Знать и помнить

11 апреля — Международный день освобождения узников фашистских концлагерей

11.04.2014-узpic411 апреля по инициативе ООН весь мир отмечает Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Эта дата в календаре напоминает о пережитом горе. Около 18 миллионов человек прошло через ад лагерей, каждый пятый узник был ребёнком. В концлагерях было уничтожено более 7,5 миллиона. Но и эта цифра далеко не окончательная.

Самые активные члены клайпедского общества «Узник». Фото сделано меньше месяца назад.

Концлагеря в Клайпедском крае

Война – это конфликт между государствами. Участники – солдаты. Однако война втягивает в себя не только людей в военной форме, но и стариков, женщин, детей. В страшной мясорубке Второй мировой войны перемалывались судьбы целых семей. Один из способов уничтожения «неарийцев» – сеть концлагерей, опутавшая большую часть Европы.

На территории Клайпедского края в годы войны фашистская Германия создала три лагеря – лагерь принудительных работ в Димитравасе (под Крятингой), лагеря военнопленных OFLAG-53 в Пагегяй и STALAG I C (он же STALAG LUFT VI) в Шилуте.

Лагерь в Димитравасе действовал ещё в сметоновской Литве – с 1937-го по 1940 г. здесь был филиал Каунасской тюрьмы для политзаключённых. И для фашистов не стоило большого труда в июле 1941 г. распахнуть его ворота для новых узников, большую часть которых составляли жёны и дети советских офицеров, не успевшие эвакуироваться, местные жители, не пожелавшие подчиняться новым «порядкам».

Узников морили голодом, били, издевались, продавали хуторянам, вывозили в Германию, расстреливали. В октябре 1944 г. советские войска освободили заключённых, а военные эксперты провели осмотр лагеря. На его территории было обнаружено 6 шестиметровых могил с трупами, а неподалёку, у горы Алка, в траншеях – 510 расстрелянных женщин, подростков, грудных детей, 229 из которых были закопаны живьём…

В июле 1941 г. в Пагегяй заработал филиал Бухенвальда — OFLAG-53. Здесь содержались военнопленные – офицеры и солдаты Красной Армии. Долгое время не было никаких строений, лагерь был просто разбит колючей проволокой на зоны. Люди, как могли, копали землянки, чтобы укрыться от непогоды, холода. Скудная похлёбка не утоляла голода, в пищу шли трава, листья, хвоя. Узники гибли от голода, болезней, расстрелов… После освобождения Пагегяй в 1944 г. эксперты установили, что здесь было уничтожено порядка 20 000 человек.

К сожалению, о третьем лагере STALAG I C информации крайне мало. Известно, что открыт он был фашистской Германией в 1939 г., первые советские военнопленные появились там в 1941 г. В июле 1944 г. число узников достигало 9000. Ежегодно 11 апреля в Димитравас и Пагегяй приезжают люди, которые на себе испытали нацистские «порядки». Многих из них объединяет Клайпедское общество бывших малолетних узников концлагерей «Узник», отметившее в прошлом году международной конференцией свой 20-летний юбилей. Тогда же председатель общества Е.С.Воронин сказал, что сейчас количество членов общества резко уменьшается: перенесённые издевательства, голод, проводившиеся нацистами опыты отражаются на здоровье этих уже немолодых людей. Сегодня в обществе состоят 100 человек, в 2000-м году их было более 1500.
Как ни горько сознавать, но уходит поколение живых свидетелей ужасов фашизма. Их биографии – это настоящие уроки мужества.

Встретиться не успели, но память жива

Так, в прошлом году ушёл из жизни один из бывших малолетних узников, сын офицера-пограничника Виктор Маркович Кузьмичёв. К сожалению, воспоминания о детских годах за колючей проволокой были слишком тяжелы – пережитый ужас старались забыть, и потому сведений крайне мало, поэтому все собранные воспоминания очень важны.

21 июня 1941 г. лейтенант Марк Васильевич Кузьмичёв с женой Марией Михайловной и двумя сыновьями Виктором и Леонидом (шести и трёх лет) находился на 11-й заставе 105-го Кретингского погранотряда в Яуняй, недалеко от Гардамаса. Они не знали тогда, что утром по воле фашистской нечисти навсегда расстанутся с отцом, отец никогда не узнает, кем стали его сыновья, а мать всю жизнь будет ждать мужа с фронта…

22 июня семьи пограничников под обстрелом погрузили в грузовик и вывезли с заставы.

Семье лейтенанта удалось эвакуироваться, успели. Вернулись в родную деревню Мок­рые Дворы Орловской (ныне Калужской) области, где прожили до марта 1943-го. Когда в деревне появились фашисты, многие ушли в леса, развернулось партизанское движение, за что захватчики жестоко мстили мирному населению. Многих вывозили в Германию. В число вывезенных попали и Кузьмичёвы. Вновь эшелон, только теперь уже на пути в неволю. «Поездка» в вагоне без крыши закончилась в Литве. Так семья пограничника попала в Алитусский концентрационный лагерь для перемещённых лиц, затем – в Шяуляйский концлагерь. Концлагерь в Алитусе унёс жизни более ста тысяч человек – это был один из страшнейших лагерей войны. В этом аду семья выжила в какой-то мере благодаря 8-летнему Виктору, который пробирался через колючую проволоку и приносил кусочки еды, которыми делились местные жители.

Фашистская Германия широко использовала бесплатный труд узников. В Платяляй был создан один из многих трудовых лагерей. Это было последнее место заключения семьи Кузьмичёвых. Здесь они познакомились с семьёй офицера-пограничника Е.Т.Нехаева. Как вспоминает его дочь, бывшая малолетняя узница Валерия Ефимовна Шнабель, матери работали с утра до ночи на сельхозработах, в том числе и на выращивании и сушке табака. Особенно тяжело пришлось весной-летом 1944 года. Казалось, в предчувствии скорого провала фашисты торопились выжать последнее из измождённых людей. Дети были предоставлены сами себе, а за малейшую их провинность следовало жестокое наказание. Но вместе с Красной Армией в 1945 г. пришла свобода…

11.04.2014уpic2

Мария Михайловна Кузьмичёва приехала с сыновьями в разрушенную Клайпеду. Старший, Виктор, часто на велосипеде приезжал на заставу отца, его сюда тянуло. Мать работала, дети учились в школе. Затем армия – оба сына пошли по стопам лейтенанта М.В.Кузьмичёва, охраняли границу СССР. Отслужив, Виктор выбрал профессию строителя – работал прорабом в Клайпеде, где многие здания и жилые дома помнят его руки. Леонид трудился начальником цеха на Западном заводе, восстанавливал флот.

Спустя много лет, в 2005 г., Виктор Маркович решил показать семье те места, где его отец вместе с другими пограничниками вступил в бой с фашистами. Можно только представлять, что творилось в душе человека, приехавшего туда, где шестилетним мальчиком услышал разрывы бомб, свист пуль, последний раз видел отца.

Как вспоминал сослуживец лейтенанта М.Кузьмичёва капитан П.А.Зобов, мальчик, вырвавшись из рук матери и цепляясь за отца, кричал: «Хочу с тобой, папка! Не хочу уезжать!»

Спустя почти 65 лет Виктор Маркович безошибочно показывал места, где стояла вышка, где находился колодец, место у реки, где пограничники дрессировали собак, дорогу, которая навсегда разделила их с отцом. И место в лесочке, где местные жители похоронили погибших пограничников, поставив деревянные кресты, под которыми лежали истлевшие зелёные фуражки…

Когда-нибудь дети, внуки Виктора Марковича также навестят могилу лейтенанта Марка Кузьмичёва в г. Баутцен (Германия), навсегда оставшегося лежать в чужой земле уже после освобождения страны от фашистской чумы. Советский офицер прошёл через OFLAG-53 и другие фашистские концлагеря, выжил в чудовищных условиях, сохранив офицерскую честь и достоинство, дождался Красной Армии, чтобы умереть на руках товарищей…

Рождённая в концлагере

11.04.2014-уpic3

Людям, испытавшим на себе, что такое фашизм, тяжело вспоминать о перенесённом. Большинство из них стремятся всё забыть, хотя это и невозможно. Со слезами на глазах рассказывает о судьбе своей семьи Лидия Васильевна Маляускене (Королёва), дочь авиамеханика военного аэродрома, бывшая малолетняя узница. В июле 1941 г. Витебск, где проживала семья Королёвых, был оккупирован фашистами. Отец, Василий Трифонович Королёв, не успев отойти со своей частью, ушёл в партизаны, жена Анна Романовна Королёва (Шестернёва) и 11-летняя дочь Валентина остались в городе. Это была жизнь в постоянном страхе, в ожидании визита гитлеровцев либо их прихвостней.

Фашисты пришли за семьёй партизана весной 1944 г. Забрали всех – стариков, маму с дочерью – и погнали по этапу, пешком погнали. В Брест-Литовске, после сортировки, остались втроём: дедушка Роман Иванович Шестернёв, мама, которая в ту пору носила под сердцем Лидию, и сестра. Начались скитания по лагерям Польши, Германии. В каких именно лагерях – сейчас определить практически невозможно, но в памяти Лидии Васильевны со слов матери остались два названия – Освенцим и Бухенвальд. Во время дезинфекций раздетых людей загоняли в холодные бараки, обливали ледяной водой. Чтобы с будущим ребёнком ничего не случилось, родные, как могли, прикрывали мать от холодных струй.

В Германии в очередном концлагере проводился отбор работников для фабрики «Бумке» в Берлине. Так в жизни семьи появилась фрау Марта (к сожалению, фамилия её неизвестна), которая сжалилась над узниками. По воспоминаниям Анны Романовны, эта женщина часто получала упрёки от руководства фабрики за новых работников – старик, истощённая беременная женщина, у которой вскоре родилась девочка, и 14-летний подросток. Что с них взять? Однако фашисты сумели извлечь и здесь пользу для себя. Несколько раз, вернувшись с работы в концлагерь, мать не находила своей крохи в бараке. Обезумевшая женщина бросалась за помощью к фрау Марте, которая каждый раз отыскивала малышку. И каждый раз на голове младенца алели следы от игл, которыми гитлеровцы выкачивали кровь ребёнка для своих солдат!

В августе 1944 г. в возрасте 67 лет скончался дедушка – работа на фабрике забрала последние силы. Анна Романовна упросила фрау Марту, чтобы отца похоронили не в общей могиле. На улице Фридрихштрассе в Берлине есть православное кладбище, где навсегда остался лежать советский гражданин из Витебска.

В мае 1945 г. узников концлагеря освободили американские войска. Несмотря на уговоры остаться в Германии, мать с двумя дочерьми вернулась в Витебск. В 1953 году семья перебралась в Клайпеду, куда мать завербовалась на работу. Здесь до самой пенсии проработала на целлюлозно-бумажном комбинате. Лидия Васильевна вспоминает, что, несмотря на все тяготы, мать всегда была оптимисткой, никакие беды не смогли сломать эту сильную женщину.

Сама Лидия закончила 4 курса Калининградского технического института рыбной промышленности – получить диплом не позволил порок сердца. Первым местом работы стал «Гипрорыбфлот». Работала много, на разных должностях, но подорванное здоровье постоянно давало о себе знать. Не прошло даром и время пребывания в лабораториях концлагеря – к 30 годам развилось заболевание гипофиза. Сегодня список болезней напоминает медицинский справочник, но женщина не сдаётся.

Вот такие они, люди, испытавшие на себе ужасы фашизма. Благодаря им мы узнаём всё больше о годах Второй мировой войны. Несломленные, гордые – они должны быть примером для нас! И когда задают вопрос, зачем это всё ворошить, становится не по себе: история отомстит забывшим её. Фашистские идеи никогда больше не должны взорвать мир, а это уже зависит от нас с вами.

Алексей ГРЕЙЧУС, Ирина БЕЛЯЕВА, специально для «Обзора»

На фотографиях:

Мария Михайловна, Виктор и Леонид Кузьмичёвы, бывшие узники. 1954 г.

Валентина и Лидия Королёвы с мамой. 1950 г.

P.S.  Алексей:

Сегодня учащиеся всех русских школ г. Клайпеда посетили два лагеря — лагерь трудовой повинности в Димитравасе и филиал Бухенвальда концентрационный лагерь ОФЛАГ-53 в Пагегяй. Ребята воочию увидели те места, где  фашизм уничтожал советских воинов, членов их семей и мирных жителей. Грустно, что некоторые даже не слышали о таких местах в Литве, но радует живой интерес ребят. Хочется верить, что эти дети запомнят то, что рассказывалось им во время поездки, и никто не сможет внушить им, что фашизм — это не так  уж и плохо… Огромное спасибо руководству школ, педагогам и детям!