Из Клайпеды в Москву и обратно

Анатолий Лавритов


 Из Клайпеды в Москву и обратно

25-26 октября 2007 года в Москве в общедоступной библиотеке-фонде «Русское Зарубежье» проводились «Выставка и круглый стол» по важной и злободневной теме «Русские в Прибалтике до и после вступления в Евросоюз». Руководил мероприятием

директор библиотеки-фонда Москвин Виктор Александрович.



Полученные материалы и сведения больше всего, как нам кажется, оказались интересны Центру информации по правам человека, самим участникам, т.е. гостям из стран Балтии, входивших когда-то в Советский Союз, представителям Института стран СНГ, политологам, отставным политикам и отдельным корреспондентам московских средств массовой информации.

Впервые от Клайпеды в Москве участниками «круглого стола» оказались российский соотечественник — доктор философии Фомин А.В., возглавляющий Клайпедскую городскую Ассоциацию учителей русских школ Литвы, и я – единственный в делегации гражданин России, представляющий интересы Клайпедской ассоциации российских граждан.

Должен сказать, что мое участие в правозащитной деятельности, в оказании юридической помощи соотечественникам – гражданам Литовской республики непосредственно в судах Российской Федерации определило необходимость пригласить мою персону за «круглый стол», тем более, что у нашей Ассоциации появились наработки отстаивания интересов не единиц, а значительного числа российских соотечественников.


 Из Клайпеды в Москву и обратно

В первый день работы мы познакомились с выставкой информационной литературы республик стран Балтии, побывали в хранилище материалов русской интеллигенции двух эмиграций (после 1918 и 1945 гг.) и архивом А. И. Солженицина, переданным фонду «Русское Зарубежье» после 1991 года.

Помещение библиотеки-фонда, прошедшее реновацию на базе бывшей районной библиотеки гор.Москвы, с рестораном, книжным магазином, читальными залами и всеми отделами произвели благоприятнейшее впечатление. Захотелось в будущем побывать там и повнимательнее ознакомиться с уникальными произведениями русской культуры зарубежья, мемуарами государственных, военных и православных деятелей и различными изданиями о выдающихся и известных людях России, творивших за ее пределами.

Обмен предварительными мнениями руководителей делегаций Эстонии, Латвии и Литвы раскрепостил нас перед «круглым столом», состоявшимся на следующий день. Мы поняли, что наши мнения интересны, могут быть услышаны и даже опубликованы не только отдельной брошюрой, но и в Интернете. Более того, нам дали понять, что наши материалы могут поступить в научный оборот, тем более, что вопросы изучения последствий третьей массовой русской «эмиграции» актуальны и положены в основу государственной политики России.

Предложение о возможности передачи в библиотеку-фонд «Русское Зарубежье» частных архивов, а также изданных за границей работ научно-мемуарного, исторического характера, сборников прозы и поэзии представляет большой интерес и придется подумать, как осуществить это при нашей раздробленности .

Влияние «Русского Мира» несопоставимо с началом 20 века, когда каждый седьмой житель планеты был подданным Российской Империи, а ныне лишь каждый 50-тый может быть отнесен к этому миру, причем 20 миллионов русских оказалось за пределами России (из выступления В.А.Москвина). Он привел из личной практики курьезный пример неразворотливости российских чиновников, приведшей к тому, что община староверов из Уругвая, пожелавшая возвратиться в Россию, быстрее получила приглашение на переселение в Китай, где они жили по пути из России в Южную Америку.

Возвращаясь к выставке представленных делегациями информационной литературы, хотел бы отметить, что «экспонаты» русскоязычных СМИ Литвы на фоне других выглядели очень скромно, если не сказать бедно, поэтому высказанное мною мнение о наступлении в Клайпеде “информационных потемок” было воспринято с пониманием, так как в числе экспонатов была и выпускавшаяся ранее газета «Клайпеда».

Свои впечатления о «круглом столе» мне не хотелось бы навязывать читателям в качестве истины в последней инстанции. Отмечу только, что предоставленная ведущим М.М. Мейером (политолог, редактор, политик) возможность всем говорить откровенно и в рамках регламента, заставило высказываться кратко, но емко, без какого-либо нажима

со стороны. А сказано было немало интересного. Все, о чем дальше поведаю, отражает мое понимание, мою интерпретацию услышанного, поэтому заранее прошу коллег извинить меня за вольный пересказ их выступлений.

Аналитик Центра информации по правам человека Полещук В.В.(Таллин) первым открыл дискуссию и приведенные им социологические данные вроде бы убеждали, что до вступления Эстонии в Евросоюз и НАТО русскоязычное население Эстонии менее активно поддерживало намерения правительства, нежели коренное население, а после свершившегося — спустя два года – показатели опросов обоих групп населения практически сравнялись, рисуя благостную картину. И это приводило к выводам о привыкании к свершившемуся…

Представляется, что не стоит слепо верить таким результатам, имея в виду ущербность технологий всяческих опросов, которые всегда определяются предварительной обработкой «общественного мнения» и последующими манипуляциями с формулировками вопросов при анкетировании. Обеспечить заказной результат опросов в таких случаях нетрудно.

Следует учитывать также другие факторы и, в частности, информированность разных групп населения в зависимости от степени владения государственным языком. Поэтому не зря после переноса «Бронзового солдата» из центра города на воинское кладбище, правительство Эстонии озаботилось расширением информационного пространства на русском языке – для лучшего разъяснения своей политики, что, впрочем, не касается его же намерений ликвидировать систему получения образования на русском языке.

И об этом убедительно говорил доктор экономики, профессор, ректор крупнейшего в Эстонии русскоязычного Института экономики и управления Барабанер Х.З.

По его мнению в республиках Прибалтики идет согласованное наступление на позиции русского языка и культуры. И это при том, что впервые Россия имеет в странах Балтии благорасположенную к ней диаспору в несколько миллионов человек.

Как составная часть народа каждой из республик при распаде СССР она имела разветвленную, отлаженную систему дошкольного, среднего и высшего образования. К сегодняшнему дню все это разрушается целеустремленно и последовательно под предлогом обеспечения интересов «коренных народов».

По данным профессора в Эстонии из 63 школ и гимназий с русским языком обучения через несколько лет останется 10-12, а высшее образование можно будет получить только на эстонском языке! Закладывается практика превращения русскоязычного населения в людей второго сорта, поэтому все идет не к интеграции русскоязычного населения, что практически имело место в СССР, а к ассимиляции в условиях Евросоюза.

Под угрозой оказывается менталитет русских людей, тогда как до сегодняшнего дня на первый план выдвигаются вопросы гражданства и обеспечения равных прав по статусу проживания в стране.

Директор некоммерческого объединения «Русский Дом» Марина Тэе напомнила о том, что в мире на сегодняшний день насчитывается более 80 таких домов, позволяющих русскоязычным соотечественникам сохранять связи с Россией, обогащая другие народы ценностями ее культуры и искусства. При этом она справедливо отметила особенности менталитета эстонского народа, его закрытость и трудности поддержания контактов с другими народами, поэтому в 20-е годы прошлого века после обретения Эстонией независимости наблюдалась такая же разобщенность, какая имеет место и теперь. Именно это служит питательной средой для опошления недобросовестными политиками всего, что связано с русской культурой, обычаями русских людей. Посетовала она и на то, что всего лишь пять лет назад сохранению русской культуры в среде русскоязычного населения республики уделялось больше внимания, как властями Эстонии, так и со стороны России.

От Латвии в «круглом столе» участвовали два представителя.

Депутат Сейма, член Латвийского комитета по правам человека, кандидат технических наук Бузаев В.В. отметил, что

три четверти того, что было сказано до него полностью применимо к Латвии. В половине районов республики школ с русским языком обучения нет, в оставшихся же 60% предметов должно преподаваться в соответствии с реформой национального образования на латышском. Пока еще сохраняются частные ВУЗы, в которых еще можно получить образование на русском языке.

(От себя отмечу парадокс, что национальное воспитание через государственные институции навязывается другим народам! А.Л.).

Оценивая применение в Латвии положений Конвенции по правам национальных меньшинств, Бузаев утверждал, что понимание их властями выхолощено до предела и не касается практически положения 400 тысяч русскоязычных, не имеющих латвийского гражданства. Более того, для них продолжают сохраняться до 80 ограничений в жизни и возможностях трудоустройства, поэтому говорить о каких-то улучшениях после вступления в ЕС не приходится. Если перед вступлением в ЕС властями давались какие-то обещания изменить положение к лучшему, то сейчас о них никто не вспоминает.

Отметил он и возможности для политической борьбы русскоязычных за свои права не только в республике, но и через Европарламент, где Латвию представляет вместе с другими Татьяна Жданок.

Сопредседатель Объединенного конгресса русских общин, редактор газеты «Образование и карьера», кандидат исторических наук Гущин В.И. рассказал о работе руководимого им Балтийского центра исторических и социальных исследований. Накоплена масса материалов о жизни в республике с 1991 года, позволяющая сказать, что в Латвии складывается двухобщинная структура населения, причем процесс «вычищения» нелатышей из различных сфер жизни и управления государством продолжается. С 2002 года наблюдается «дефицит демократии» и даже свобода слова при наличии множества печатных изданий, в том числе и на русском языке, мало влияет на демократизацию режима в стране.

Представляется, что похожесть происходящих в этих республиках процессов до вступления в ЕС и НАТО и в последующий период объясняется известными обстоятельствами построения государственности после октябрьских событий 1917 года, политических и экономических преобразований за годы Советской власти и приобретения ими независимости в 1991 году. Литва, имевшая опыт исторического развития государственности (Великое княжество Литовское!), пошла иным путем, который к настоящему времени согласуется с действиями других.

Радикализм националистов и поддерживающих их других партий в государственном строительстве рано или поздно скажется, а пока приходится говорить только о массовых нарушениях прав русскоязычного населения, что совершенно правильно относят к нарушениям прав человека. Нетерпимо, что страдают русские, их язык и система образования на русском языке, созданию и совершенствованию которой посвятили свою жизнь миллионы людей. Их же потомкам обеспечен удел созерцания руин и пепелищ.

Сказать о выступлениях на «круглом столе» коллег по делегации от Литвы затруднительно, так как любой пересказ не способен передать особенности изложения известной информации, тем более, что никто из выступавших не повторялся, внося коррективы в заготовленные тезисы. Все настолько хорошо знали предмет изложения по заданной теме, что даже не прибегали к своим тезисам.

Руководитель нашей делегации журналист, искусствовед Татьяна Ясинская настолько убедительно раскрыла ошибочность мнений многих политиков Литвы и России о сравнительно «благополучном» положении с соблюдением прав национальных меньшинств в республике, предоставившей возможность свободного определения в гражданстве, что никто из участвовавших в дискуссии не усомнился в точности ее аргументов. Приобрести гражданство республики почти также нелегко, как и в других странах Балтии.

В Литве происходят похожие процессы вытеснения русского языка как средства межнационального общения, а положение с русскоязычными СМИ стало просто катастрофическим. Только один еженедельник – «Литовский курьер» ( с подзаголовком – «Русская газета Литвы»), отражает в основном события в республике, Вильнюсе и мире.

Прочитать по-русски, что делается в городах (Каунас, Клайпеда, Шауляй, Паневежис) и поселках Литвы, где имеется русскоязычное население, какие законы, правительственные распоряжения и постановления местных властей их касаются, нет никакой возможности.

Член Координационного совета российских соотечественников в Литве А.В.Фомин не порадовал своим содокладом о насущных проблемах сохранения русскими Литвы своей самобытности. Как известно, школьное и ВУЗовское образование на родном языке неразделимы при подготовке специалистов любого профиля. Если же происходит сбой в работе такой системы, издержки губительны для людей и самого образования. Тенденция обучать детей в школах с неродным для них языком обучения ведет к воспитанию манкуртов («Иванов, не помнящих родства») и способствует все той же ассимиляции.

Особую тревогу он высказал в связи с тем, что педагогические кадры для школ с русским языком обучения в Литве не готовятся (высшее образование на русском языке в республике ликвидировано!), много проблем с учебниками для всех классов и в то же время не разрешается использовать российские учебники даже для начальных классов.

Это лишь малая часть того, что решил выделить из высокопрофессионального доклада коллеги.

Поскольку Т.Ясинская фактически раскрыла удручающее состояние с русскоязычной прессой в Литве, сообщать о ее «проблемах», кроящихся в переделе когда-то «общенародной собственности», мне не стоило. В связи с этим я рассказал об успехах и трудностях защиты интересов соотечественников в судах Российской Федерации.

В частности, нам удалось добиться через суд правильного определения размера пенсии после 1998 года мичману запаса Шишкевичу В.Н., плававшему на атомных подводных лодках и после увольнения в запас поселившемуся в Клайпеде.

А вот для бывшего майора запаса Трегуба Л.И., лишенного в 1991 году пенсии, назначенной ему за 29 лет военной службы, добиться положительного судебного решения в России и Европейском суде по правам человека не удалось.

За участие в деятельности «Саюдиса» без привлечения к уголовной ответственности и, как говорится, без суда и следствия, ему перестали выплачивать пенсию, назначенную пожизненно, — в связи с лишением воинского звания. И хотя российское законодательство предусматривает возможность восстановления в воинском звании и продолжения выплаты пенсии, применить эти законоположения в отношении Трегуба суд не счел возможным. Не помогли и обращения с просьбой проявить милосердие к Президентам России и Литвы. По литовскому законодательству в трудовой стаж при назначении пенсии включается только срочная военная служба.

Остальная часть моего сообщения касалась выдвинутой нашей Ассоциацией Концепции создания Информационно-культурного центра российских соотечественников Клайпедского края, положения которой стали актуальны после прекращения выпуска ежедневной газеты «Клайпеда» на русском языке.

Фактически это был перевод на русский язык газеты, предназначенной для литовского читателя, однако и это стало серьезным ущемление прав нескольких тысяч подписчиков и вообще всех русскоязычных граждан города, для которых газета была источником информации о городских новостях, радостных или трагических событиях, о том, что иногда касалось каждого.

В заключение хотелось бы сказать и о том, что за круглым столом можно было говорить о теперешней роли граждан России, проживающих постоянно за рубежом. После вступления в ЕС они получили права на участие в муниципальных выборах, поэтому становятся дополнительным ресурсом для организованных российских соотечественников.

А ведь наши родственники и близкие, наши дети и внуки, а также их знакомые, имеющие гражданство страны проживания, в абсолютном большинстве своем являются соотечественниками и именно их националисты причисляют к «оккупантам» и «колонистам», «пятой колонне», якобы мешающим им строить мононациональные государства (химера, возведенная в ранг государственной политики!).

Но ведь в современных европейских странах иная жизнь, иные проблемы, в том числе и с рабочей силой. В связи с этим участники «круглого стола» отметили и тенденции выезда на заработки в страны ЕС большого числа граждан стран Балтии, среди которых и наши соотечественники. Естественное расширение Русского Мира – пока что не изученный полностью процесс!

Возвращение домой – в Литву не обошлось без курьеза. При расчете в гостинице «Орехово» разговор зашел о Клайпеде. Девушка-администратор видимо впервые услышала это слово и простодушно спросила, где она (Клайпеда) находится. Меня позабавило то, что если раньше некоторые москвичи путали Литву с Латвией, то теперь не знают, где находится Клайпеда! По дороге домой я не заблудился, тем более, что попутчицей в поезде оказалась Настя Иванова – клайпедчанка, ехавшая в Вильнюс

на встречу с родственниками, чтобы затем вернуться в Москву для продолжения учебы.

Ноябрь 2007 года.

Анатолий Лавритов