Одно из последних писем ветерана войны

Одно из последних писем ветерана войны

« До тебя мне дойти нелегко, А до смерти четыре шага…»

Из песни военных лет «Землянка»

На снимке — празднование Дня Победы.

Николай Шестаков — крайний слева, супруги Лавритовы — в центре

**********

Продолжая горестное повествование о ШЕСТАКОВЕ Николае Афанасьевиче, ветеране Великой Отечественной войны, российском соотечественнике (с литовским гражданством), оставшемся после войны в Клайпеде  и похороненном в апреле 2016 года, мне  хочется донести до читателя, в каких условия жил ветеран последние два года и почему его шаги в небытие оказались трагичными.

У нас, в Клайпеде, есть ветераны войны-долгожители, с активным образом жизни в окружении заботливых родственников. Николаю Шестакову, к сожалению, была уготована иная судьба. Об этом я расскажу в следующих главах.

________________

«Здравствуй, дорогая сестрёнка!

Прости меня, пожалуйста, за долгое необоснованное молчание! Найти причину моего поступка вариантов много.

Клава, всё кроется в здоровье, если пересчитать, то это будет целая история моей жизни.

Мне трудно вспоминать далёкое прошлое. Я никогда не задумывался о своём здоровье, были случаи серьёзного заболевания, а я никогда не думал, всегда надеялся, что всё пройдёт и проходило. И я привык к этому глупому самодурству и так до последних дней моей молодости, хотя почти стал инвалидом. Ноги отказывают моему движению, хорошо, что у меня есть машина. Она  помогает мне ездить на кладбище к Любаше и Михаилу, по магазинам за продуктами.

Клава, мне очень тяжело одному, верных друзей не осталось. Сколько было ребят, с которыми работал, а теперь все поумирали,  и я остался один за пределами русской земли.

Когда приезжаю на кладбище к Любе и Михаилу, у нас с Любой могила общая на двоих, и мне страшно умирать одному…

Хотя у меня есть попечитель Анатолий – прекрасный человек. Он мне помог отправить тебе деньги. Вот мы с ним и решили сойтись договором о моей смерти. Он живёт вдвоём с супругой и он берёт на себя обязанность похоронить меня вместе с Любой. Главное мы живём в одном 9-ти этажном доме. Он с супругой живёт в 1-м подъезде, а я во втором – рядышком через стенку. И я всегда нахожусь у них на виду. Так что в случае, когда давление забарахлит, Анатолий и его супруга тут как тут. Диана помогает мне с повышенным артериальным давлением и вообще, случись несчастье они всегда рядом. А это для меня главное – я у них всегда на виду.

Анатолий работает в нашей русской диаспоре, а Диана пенсионерка. Оба грамотные и образованные и мне с ними очень легко говорить всегда на русском языке. Анатолий занимается Интернетом, имеет соответствующую дорогостоящую аппаратуру, имеет русский паспорт и ему виза не нужна.Он часто бывает в Москве по служебным делам и когда возвращается из Москвы, привозит мне русские газеты и журналы. Я отношусь к ним с пониманием  и читаю с великим удовольствием.

Он очень грамотный и внимательный к людям. Он когда свободный от дел идёт в русские школы, рассказывает новости, проводит беседы, общается с учителями и помогает, делится новостями московскими. Он очень увлечён интернетом.

Клава! Я очень скучаю по России…Раньше я ездил в Калининград свободно. Бывало приеду и с грустью радуюсь, смотрю на жителей русской нации, а когда возвращаюсь в Литву, такая тоска одолевает…Русских в Прибалтике становится уже меньше, при Союзе было много россиян. Молодые русские все говорят по-литовски, их с детства приучают говорить на литовском языке. В школах учат на русском и литовском языках.

Я считаю, что это хорошо – жить в Литве и знать язык. Это как бы прибавляет  к ним интерес. Для проживающих полезно.

Клава! У нас с 15 декабря меняют деньги: литы на евро. Люди недовольны этой новостью, но сделать не могут ничего.

На этом заканчиваю. Желаю тебе  самого лучшего в жизни! Здоровья, счастья и благополучия!

До свидания! Целую и обнимаю со слезами на глазах. Пиши!

Николай Афанасьевич».

Это письмо из 2014 года  предоставила нам сестра Николая Шестакова — Клавдия Афанасьевна Фадина в качестве доказательства суду о том, как заботились о ветеране его соседи. И хотя он наряду с эмоциональными переживаниями высказывает и положительные эмоции, можно сделать вывод  о душевной неустойчивости и ранимости психики старого человека.

___________________

30 августа 2015 года моя супруга Лавритова  Дина обратилась в социальный отдел Клайпедского самоуправления.

В письменном обращении, в частности, сказано:

«…Участковым врачём Николая в поликлинике является доктор Шпилене.Она давно знает особенности характера своего пациента, его хронические болезни и жалобы на нынешнее состояние здоровья. К сожалению выписываемые  ему лекарственные препараты не всегда употребляются им в соответствии с назначениями. А всё потому, что Николай забывает, что и когда ему надо принимать.

В последнее время он стал даже забывать многие события с его участием. Раздражительность и постоянные боли в суставах осложняют его жизнь…

Начинают проявляться симптомы развития более опасных заболеваний. От постороннего ухода Николай Афанасьевич ранее отказывался, всё старался делать сам, теперь согласился на то, чтобы вдова его приёмного сына за плату помогала ему в уборке квартиры.

Недавно его поведение в отношении нас изменилось. Мужу он неосновательно заявил, что считает его причастным к пропаже водительских прав в период, когда муж к нему не заходил.

Удостоверение он сам же и обнаружил…Николай забрал у нас вторые ключи  от квартиры, лишив нас возможности помочь ему в случае потери сознания.

Нам не хотелось, чтобы Николай Афанасьевич Шестаков стал жертвой какого-либо обмана и даже преступления.

Прошу в соответствии с правами и компетенцией социального обеспечения проверить, не нуждается ли он в дополнительных мерах социального характера и поддержки, чтобы обеспечить его спокойную и бесконфликтную старость.

С уважением Лавритова  Д.В.*

_________________________

*Имеет высшее юридическое образование и опыт работы юрисконсультом и консультантом Отдела юстиции в Калининграде. В Клайпеде работала юрисконсультом в Торгмортрансе при Литовском морском пароходстве.

На это обращение самоуправление откликнулось.Пришли два работника, однако Николай Шестаков не впустил их в квартиру и не захотел даже побеседовать.

В заключение скажу, что шаг Николая  Шестакова по разрыву отношений с нами  оказался первым из 4-х.

Анатолий Лавритов

17 мая 2021 года