В жизни всегда есть место импровизации

Судьба играет человеком, а человек играет на трубе


В жизни всегда есть место импровизации


В гостях у «Литовского курьера» — Витаутас Грубляускас. Профессиональный музыкант. Джазмен, известный далеко за пределами Литвы. Учредитель, режиссер и попечитель международного джазового фестиваля «Пилес», прославившего литовский портовый город на весь мир. Политик, отработавший в Сейме две каденции. И вот уже второй год – мэр Клайпеды, отмечающей в эти дни свое 760-летие и Праздник моря.



— У вас у самого недавно был юбилей. Чем не повод, чтобы оценить прожитое?

— Ну, какой это юбилей – 55 лет. Еще не время подводить итоги. Я вообще не любитель выставлять какие-то оценки. Пусть это делают люди, с которыми я работаю. Могу только сказать, что в моей жизни было много всяких вызовов. Я никогда их не боялся, часто рисковал, если риск был оправдан. Люблю импровизировать.

— Вы полагаете, в жизни, как и в джазе, есть место импровизации?

— Скорее всего. Нужно импровизировать, если хочешь жить интересно. Я всегда доверял своему сердцу, но для воплощения своих импровизаций подключал разум.

На самом деле моя жизнь – как две полосы на автомагистрали. Первая полоса – это искусство, музыка, джаз, профессорско-преподавательская деятельность. В течение семи лет я возглавлял кафедру джазовой музыки в Клайпедском университете.

Но потом пришло время перестраиваться на другую полосу. В 2000 году неожиданно для всех, и даже в какой-то степени для себя, пошел в политику. Принял участие в выборах в городской совет, баллотировался на пост мэра.

Это было мое крещение и хороший урок. И скажу, не кривя душой: я рад, что тогда победил Римантас Тарашкявичюс – талантливый руководитель, который много сделал для Клайпеды за 10 лет своего правления. Спустя годы ситуация повторилась, и я сменил Римантаса на посту мэра портового города.

— Но почему политика? Что вдруг подвигло заняться этим, как считают многие, не слишком благородным делом? Вы и без того были известной, харизматичной личностью.

— Говорю же – это была импровизация. Мой друг и товарищ по партии либералов Эугениюс Гентвилас, который и поныне является для меня непререкаемым авторитетом, как-то предложил: давай, у тебя большой организаторский опыт проведения фестивалей, концертов, умеешь общаться с самыми разными людьми.

Помню, что на каком-то этапе реально задумался, а стоит ли испытывать силы, не лучше ли, что называется, сохранить лицо и тихо отойти в сторонку. Но Эугениюс сумел меня переубедить, сказав просто: не отказывайся, не попробовав.

Попробовал. Потом в 2004-м повторил попытку, участвуя в парламентских выборах. Стал членом Сейма. Это был новый вызов. Главным в жизни стала политика, музыка отошла на второй план.

— Не жалеете, что пришлось поступиться любимым делом, оставить джазовый фестиваль? Чем обогатила вас работа в Сейме и что полезного сделали вы?

— Музыку я никогда не оставлю, она со мною навсегда. А штурвал фестиваля «Пилес» я передал в надежные руки. С 2004 года его президентом является моя жена Инга, и у нее отлично все получается. Если бы я сомневался в этом, не ушел бы в политику.

А если серьезно, то работа в Сейме — это опыт управления государственной машиной, который больше нигде не получишь.

Осознание глобальности происходящих процессов. Знакомство не только со структурой управления государством, но и с влиятельными людьми. Пройдя эту школу, я приобрел уверенность в своих силах и тот необходимый заряд, который помогает сейчас справляться с обязанностями мэра.

Сейм – это огромная машина, работающая целенаправленно. Чтобы осознать масштабы его деятельности, освоиться в коридорах власти, нужно время. Со своей инициативой ты там за день ничего не сделаешь. Могу только сказать, положив руку на сердце: работал добросовестно в пределах своей компетенции.

Во вторую каденцию возглавлял комитет по развитию информационного общества.

Много ездил по Литве, встречался с людьми. На автостраде Вильнюс-Клайпеда изучил, кажется, каждую щербинку, раз в неделю возвращаясь домой, к семье.

Чувствовал себя сухопутным моряком. Семья у меня большая, пятеро детей, которых хотелось видеть не только по выходным. Это было еще одной причиной моего решения не баллотироваться больше в Сейм. Не главной причиной, но веской.

— А не было тогда желания насовсем перебраться из провинции в столицу?

— Даже мысли такой никогда не возникало. Я родился и вырос в Клайпеде и очень привязан к своему городу. Разлуку с ним переживал тяжело, и когда раньше уезжал на гастроли, и работая в парламенте. Я патриот Клайпеды, люблю ее, даже не задумываясь, за что.

— Это и стало причиной вашего решения баллотироваться на пост мэра или такова была воля партии либералов, в которой вы состоите?

— Вот уж точно не являюсь каким-то партийным проектом. Это было мое личное, осознанное решение. Никогда не испытывал давления со стороны однопартийцев. Потому и выбрал эту партию, что мне близки либеральные ценности. Да и можно ли представить джазового музыканта, не чуждого импровизации, выбирающего нестандартные решения в стандартных ситуациях, не либералом? Однозначность, категоричность во мнениях – это не мое. Как в жизни, так и в политике.

— С вашей стороны в последнее время звучат резкие заявления в адрес правительства и, в частности, премьер-министра. Вы упрекаете его в невыполнении обещаний, данных городским властям. В чем суть претензий?

— Во время недавнего визита в Клайпеду, когда обсуждались вопросы строительства терминала сжиженного природного газа, премьер-министр обещал, что правительство на ближайшем заседании рассмотрит вопрос кофинансирования трех важнейших для города объектов: строительства бассейна, реконструкции перекрестка проспекта Балтийос и замкового городища.

Этого, к сожалению, не произошло, а следующее заседание будет только 20 августа. А там начнутся выборы, сменится кабинет министров, и все наши договоренности останутся невыполненными. Точно так же обстоит дело и с принятием поправок к закону о Клайпедском порте, касающихся стабильного финансирования городской инфраструктуры из прибыли дирекции порта.

Позиция городских властей довольно ясная: испытывая неудобства от соседства с портом, клайпедчане вправе рассчитывать на определенную компенсацию. Понятно, что порт – стратегически важный для государства объект, что стране необходим СПГ-терминал, но, соглашаясь на строительство этого терминала у себя под боком, город идет на определенный риск. Согласившись с нашими доводами, премьером и было дано обещание кофинансировать три упомянутых объекта.

— Что хорошего намерены сделать для Клайпеды, будучи главой города?


В жизни всегда есть место импровизации


— Горжусь тем, что на администрирование сейчас тратится совсем немного средств. Административного персонала должно быть ровно столько, сколько требуется для дела. У меня только один советник – Симонас Гентвилас, в то время как у вильнюсского мэра их десять, а у каунасского – шесть или семь. Всего два вице-мэра и немногочисленный секретариат. Это самый минимум. Между тем, город динамично живет, интенсивно развивается.

В последние годы у нас возводилось много монументальных объектов – интенсивно велось промышленное, жилищное строительство. Теперь настало время заняться социальной инфраструктурой, больше уделять внимания культуре. Сегодня в Клайпеде нет ни одного действующего театра.

Надо поскорее заканчивать реконструкцию драмтеатра, на очереди – строительство здания Музыкального театра. Есть спортивно-развлекательная арена, но нет бассейна. Ждет своего ренессанса Парк культуры. Следует подумать и о судьбе Летней концертной эстрады. Это не только мое личное желание, такие вызовы диктует время.

Беседовала Елена ЛИСТОПАД

Е.Листопад