От позора к великой славе

Русская армия в Мемеле в 1915-м и в 1945-м

14.04.15-556cfe19b83357 Русские солдаты брали Мемель (Клайпеду) три раза. Первый раз во времена Суворова ходе семилетней войны в середине XVIII века. После чего портовый город пять лет был базой российского военного флота. 

Потом в ходе первой мировой или как тогда ее называли Великой войны Мемель был захвачен всего на несколько дней в марте 1915 года. И, наконец,  в январе победного 1945 года город был освобожден от гитлеровцев (Красной Армией СССР — ред.).

Последняя попытка вторжения в Пруссию

В августе 1914 года две русские армии вторглись в Восточную Пруссию и устремились к Кёнигсбергу. Однако уже в сентябре 1914-го российские войска были окружены и разгромлены. Стало понятно, что Россия к войне не готова: катастрофически не хватало оружия и боеприпасов, отсталая промышленность не могла удовлетворить нужды фронта.

— Весна 1915-го останется у меня в памяти навсегда, — вспоминал генерал Деникин. — Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои, изо дня в день тяжкие переходы, бесконечная усталость — физическая и моральная. То робкие надежды, то беспросветная жуть…

В феврале 1915 года германцы начали мощное наступление. В Августов­ских лесах попал в немецкое окружение и капитулировал 20-й корпус. Потом наша армия все-таки перешла в контрнаступление и выбила германцев за пределы Российской империи.

Окрыленное успехом командование задумало новое вторжение в Восточную Пруссию. На этот раз удар планировалось нанести с севера — на Мемель. Спешно сформировали специальную группу, которую возглавил генерал Потапов. В неё вошли три бригады ополчения, 5-я Донская казачья сотня и отряд пограничной стражи под командованием подполковника Степанова. Дополнительно группе придали батальон моряков капитана 1 ранга Пекарского.

Надо отметить, что это были не самые лучшие части российской армии и флота, а скорей даже наоборот. Основную силу группы генерала Потапова составляли ополченцы. Эти плохо обученные резервисты были  вооружены устаревшими «берданками». Пограничники и моряки  понятия не имели о правилах общевойскового боя — их не тому учили.  Командовавший пограничной стражей подполковник Степанов слыл весьма недалёким человеком.
— У этого “Наполеона”, — вспоминал позднее адмирал Колчак, — не только не было карты Мемеля и его окрестностей, но он даже не знал, на каком берегу реки находится город! Морской батальон более чем на половину состоял из матросов, списанных с кораблей за различные дисциплинарные проступки.
— Мой батальон состоит из отборных мерзавцев, — признавался капитан 1 ранга Пекарский генералу Потапову. — За них я не ручаюсь. Как солдаты, они никуда негодные.

Сам капитан 1 ранга Пекарский славился сильным пристрастием к алкоголю. Когда собранный в Петербурге с миру по нитке морской батальон, перед отбытием на фронт отправили на молебен, командир Пекарский так надрался, что еле стоял на ногах. Батальон погрузили в железнодорожный эшелон и отправили в Либаву (Лиепаю) — к границе с Восточной Пруссией.

О том, как они ехали можно почитать в  сводке агентурных сведений, которую  прислал потом в царскую Ставку командующий корпусом жандармов Владимир Джунковский. В те времена  жандармский корпус Российской империи выполнял функции политическая полиция и контрразведки. И вот что там было написано:

“Постоянно неумеренно потребляющий спиртные напитки Пекарский, продолжал пить всё время передвижения отряда в Либаву. Повальное пьянство было и среди матросов отряда. Причём при выезде отряда из Петрограда матросы затащили в вагоны двух провожавших женщин, которых насиловали в течение пути, а затем, когда они впали в бессознательное состояние, выбросили их из вагонов на полотно. Их дальнейшая судьба неизвестна”.

Из Либавы сводный отряд генерала Потапова двинулся на Мемель. Русские без боя перешли германскую границу и 18 марта 1915 года подошли к окраинам портового города. Слабый немецкий гарнизон почти не оказал сопротивления и отошёл на Куршскую косу.

              Одни пьянствовали – другие сражались…

 Мемель оказался самым большим прусским городом, который русским удалось захватить практически нетронутым серьезными боями. Соблазнов было слишком много. Победители рассыпались по городу и занялись грабежами. Местные жители попрятались. Большинство русских солдат и матросов перепились. Продовольственные магазины, ювелирные лавки и часовые мастерские были разгромлены.

Генерал Потапов с трудом согнал подчинённых в брошенные немецкие казармы. Однако, проспавшись, солдаты на следующий день опять принялись за старое. Контроль над ними был полностью утерян. Вот как это описывается в жандармском донесении, направленном в царскую ставку:

«…Когда Мемель был взят, и ополченскими частями были отбиты орудия и пулеметы, то солдаты и матросы рассыпались по городу и стали грабить. Почти в каждой квартире находили оставленные вино и коньяк, коими мародеры упились; местных жителей не было видно, таковые попрятались.

…Утром во многих домах были найдены трупы зарезанных солдат и матросов, что было сделано жителями Мемеля. В то же утро отряд отступил к Полангену, а когда на следующий день наши войска опять стали наступать, то на шоссе было обнаружено 6 трупов нижних чинов, аккуратно положенных по пути отряда.

…При втором наступлении на Мемель отряду пришлось иметь дело не с ландштурмными частями, а с регулярными войсками, вследствие чего потери отряда были более значительны. Когда Мемель был окончательно взят, то опять начался повальный грабеж. Рассказывают, что одним из матросов была найдена и разбита несгораемая касса, и награбленные им деньги он продал затем какому-то еврею за 8000 рублей. О размере награбленной суммы можно судить по тому, что многие матросы продавали евреям билеты в 100 марок по 3 рубля».

Характерно, что в докладе царской охранки среди пьяниц и мародеров совершенно не упоминаются казаки. Судя по всему, 5-я Донская казачья сотня, входившая в состав отряда генерала Потапова, вела себя более достойно. Героизм казаков был отмечен даже местными жителями.

На документальной фотографии, сделанной 21 марта 1915 года, виден труп лошади, лежащей на улице Мемеля. А рядом с ней — павший казак. Фотография была опубликована в небольшой книге «Kova dėl Klaipedos.1923-ieji» («Борьба за Клайпеду. 1923-й»), авторы — Зита Гениене, Юлиус Жукас.

14.04.15-i73_$T2eC16hHJH

Место гибели всадника и его коня находилось на Бёрсенштрассе(Börsenstraße), сегодня это восточная сторона площади Атгимимо. В воспоминаниях народного учителя Бёйтлера, который, довольно, подробно описал первые дни после освобождения Мемеля, есть такие строчки: «На Биржевой улице (Börsenstraße) лежит рядом со своим застреленным конём русский вахмистр. Совершенно молодая кровь. Был очень смел. Он дрался до последнего момента, по рассказам наших храбрых мужчин, — стрелял в них со своего коня, до тех пор, пока не встретился со своей судьбой».

Захват Мемеля стал для германского командования полной неожиданностью. Точные данные о вступлении русских в Мемель получены были от одной телефонистки, некоей фрейлейн Рештель. Она проявила больше мужества, чем ее сослуживцы мужского пола. Женщина продолжала разговаривать с немецким офицером вплоть до занятия почтамта русскими. Последними ее словами были: «Вот они поднимаются по лестнице».

В помощь войскам, направленным с фронта, в Кёнигсберге собрали ландштурм — ополчение из пожилых бюргеров. По железной дороге их срочно перебросили к Мемелю.  Узнав о подходе немецких войск, отряд Потапова отступил. Немцы вошли в Мемель практиче­ски без боя. На улицах они обнаружили около двухсот пьяных русских солдат и матросов, которые были не в состоянии уйти вместе со своими. …

Город практически не пострадал — это хорошо видно на фотографиях того времени. Русские лишь взорвали водонапорную башню на железнодорожной станции и уничтожили несколько навигационных знаков в порту.

После того как в воскресенье  25 марта 1915 года Мемель был освобождён от русских войск,  в Кёнигсберг ушла победная депеша. Естественно, сильно приукрашенная. Иначе быть не могло ведь в рядах освободителей Мемеля находился сын германского императора Вильгельма II — принц Иоахим фон Пройсен.

А потом в немецкой прессе был поднят грандиозный скандал.   Газеты были полны историй о захвате Мемеля русскими войсками, которые, как было сказано, «совершили ужасные зверства в этом городе, полностью разграбили его и убили многих жителей». Разумеется, все было фантастически преувеличено, как это бывает на войне. Реально в ходе пьяного разгула было убито около десяти мирных жителей.

Любопытно, что даже сами немецкие журналисты, понаехавшие в Мемель со всей Германии, писали, что «Страшные истории об зверствах, которые слышны на каждом углу, во многих случаях оказались плодами возбужденного воображения»… Тем не менее, Германия возложила всю ответственность на русское правительство.

Видимо, это докатилось до самого царя, и он потребовал объяснений. Именно поэтому командующему корпусом жандармов Российской империи Владимиру Джунковскому поневоле пришлось составить для царской ставки тот самый отчет агентурных сведений, который цитировался.

____________________

14.04.15-Мемель1939.Image00013

От редакции.В 1923 году Мемель был присоединён к Литве,  но в 1939 году республика «вынуждена была принять ультиматум о передаче Германии под угрозой применения силы Клайпедского края» — из еженедельника «Экспресс-неделя» (№9-2015).

На фотографии: выступление А.Гитлера с балкона театра перед жителями города.

____________________

Жестокие бои 1945 года

Вильнюс, как известно, освободили в июле 1944 года, а Клайпеду только спустя полгода – в январе 1945-го. Всю осень шли жесточайшие бои за Шяуляй, который несколько раз переходил из рук в руки. Немцы сражались отчаянно. В декабре-январе 1945 года вермахт начал последнее крупное наступление в Арденнах на Западном фронте. Десятки тысяч американских солдат попали в плен.

В это же самое время нешуточные бои развернулись и в районе Мемеля. Вот что писал в своих мемуарах маршал Советского Союза Иван Христофорович (Оване́с Хачату́рович) Баграмян: «Едва успел я вернуться от Василевского к себе в штаб, как генерал А. П. Белобородов по телефону ВЧ доложил мне: — В пятнадцать двадцать десятого января крупные силы пехоты при поддержке шестидесяти танков атаковали части генерала Ибянского из района Клайпеды на Кретингу… Принимаю меры по отражению наступления»

Позднее Баграмяну позвонил адмирал Трибуц. Выяснилось, что противник особенно активно атакует участок вдоль железной дороги Мемель — Кретинга. А там как раз расположились два тяжелых артиллерийских дивизиона.  Им угрожала опасность. Командующий флотом пообещал послать штурмовики флотской авиации. Но артиллеристы и сами не дали себя в обиду.

14.04.2014- кор.тигр- 1945

Они ударили прямой наводкой из 130- и 152-миллиметровых орудий по прорвавшимся фашистским танкам. Некоторые уничтожили.  А когда  оставшиеся вражеские танки проскочили в мертвую зону — туда, где крупнокалиберные орудия уже не могли их достать,  навстречу им вышли краснофлотцы, вооруженные противотанковыми гранатами. Моряки подбили два бронированных чудовища. Вскоре сверху по танкам ударили штурмовики. Метким пушечным огнем и бомбовыми ударами они разметали их.

Лишь спустя две недели утром 27 января 1945 года развернулось наступление на Клайпеду по всей линии. В рядах атакующих были и бойцы 16-ой Литовской дивизии. С ходу ворваться в город советские части не смогли: враг оказывал ожесточенное сопротивление. Когда стемнело, два батальона просочились в тыл немцам и завязали бой. Это вызвало панику в рядах гитлеровцев, и они начали спешный отход. На их плечах в 3 часа ночи советские солдаты ворвались в город. К 8 утра были ликвидированы последние очаги сопротивления. В полуразрушенном городе удалось найти всего шесть жителей…

Владимир Нырко, журналист и писатель

От редакции сайта. Этот материал под названием «Клайпеда  помнит освободителей» был напечатан  в литовском русско-язычном еженедельнике «Экспресс-неделя» №9 за 26 февраля 2015 года. Автор сообщил, что опубликован он с большими коррективами и сокращениями, что «слишком много горькой правды в оригинале о событиях 1915 года». Пожелание  клайпедчанина нами учтено размещением статьи. с небольшим дополнением.

14 апреля 2015 года.

14.04.2015-2946395_web