Зачем моряку морская романтика?

Зачем моряку морская романтика?

 

25 июня мир отмечает День моряка, учрежденный Международной морской организацией (IMO) в 2010 году.

«Вклад моряков в дело международной торговли, мировой экономики и в целом в развитие гражданского общества неоценим», — говорится в резолюции IMO, воздавшей дань 1,5 млн. моряков, осуществляющих 80 % мировой торговой  деятельности.

**********

 

Сегодня в Литве действующих моряков, людей этой мужественной и по-прежнему опасной профессии, чуть больше 6 тысяч. Большинство из них работают на иностранных флотах, поскольку свой торговый флот стремительно редеет и грозит исчезнуть вовсе. Его костяк, Литовское морское пароходство, некогда известное под торговой маркой LISCO как крупнейшая судоходная компания на Балтике, было продано за бесценок.

— Я хоть и вырос в литовской глубинке, но всегда мечтал, чтобы Литву считали не страной земледельцев, а морским государством. Когда стал моряком, а потом возглавил торговый флот страны, делал все для исполнения своей мечты. Начиная с 1991 года литовский флаг на море стал уже данностью, — говорит последний руководитель LISCO морской капитан Антанас Аниленис, которого кто с иронией, а моряки с признательностью и любовью называли последним романтиком литовского флота. За то, что своими грамотными действиями спас пароходство в смутное время начала 90-х и даже привел его к процветанию — ежегодные прибыли достигали 20-25 млн долларов. За яростное сопротивление распродаже LISCO в начале 2000-х. Но эту схватку с власть предержащими  капитану Аниленису выиграть не удалось.

— Я понимаю – время моряков-романтиков безвозвратно ушло. Мы влюблялись в море по книжкам, по фильмам и считали за счастье поступить в мореходку – перед нами открывался весь мир, новые страны. Помню, еще будучи курсантом, на плавпрактике ловили селедку в Северном и  Норвежском морях и я вернулся домой с полным чемоданом денег. И, несмотря на изъеденную солью кожу рук и пережитые жуткие шторма, все равно тянуло в море. В пароходстве начинал плавать на допотопных баржах, потом на «черных» пароходах, работавших на угле, на смену им приходили более современные суда – интересно было осваивать!

В первый рейс капитаном я вышел на теплоходе «Капсукас» — мне его передал мой учитель капитан Виктор Харитонович Пайвин. Судно давно списали, а мы, экипаж «Капсукаса», еще долгие годы дружили, встречались.  Остается только посочувствовать нынешним морякам, не имеющим понятия, что такое морское братство, а экипаж – одна семья, — не скрывает своих горьких мыслей капитан Аниленис.

Разумеется, эти устаревшие понятия уже неприменимы на современном высокотехнологичном флоте, где все компьютеризировано, регламентировано и подчинено одной простой цели – безопасно провести судно с грузом из одной точки в другую. Но человеческий фактор все же по-прежнему  влияет на безопасность мореплавания, и без таких качеств, как морская отвага и честь, самодисциплина и умение брать на себя ответственность, капитаном не стать. Капитан Пайвин вырастил не одно поколение штурманов, ставших отличными капитанами, потому что прививал им эти качества.

— Я начинал в Сахалинском морском пароходстве сразу после войны, когда на судах из навигационного оборудования имелись только секстан и магнитный компас с радиопеленгатором. Ориентировались по звездам и по солнцу. Плавание между Курильскими островами было весьма рискованным, но у меня не было ни одной аварии. Мне даже разрешали заходить в порты без лоцманов и буксиров. После 24 лет работы на Дальнем Востоке перевелся в только что созданное Литовское морское пароходству и морскую карьеру закончил в 2000 году капитаном-наставником. Помимо хорошего знания морского дела, которому учился всю жизнь сам и учил своих штурманов, не уставал им повторять: сохраняйте морскую честь и достоинство при любых обстоятельствах, на капитанском мостике нет места недоверию и грубости к подчиненным. Что же до интереса к морской профессии у нынешней молодежи, он будет всегда, пока есть море», — считает капитан В.Пайвин.

Мнение ветеранов моря во многом разделяет директор Литовского высшего морского училища морской капитан Вацлав Станкевич: «Сегодня ореол морской романтики, престижа морской профессии заметно потускнел. Если прежде она была для моряка окном в большой мир, то нынче это не проблема – путешествуй сколько и куда хочешь, были бы деньги. А заработать столько же, как в море, можно и на берегу. Но каждый год десятки парней и девушек выбирают для поступления наш морской вуз. Примерно 70 % абитуриентов – из Клайпедского региона, среди них много ребят из морских династий. У нас также учатся 30 студентов из других стран – из Латвии, Белоруссии, из России, несколько человек из африканских стран. Это говорит о высоком рейтинге морского вуза, который подтверждается и тем, что наши выпускники пользуются большим спросом на международном рынке морского труда, зарекомендовав себя грамотными морскими специалистами».

Зачем моряку морская романтика?

 

Что же касается морской романтики, то, по словам В.Станкевича, в Литовском высшем морском училище ее, как и трудности профессии, дают почувствовать прямо с первых дней учебы на плавпрактике. Она проводится на учебных судах сначала в акватории порта, позже – в Куршском заливе, а весной первокурсники отправляются в 4-дневное плавание на учебном паруснике «Brabander» в открытом море.

Елена Крохина, заведующая кафедрой экономики и портового менеджмента морского вуза, где готовят не моряков, а портовиков, знает о проблемах и умонастроениях современных мореходов не понаслышке.

— У нас морская семья. Муж старший механик, сын пошел по его стопам. По моим наблюдениям, у молодежи сегодня слабая мотивация для выбора профессии моряка. Зарплаты на любом из флотов индексируются редко и ненамного, на берегу умеющие работать специалисты зарабатывают сейчас неплохо.  И хотя наш вуз проводит большую работу по так называемой профориентации, с каждым годом поступающих становится все меньше, что отчасти объясняется демографической ситуацией. Обыватель скажет, мол, зачем готовить моряков для чужих флотов. Хотя бы затем, что наши выпускники не бросают свою страну в поисках лучшей доли, а возвращаются после рейса домой, содержат свои семьи и вкладывают заработанное за границей в экономику Литвы. Я уже не говорю о престиже страны как морского государства, на который они работают. И потом: диплом морского вуза, а вместе с ним морской диплом открывают двери во многие смежные сферы, связанные с морем, — уверена Е.Крохина.

Её слова подтверждает Екатерина Валаускене, жена моряка Артураса Валаускаса.

— Муж работает на норвежском танкерном флоте и получает достойную зарплату – нет смысла никуда уезжать. Сейчас у него удобный график работы: два месяца в море, два дома. Неделю назад улетел на судно, впервые как капитан-практикант. Из минусов – частые разлуки, в семье подрастают двое мальчиков, которым нужна отцовская забота. Но и частые радостные встречи. Я, конечно, переживаю за него всегда, да и за детей на мне лежит двойная ответственность, пока он в море. Но у нас дружная семья, справляемся.

Друг Артураса Валаускаса Николай Жильцов тоже 12 лет ходил в море, дорос до старшего помощника капитана и сошел на берег, хотя мечтал стать капитаном.

— Море пришлось оставить по семейным обстоятельствам. Работаю старшим лоцманом дирекции Клайпедского порта. Скучаю по морю, мне нравилось морское дело, хотя приходилось бывать в разных опасных ситуациях. В 2009 году у берегов Сомали нас обстреливали из автоматов пираты, но все обошлось, хотя и было страшновато. Правда, за риск работы в опасных районах нам платили двойную зарплату. В другой раз у Нигерии удалось оторваться от пиратов, развив максимальную скорость, — вспоминает Николай.

В те времена на судах еще не практиковалась вооруженная охрана, и пираты бесчинствовали во всю. В том же 2009 году нигерийские бандиты напали на литовский транспортный рефрижератор «Сатурнас». Они захватили 5 моряков из 14 находившихся на борту и держали их в плену 11 дней, пока не получили выкуп. Годом позже, 16 мая, у берегов Камеруна пираты атаковали литовский транспортный рефрижератор «Арго» и захватили в плен капитана, которого удалось освободить только 4 июля.

Довелось недавно прочитать сообщение, которое в прессе одной постсоветской страны преподносилось как большая победа ее морского профсоюза. Оказывается, ему удалось добиться на законодательном уровне, чтобы судовладельцы выплачивали зарплату морякам за время их нахождения в плену у пиратов. Выходит, до сего времени пребывание моряков в лапах у бандитов, помимо испытанного стресса и лишений, еще и не оплачивалось?

— Сейчас, когда во всем мире бушует пандемия коронавируса, особенно не позавидуешь морякам. Еще в первый локдаун мне довелось заводить в Клайпедский порт судно с украинским экипажем. Моряки рассказали, что уже 14 месяцев им не присылают замену. Во многих портах экипажам не разрешают сходить на берег, иногда и сами судовладельцы запрещают своим морякам покидать судно, — поделился впечатлениями Н.Жильцов.

Зачем моряку морская романтика?

 

Все возрастающая интенсивность судоходства, когда за неделю торговое судно заходит в 4-5 портов, когда погрузка-выгрузка занимает считанные часы, выматывает моряков. У офицеров на отдых времени почти не остается из-за обработки огромного количества  судовой документации и нередких проверок портовых властей. А еще штормы и другие напасти…

Но суда отправляются в плавание, на них тяжело и порой рискуя жизнями работают моряки. Что ими движет, как не любовь к морю и морская романтика?

Елена ЛИСТОПАД, «Экспресс-неделя» №25 от 24.06.2021

24.06.2021