прилежного адепта своего предшественника, до, не побоимся этого слова, спасителя российской экономики от разразившегося в 2014 году кризиса.

*******

Путь Силуанова
Можно ли отобразить на одной картинке, как изменялись взгляды и подходы министра финансов — и как вместе с этими взглядами менялось влияние Минфина на экономику России? Да, можно. Для этого достаточно взглянуть на один показатель. А именно, на то, как менялось направление влияния Минфина на ликвидность банковского сектора (график 1 ).

12.03.2017-1-6053_900
График 1. Три этапа в деятельности Антона Силуанова на посту министра финансов.

Источник: ЦБ РФ, расчёты С. Блинова

Рассмотрим этот график подробнее. Последние девять месяцев пребывания Алексея Кудрина на посту министра финансов (январь-сентябрь 2011года) влияние политики Минфина на экономику страны вообще, и ликвидность банковского сектора в частности, было негативным, о чём подробнее будет сказано ниже.
И на первом этапе, когда Антон Германович возглавил министерство , он около года продолжал политику своего предшественника (с такими же негативными последствиями для экономики).
На втором этапе, начало которого можно отнести на ноябрь 2012 года, негативное влияние Минфина на экономическую ситуацию резко сократилось. Но и положительного влияния от его действий тоже не наблюдалось.
С декабря 2014 года начался третий этап, на протяжении которого влияние Минфина на экономику России стало явно положительным. За относительно короткий срок были не только «заглажены» ошибки прошлых лет, но и сделаны мощные денежные вливания в экономику, спасшие Россию от грозившей ей экономической катастрофы. Этот этап продолжается по сей день (эти строки написаны в марте 2017 года).
Рассмотрим все три этапа подробнее.

Первый этап: «Политика в наследство»
Как уже неоднократно отмечалось в публикациях «Эксперта», истоки прошедшего кризиса лежат в далёком 2011 году. Тогда, ещё под руководством А. Кудрина, Минфин (по не вполне ясным причинам) стал массированно изымать деньги из экономики и концентрировать их на счетах Казначейства в ЦБ. Именно эти действия Минфина стали главным фактором ухудшения ликвидности банковского сектора и тормозом возобновившегося было после кризиса 2008-2009 годов экономического роста. Остальные факторы (такие как валютные интервенции ЦБ, объём наличных денег и другие) были в это время либо нейтральными, либо положительными. А вот инициированные Минфином изъятия сразу привели к замедлению темпов роста денежной массы. И начала раскручиваться спираль экономического кризиса. Каждое последующее действие экономических властей лишь усугубляло ситуацию, о чём ещё будет сказано далее.

В сентябре 2011 года главой министерства был назначен Антон Силуанов, а возглавлявший Минфин много лет Алексей Кудрин был уволен со своего поста после публичного конфликта с президентом Дмитрием Медведевым. Никаких сюрпризов не произошло: Антон Германович продолжил политику, доставшуюся ему в наследство от предшественника. Деньги точно также продолжали концентрироваться на счетах Казначейства в ЦБ (а, значит, из экономики, из банковской системы они изымались).
Продолжалась такая политика вплоть до ноября 2012 года.

Второй этап: «Нейтралитет»
Началом второго этапа деятельности министра Силуанова можно считать ноябрь 2012 года. Политика изменилась – изъятия денег из экономики Минфином прекратились.
Сначала это было похоже на традиционный для конца года сезонный «выброс» бюджетных денег в экономику. Но, когда (длившиеся до этого почти два года) изъятия денег из экономики не возобновились в начале 2013 года, стало ясно: подходы Минфина изменились. Влияние Минфина на ликвидность, а, значит, и на такой важный показатель как денежная масса, из негативного стало нейтральным.

Самого по себе этого было бы достаточно для восстановления нормальных темпов роста экономики при, как говорят экономисты, прочих равных. Но «прочие не были равными»: теперь негативное влияние на ликвидность (в полном соответствии с «порочным кругом» экономической политики, описанным в статье «Текущий кризис, его причины и необходимые меры») стал оказывать Центральный банк. В июне 2013 года на пост главы ЦБ была назначена Эльвира Набиуллина и незамедлительно начала активные валютные интервенции, повлекшие за собой гигантские изъятия рублёвой ликвидности из финансовой системы (график 2).

12.03.2017-Антон-2-original

 

График 2. Отрицательное влияние интервенций ЦБ на ликвидность финансового сектора началось с приходом Эльвиры Набиуллиной на пост главы Центробанка.

При ней в ходе интервенций из экономики было изъято более 4 триллионов рублей.

Источник: ЦБ РФ, расчёты С. Блинова.

Как видно из графика 2, за короткий период (менее двух лет) ЦБ изъял из экономики путём валютных интервенций порядка 4,5 триллионов рублей. Центральный банк, таким образом, внёс решающий вклад в дело погружения российской экономики в пучину кризиса.

Впрочем, политика ЦБ не является темой этой статьи. Желающие могу прочесть другие публикации «Эксперта» на эту тему. Для нас важно понять, что для стабилизации экономики простого «нейтралитета» Минфина было явно недостаточно. Нужны были активные действия. И они, отдадим должное Антону Германовичу, начались!

Третий этап: «Спасение экономики»
Началом третьего этапа (см. график 1) в политике Антона Силуанова на посту главы Минфина можно, условно, считать обусловленный действиями ЦБ «чёрный декабрь» 2014 года. Примерно с этого момента влияние Минфина на рублёвую ликвидность становится положительным. Буквально за три месяца министерство заплатило экономике по «старым счетам», полностью вернув в экономику то, что ранее было им изъято (это было отмечено в публикациях «Эксперта», см. «Минфин обрадовал, расстроил Центробанк»).

Но на этом новый министр финансов не остановился. Порядка 6 триллионов рублей были добавлены в экономику сверх «возврата долга». Именно эта «денежная инъекция» спасла российскую экономику от предсказывавшегося и многими ожидавшегося впадения в кому.
На первых порах, до февраля – марта 2015 года, эффект от действий Минфина был почти не заметен: ведь всё это время ЦБ с упорством, достойным лучшего применения, продолжал валютные интервенции. Но затем действия Антона Силуанова смогли развернуть динамику денежной массы, и темпы сокращения денежной массы в стране стали замедляться даже несмотря на противодействие ЦБ (см. «Неужели разворот»).

Особо стоило бы отметить два обстоятельства.
Во-первых, действия Минфина не были случайностью, а стали результатом осознанной политики.
Во-вторых, Центробанк не помогал, а, напротив, активно противодействовал усилиям Минфина.
Чтобы убедиться в осознанности действий Минфина, процитируем прямую речь Антона Силуанова на Коллегии Казначейства в феврале 2015 : «Сейчас, когда экономика нуждается в ресурсах, мы не должны изымать из экономики средства… Мы в прошлом году разместили остатки федерального бюджета — более 1 триллиона рублей. Мало того, что мы заработали на этом дополнительные доходы — около 48 миллиардов рублей. Но это не самое главное, самое главное — мы давали деньги в экономику» (выделено мной, С.Б.).

То, что ЦБ при этом не помогал, а противодействовал Минфину, видно из того, что об этих действиях Минфина говорила Эльвира Набиуллина. Так, 7 апреля того же, 2015 года, на съезде Ассоциации Российских банков, Эльвира Сахипзадовна прямо заявила: «То, что в последние месяцы на недельных аукционах РЕПО (Центробанком) предлагались меньшие суммы, чем в декабре, связано с действием так называемых автономных факторов ликвидности, прежде всего с большим расходованием средств со стороны федерального бюджета…» (ссылка).
В переводе на простой язык это означает, что ЦБ изымал ликвидность лишь потому, что Минфин её добавлял.

«Экономика нуждается в ресурсах, мы не должны изымать из экономики средства», — совершенно справедливо говорил Антон Силуанов.
ЦБ будет, отвечала ему Эльвира Набиуллина, изымать деньги из экономики в связи «с большим расходованием средств со стороны федерального бюджета…», то есть, по сути, в ответ на действия Минфина.
Важно, что действия Минфина привели к улучшению ситуации, ведь даже несмотря на противодействие Центробанка, одним из следствий стал переход банковского сектора от структурного дефицита к структурному профициту ликвидности (см. «Профицит ликвидности – чем раньше, тем лучше»)

Причины смены вех
После того как мы увидели различные этапы пути Антона Силуанова в качестве министра, возникает один интересный вопрос: а что послужило причиной такой разительной смены теоретических взглядов и реальных действий Антона Силуанова?
Первое предположение, которое лежит на поверхности, простое: Антон Германович со временем приобретал необходимый опыт. Действительно, каждый последующий этап его действий (и бездействия) сказывался на экономике России благоприятнее, чем предыдущий.
Второе предположение лучше объясняет переход от бездействия второго этапа к активным действиям на третьем этапе. Заключается оно в том, что стрессовая ситуация заставляет людей действовать более активно. Ведь по времени начало третьего этапа практически совпадает с явно кризисной ситуацией декабря 2014 года, когда произошёл памятный крах рубля и растерянность руководства ЦБ была очевидной. Минфинв этой ситуации мог действовать в правильном ключе, просто повторяя антикризисный опыт 2008-2009 годов. Опыт этот был получен после практически аналогичного шокового изъятия Центробанком 5,5 триллионов рублей из экономики в ходе валютных интервенций с сентября 2008 по февраль 2009. Минфину под руководством Алексея Кудрина (отдадим ему должное) пришлось тогда принимать срочные меры по хотя бы частичному восстановлению рублёвой ликвидности, в том числе путём размещения бюджетных средств в банковской системе.
Третье предположение экзотическое. Заключается оно в том, что либо Антон Германович лично, либо кто-то из людей, к мнению которых он прислушивается … читают журнал «Эксперт» и публикации на одноимённом сайте. В каждой шутке есть доля шутки.

Давайте восстановим хронологию событий. Напомню, что процитированные выше фразы «мы не должны изымать из экономики средства» и «самое главное – мы давали деньги в экономику» Антон Силуанов произнёс 27 февраля 2015 года.

Вернёмся на несколько месяцев назад и посмотрим, что писал на эти темы «Эксперт».

22 сентября 2014 года:
«Деньги бюджета хранятся в ЦБ на специальных счетах Казначейства. Существует, конечно, система «размещения остатков временно свободных бюджетных средств» на счетах коммерческих банков. Но объемы размещаемых таким образом денег настолько малы, что не оказывают существенного влияния на картину в целом. Получается, что деньги, попавшие в бюджет, перестают работать в экономике… Каким образом можно улучшить ситуацию? Оказывается, всё довольно просто, такой инструмент уже есть. Это размещение средств бюджета на счетах коммерческих банков»
(Эксперт-онлайн, «Волшебное свойство Стабфонда», http://expert.ru/2014/09/22/volshebnoe-svojstvo-stabfonda/ )

13 декабря 2014 года (за несколько дней до паники на валютном рынке):
«Что делать Минфину? Минфин уже начал понемногу возвращать экономике свой «долг», который достигал в отдельные моменты (конец 2012 года) 3,5 трлн рублей. Единственное, что необходимо, — ускорить возврат в экономику оставшихся 2 трлн. Это особенно актуально, учитывая серьезное ухудшение ситуации в последние месяцы.
Инструментов у Минфина предостаточно: это и размещение средств бюджета на счетах коммерческих банков, и скупка различных активов за рубли. И совсем необязательно для поддержки экономики тратить бюджетные деньги. Ведь есть способы вернуть деньги в экономику, не тратя их, а переводя в другую форму. Можно, например, по случаю пополнить Резервный фонд и Фонд национального благосостояния подешевевшими драгоценными металлами. Рубли, лежащие мертвым грузом на счетах казначейства в ЦБ, попадут в экономику, бюджет при этом не истратится, а пополнится золотыми запасами. А когда начнет укрепляться рубль, созреют возможности и для закупок иностранной валюты. Экономика даже лучше реагирует на такой способ предоставления рублей, чем на бюджетные траты, поскольку эффект достигается тот же, а бюджетная стабильность при этом не страдает.
Во время кризиса 2008 года многие действия Минфина сглаживали действия «ломающего дрова» Центрального банка. Например, в коммерческих банках Минфин оперативно разместил значительные средства бюджета, а часть губительных интервенций ЦБ по продаже валюты была компенсирована Минфином путем закупки валюты для резервных фондов. Сегодня министру финансов Антону Силуанову надо бы вспомнить эти времена и, осознав лежащую сейчас на министерстве ответственность, действовать без промедления.»

(«Эксперт» №51(928) от 13.12.2014, «Эффект от девальвации, Минфин и Центробанк», http://expert.ru/expert/2014/51/effekt-ot-devalvatsii-minfin-i-tsentrobank/ , резервная ссылка http://senib.livejournal.com/9751.html )

22 января 2015 года:
«Спусковым крючком» (кризиса) на этот раз послужило изменение политики Минфина в конце 2010 – начале 2011 годов. Минфин с октября 2010 года изменил свою политику и начал концентрировать всё больше рублевых средств на счетах (расширенного) правительства в ЦБ. Это изымает рубли из экономики.»
(Эксперт-онлайн, «Порочный круг экономической политики», http://expert.ru/2015/01/22/porochnyij-krug-ekonomicheskoj-politiki/ )

6 февраля 2015 года:
«Уже упоминалось выше, что истоки сегодняшних проблем в экономике России находятся в 2011 году, когда Минфин резко увеличил изъятие рублей из экономики. Это было лишь детонатором, спусковым крючком. Дальше включился «порочный круг» кризиса: меры, предпринимаемые Центробанком, лишь усиливали первопричину проблем в экономике, подливали масла в огонь.
Задача, которую сейчас необходимо решить Минфину, имеет чёткое цифровое измерение. В течение февраля-марта 2015 года необходимо полностью ликвидировать негативное влияние т.н. расширенного правительства на ликвидность в банковском секторе, накопившееся с января 2011 года. Важно подчеркнуть, что тратить деньги Минфину для решения поставленной задачи вовсе не обязательно. Более быстрым и более эффективным решением будет выполнение этой задачи без затрат для бюджета. Ведь рублевые средства могут быть возвращены в народное хозяйство путем покупки Минфином на эти рубли любых надежных активов.
То же самое происходит, когда Минфин по давно отработанной схеме размещает средства бюджета на счетах коммерческих банков. По своей сути это равносильно покупке облигации (обязательства) банка»

(Эксперт-онлайн, «Текущий кризис, его причины и необходимые меры», http://expert.ru/2015/02/6/tekuschij-krizis-ego-prichinyi-i-neobhodimyie-meryi/ )

Как видно из приведённых фрагментов публикаций «Эксперта», действия, которые в последующем реализовал Антон Силуанов, были предложены задолго до разворота в политике Минфина. И, чисто теоретически, могли быть в числе других факторов, которые повлияли на реальную экономическую политику, проводимую министром финансов.

Что дальше?
Антон Силуанов сделал многое для того, чтобы экономика России вышла из кризиса. Но рано почивать на лаврах. В пору, когда Центробанк полностью самоустранился от выполнения таких своих обязанностей как поддержание стабильности рубля, обеспечение стабильного роста денежной массы и многих других, на Минфин ложится особая ответственность. Остаётся пожелать успехов Антону Силуанову. Ему вполне по силам исправить ситуацию при бездействующем (и даже противодействующем) Центральном банке. И инструменты для этого в арсенале имеются. Но это уже тема другой публикации…

20170311

Источник: http://senib.livejournal.com/11463.html

https://blinov.whotrades.com/blog/43358846143