Как лён цветущий, синие глаза


Как лён цветущий, синие глаза


11апреля — Международный день освобождения узников концлагерей фашистской Германии. Этот год знаменателен и тем, что 67 лет тому назад были освобождены 20 000 тысяч случайно уцелевших пленников из лагерей смерти Освенцима…



Мы, члены Клайпедского общества бывших узников концлагерей фашистской Германии, отмечаем этот день, как большой праздник каждого из нас и наших семей. С каждым годом, днём нас становится все меньше и меньше — уходят в мир иной те, кто в своё «безоблачное» детство перенёс муки и страдания и за себя, и за маму, которая вынуждена была отсутствовать, и за своих друзей и подруг по несчастью.

Вспоминая о жутком прошлом, мы обращаемся к будущему поколению со словами: «Будьте бдительными. «Невинные» выкрики молодчиков на маршах об особенности одной нации, могут привести к страшной человеческой катастрофе.»

У каждого из нас по- своему складывается жизнь: у кого-то хорошо, у кого-то не очень. Но есть такие периоды жизни, когда целое поколение оказывается охваченным общими бедами и горем — это война 1941-1945 годов. Тогда весь мир содрогался от происходившего на Земле, от фашистского насилия, ужасов гитлеровских застенков и концлагерей.

О той всеразрушающей войне сказано и написано немало в официальных документах, научных трактатах с цифровыми выкладками и историческими доводами. Но есть ещё и воспоминания людей, прошедших через муки гитлеровской неволи. В каждом -боль пережитого и выстраданного, свидетельства преступлений нацистов, за которыми чья-то оборвавшаяся жизнь, чья-то искалеченная судьба.

О звериной сущности нацизма и фашизма нужно знать и помнить, помнить постоянно, потому что поднимают голову силы, стремящиеся пересмотреть итоги Нюрнбергского трибунала, осудившего на все времена преступления фашизма и его идеологию, хотят преуменьшить преступления нацистов и их приспешников, не только на словах, но и на деле.

Чего стоит, например, марш бывших латышских легионеров «ВаффенСС», прошедший в Риге 16 марта 2012 года. Это сейчас они, невинно улыбающиеся, одряхлевшие дедки, еле передвигающие ноги, с палочкой и цветочком в руках, шаркают по столичной мостовой. А в годы войны? На их совести (если она у них есть!) кровь и муки невинных жертв нацизма и фашизма.

Не за свободу Латвии они воевали, не латвийскому народу они присягали, а клялись на верность фюреру Гитлеру, главнокомандующему вооруженными силами Германии, с холуйским рвением выполняли приказы по уничтожению «расово неполноценного» населения.


Как лён цветущий, синие глаза


И горели деревни, подожженные латышскими эсэсовцами, а в них заживо сгорали женщины, дети и старики… И нескончаемым потоком брели толпы людей, подгоняемые карателями-легионерами для отправки в концлагеря Германии, за колючую проволоку лагерей смерти, какими были Озаричи в Белоруссии.

Только там, в Пинских болотах, находилось до 35 тысяч детей, стариков и женщин, подлежащих полному уничтожению. Тысячи и тысячи остались там навсегда, убитыми, замерзшими, погибшими от голода и зараженными болезнями. Наступавшие части Советской Армии смогли спасти только тех, в ком ещё теплилась жизнь,

В своих воспоминаниях, включенных в книгу-сборник «Не забыть того, что забыть нельзя», изданную Клайпедским обществом «Узник», Уваров Григорий Афанасьевич, бывший командир взвода 115 стрелковой бригады 65 армии, рассказывает, что он увидел, освобождая этот лагерь « Озаричи»:

— Страшное и угнетенное зрелище представлял этот лагерь. Большая, без каких-либо построек, болотистая территория обнесена оградой из колючей проволоки, во многих местах порвана заключенными или взорвавшимися минами. Много трупов и около ограды и внутри лагеря. Умершие, замерзшие лежали группами и по одиночке. Много было детей.

…Оказывали первую необходимую помощь, прово

дили сортировку больных, среди них многие болели тифом. По словам узников, фашисты специально заражали людей сыпняком, подселяя к здоровым тифозных.

Не могу забыть до сего времени, как под вечер случайно споткнулся о небольшой снежный бугорок, мимо которого проходили не раз, убирая мертвых. А там, под ледяной коркой, лежала девочка, лет 5-6. Я поднял её, чтобы отнести к мертвым, но она вдруг открыла глаза, голубые-голубые, как цветущий лён. Девочка была без сознания, не реагировала на мои слова. Жизнь в этом маленьком тельце, с беспомощно висящими ножками, закутанными клетчатым деревенским платком, чуть-чуть теплилась…

Нет прощения этим извергам! Какие могут быть извинения за содеянное гитлеровцами, — пишет Григорий Афанасьевич.

— Они не вернут ног Ане (их ампутировали, спасая жизнь ребенку,- ред.) и не воскресят её маму, которая ради спасения своего ребёнка сняла с себя платок и закутала ноги замерзающему голодному ребенку…*

С содроганием и страхом за всё пережитое читаешь эти строки, и невольно возникают мысли вслух:


Как лён цветущий, синие глаза


Как лён цветущий, синие глаза

С укором в душу мне глядели.

В четыре года столько зла

Девчушка повидать успела.

Видала смерть своих родных,

Огнём охваченные хаты

И черноту окон пустых.

Ответьте: дети виноваты?

Она невольницей, рабынею стала,

В концлагерь бросили её.

Там муки ада испытала,

Украли детство у неё.

Фашисты жалости не знали:

Наотмашь били по лицу,

Морили голодом…кровь брали

И муштровали на плацу.

Она терпела боль, терпела муки,

Забившись в тёмный уголок,

Ей снились доброй мамы руки

И хлеба свежего кусок.

Пусть будет проклята война

С её жестокостью и смертью.

Чтоб вновь не повторилася она,

Должны за мир бороться вместе!

Зобова Валентина,Солошенко Лариса,

члены Клайпедского общества «Узник»,

составители книги- сборника «Не забыть того, что забыть нельзя»

30 марта 2012 года ____________________________________

* стр.384 названного сборника

От редакции сайта.

Полагаем, что снисходительная оценка особенностей строк приведенного стихотворения, рвущихся из души, в данном случае уместна.

Предлагаем Вашему вниманию 3-х минутный фильм, получивший приз в Каннах.

Думая о светлом будущем наших детей, нельзя забывать все пережитое – трагическое и светлое.

http://www.porcelainunicorn.com/

В.Зобова,Л.Солошенко