Александр Зиновьев: как спасти страну

10 мая – 15 лет со дня смерти известного русского философа, писателя, публициста

Александр Зиновьев: как спасти страну

 

В 1950-е и 1960-е годы он был одним из символов возрождения философской мысли в СССР.

Судьба его драматична – после публикации на Западе остросатирической книги «Зияющие высоты», принёсшей ему мировую известность, он стал подвергаться преследованиям – исключен из партии, уволен с работы.

**********

 

А после публикации в Швейцарии в 1978 году сатирического романа «Светлое будущее», где прямой критике был подвергнут сам Брежнев, Зиновьева выслали из СССР и лишили советского гражданства. Вернулся Зиновьев на родину только в 1999 году и сразу был подвергнут либералами свирепому остракизму.

Независимый русский мыслитель, одна из наиболее крупных, оригинальных и противоречивых фигур русской социальной мысли второй половины XX века Александр Александрович Зиновьев родился 29 октября 1922 года в деревне Пахтино Костромской области в бедной крестьянской семье. По его воспоминаниям, ещё в школе ему пришла мысль… убить Сталина, что он не раз обсуждал с близкими друзьями, но «план» провалился, поскольку ребята не нашли оружие.

В МИФЛИ на комсомольском собрании в конце 1939 года Зиновьев выступил, эмоционально рассказав о трагедии русской деревни, открыто критиковал вождя. После чего дерзкого оратора направили на психиатрическую экспертизу, а затем исключили из комсомола и МИФЛИ. Зиновьев был арестован и допрошен на Лубянке.

По его воспоминаниям, следователи были уверены, что кто-то внушил ему эти взгляды, юношу планировали отпустить, чтобы раскрыть всю «антисоветскую группу». При переводе на одну из квартир НКВД Зиновьев сумел сбежать. Скрывался в разных местах, бродяжничал, позднее вернулся в Москву. В конце 1940 года пошел в армию, чтобы избежать преследований. В военкомате назвался «Зеновьевым», сказав, что потерял паспорт.

Как ветеран войны оказался в эмиграции

Участвовал в Великой Отечественной войне. Воевал храбро, был сначала танкистом, затем учился в авиаучилище, стал лётчиком-штурмовиком. Имел 31 боевой вылет, был награждён орденом Красной Звезды и медалями. После войны окончил философский факультет Московского университета, в 1954-1977 гг. работал в институте философии АН СССР и преподавал в МГУ. За границей, где Зиновьев оказался не по своей воле, он был вынужден посвятить себя в основном писательской и публицистической деятельности. Зарабатывал лекциями и литературной деятельностью.

Ему принадлежат такие произведения, как «В преддверии рая», «Гомо советикус», «Иди на Голгофу», «Катастройка». В 1990 г. Зиновьеву было возвращено советское гражданство; жил в Германии, но часто приезжал в Россию, а окончательно вернулся в 1999 году.

Как и многие другие оказавшиеся на Западе яростные критики советской действительности, оказавшись в «свободном мире», Зиновьев резко изменил там свои взгляды. После перестройки, неожиданно для многих, он начал выступать с апологией советской системы.

Хотя марксистской теории он противопоставлял собственную общую социологию и теорию научного коммунизма. В конце своей жизни Зиновьев резко обличал капитализм и процессы глобализации. Как учёный и социолог, изучив на практике сущность западной капиталистической системы, он пришел к выводу, что советская система была на самом деле лучшей в мире. Об этом Зиновьев писал в своих книгах и статьях, смело высказывался в интервью изданиям на Западе, где его, в конце концов, перестали печатать.

Признание преимущества советского строя

Вот что, например, писал этот самый яростный в СССР критик советской системы, на склоне своей жизни: «…Я уверен, что то, что было построено в СССР, – это и был настоящий коммунистический строй. Идеологические принципы коммунизма были реализованы. Советский социальный строй войдет в историю как классический образец реального коммунизма…В СССР были как положительные, так и отрицательные явления, причем они неразрывно связаны: негативные явления немыслимы без позитивных, а позитивные – без негативных.В СССР было гарантировано бесплатное образование, бесплатное медобслуживание, жилье бесплатно выдавалось. Это, безусловно, достижение. Но одновременно это имело и отрицательные стороны, – низкий уровень жизни по сравнению с Западом, отсутствие у людей заинтересованности в интенсивной работе, показуха и так далее…»

В молодости Зиновьев был активным антисталинистом. Но вот что он заявил потом в одном из интервью: «…Самой идеальной для российских условий была советская система. Это вершина истории. Это говорю вам я – человек, который с юности был антисталинистом, которого должны были расстрелять еще в сороковом году за попытку террористической деятельности против Сталина.. Я всегда относился к Сталину как к величайшему политическому деятелю ХХ столетия. И мнения своего не изменил. Потом были годы учения, изучения, и вот в конце жизни я утверждаю, что действительно советская система была наиболее адекватна российским условиям…».

Говоря о причинах развала СССР, Зиновьев был глубоко уверен, что это произошло из-за предательства его высшего руководства, советской элиты и бешеной атаки со стороны Запада.

В 1993 году в интервью Артему Боровику он заявил: «Систему разрушили извне и сверху. Это мой окончательный вывод. Извне – это Холодная война, перешедшая в Тёплую войну, это атака со стороны Запада, Изнутри – это предательство высшего руководства, привилегированной элиты. Система разрушена искусственно. Она не разрушилась сама. Советская система ослабла вследствие кризиса, в Холодной войне и тысячи других факторов… И подлейшим в истории человечества поведением высшего руководства, привилегированных групп и интеллигенции. Именно они формировали идеологию предательства…».

Приход к власти Горбачева – диверсия Запада

Зиновьев был уверен, что приход к власти Горбачева был диверсионной операцией Запада.

В своем интервью «Экономической и философской газете» в 2006 году он сказал: «…Вот пример операции приведения к высшей власти Горбачева. Это была диверсионная операция со стороны Запада, она была подготовлена заранее. Обратите внимание, что Горбачев никогда не избирался так, чтобы у него был конкурент в процессе выборов. Вспомните, Щербицкий улетел в Соединенные Штаты. Почему задержали его вылет оттуда и провели заседание Политбюро, где избирался Горбачев, без него? Романов был отправлен в отпуск, связь с ним была оборвана полностью. Он даже не знал о том, что происходило такое решающее событие. Думаю, если бы и Романов, и Щербицкий присутствовали, то Горбачев вряд ли стал бы генсеком, и тогда многое могло произойти иначе...».

Он был уверен, что Ельцин тоже действовал по указке Запада. В уже упомянутом выше интервью он сказал: «…Возьмем августовские события 1991-го. На самом деле имели место два путча: один фиктивный – то, что было названо путчем, и настоящий политический путч, во главе которого был поставлен Ельцин. Все знают, что такое Ельцин. Неужели он бы пошел без указки Запада на такой шаг, как расстрел Верховного Совета?..»

В своем интервью французской газете «Фигаро» 24 июля 1999 года Зиновьев произнес слова, которые как нельзя актуально звучат и сегодня:

«Запад опасался не столько военной мощи СССР, сколько его интеллектуального, артистического и спортивного потенциала. Запад видел, насколько СССР был полон жизни! А это главное, что нужно уничтожать у врага. Именно это и было сделано… Мировое господство, прежде всего, проявляется как интеллектуальный или, если хотите, культурный диктат…».

Зиновьев был глубоко убежден, что Россия, как бы ни старались доморощенные либералы, никогда не станет частью Запада.

В своей книге «Запад» он писал: «...Как бы русские ни оплёвывали коммунистический период своей истории, как бы ни усердствовали в разрушении того, что было достигнуто за этот период, как бы ни ползали на коленках и ни холуйствовали перед Западом, как бы ни подражали всему западному и как бы ни перенимали все пороки Запада, Россия всё равно никогда не станет частью Запада…»

С ужасом наблюдая за катастрофой «прихватизации», Зиновьев пессимистически смотрел на будущее России. Он заявил: «...С Россией дальше что может произойти? Её могут и дезинтегрировать дальше, проблемы никакой нет. Если, скажем, в Вашингтоне захотят и найдут нужным сейчас Россию расчленить на много частей, это сделают в течение нескольких месяцев, никаких проблем на этот счет нет. Если это не делают, то только потому, что это невыгодно. Тогда контролировать этот регион будет, по крайней мере, в 10 раз дороже и труднее, чем сейчас…».

Его не услышали…

Зиновьева часто упрекали в том, что он слишком пессимистично смотрит на будущее России. Вот как Зиновьев о ней писал в годы развала. «Наша ситуация – уникальна. Она катастрофична для подавляющего большинства населения и, напротив, замечательна для узкого слоя нуворишей. – С горечью констатировал он. – Нет ни одной страны в мире, где бы так быстро вырос класс богатых и столь богатых людей. Года два назад в Париже один человек, обслуживавший «новых русских», пригласил меня «на экскурсию» в ювелирный магазин. Мы вошли в него, за нами спустились железные решетки, и в особом помещении перед богатым гостем из России и его женой хозяин рассыпал драгоценности. О ценах они ни разу не спросили, просто отодвигали понравившееся в сторону, приговаривая: «Это берем». Тут же были выложены наличными сотни тысяч долларов. Владелец магазина сказал, что одна эта покупка оправдала работу магазина чуть ли не за целый год. Подобных покупок на его памяти не было ни разу».

Но он не только обличал и негодовал, а предлагал конкретные меры для спасения страны: «О том, что есть выход, вам я уже говорил, – заявил он в одном из интервью в 2003 году. – Психологически положение страшное, поэтому будем сражаться до конца… Немедленное введение чрезвычайного положения, немедленная национализация всей промышленности, ресурсов и т.д., немедленная ликвидация всех результатов приватизации, судить предателей и Горбачева, и Ельцина, и Шеварднадзе и т.д. Это предатели – судить их по законам военного времени. Мобилизовать все ресурсы: экономические, природные и т.д. И проводить настойчивую внешнеполитическую стратегию. Стратегию пусть связанную с риском, но, по крайней мере, мужественную, не унижающую человеческое достоинство».

И далее:

«Я наблюдаю за поведением наших правителей и чувствую себя оскорбленным как солдат и офицер той войны, выполнивший свой долг перед своей Родиной. Я чувствую себя оскорбленным. В России есть большое число людей, способных пойти на риск, сражаться, жертвовать чем-то – все эти ресурсы остаются неиспользованными».

Так говорил независимый русский философ и публицист, отважный русский солдат Александр Зиновьев, заплативший высокую цену за право открыто высказывать свои убеждения. Но его не услышали…

Специально для «Столетия»

Владимир Малышев

10.05.2021

Материалы по теме:

http://www.stoletie.ru/vzglyad/aleksandr_zinovjev_kak_spasti_stranu_397.htm