Добрые, отзывчивые люди Клайпеды

Добрые, отзывчивые люди Клайпеды

 

Михаил Андриянов: чтобы поверить в добро, надо начать делать его

Михаил Андриянов — общественник из портовой Клайпеды.

В свое время он работал тележурналистом, а нынче сам стал признанным ньюсмейкером.

Уже несколько лет он занимается благотворительностью, на его счету десятки добрых дел и благих инициатив — забота об одиноких стариках и детях, обездоленных матерях и погорельцах, о людях с ограниченными возможностями и бездомных.

**********

 

В прошлом году он активно боролся против зловоний и загрязнений со стороны промышленных предприятий в Западной Литве, пробивал поправки к закону об охране окружающей среды и добился успеха. Для многих независимый активист стал народным мэром. Сотни горожан обращаются к нему в поисках решения самых разных проблем, и он им помогает. На исходе 2020 года клайпедчанин сообщил о создании новой общественной организации «Фонд — действуй».

Корреспондент газеты «Экспресс-неделя» Денис Кишиневский поговорил с ним о том, какие задачи ставит перед собой эта структура.

— Расскажите, пожалуйста, когда и почему родилась идея учредить фонд?

— Это все было на поверхности. Я начал заниматься общественной и благотворительной деятельностью несколько лет назад. Разница лишь в том, что раньше я занимался этим в свободное от работы время. Вместе со мной в этих процессах задействованы десятки обычных горожан, а я, как правило, выступаю в роли движущей силы, модератора или администратора. Со временем благотворительность стала занимать все больше моего времени — я даже не заметил, как в определенный момент мы вышли на новый уровень и поставили наши добрые дела на конвейер. В конечном итоге все это естественным образом вылилось в то, что для дальнейшего развития стали необходимы какие-то полномочия и упорядоченность. Вот так и родилась наша организация.

Иными словами, сейчас у меня появилась возможность систематизировать работу и получить какой-то формальный статус. То есть теперь по городу будет бегать не просто некий Михаил Андриянов, который то на ямы во дворах в социальных сетях ругается, то обращает внимание на каких-то бездомных… Сейчас я могу представляться от имени организации, и это очень хорошо.

— Вы позиционируете себя как фонд или все-таки как ассоциация?

— Как общественное учреждение, в названии которого фигурирует слово «фонд». Идея заключалась в том, что нужна какая-то структура, но термин «фонд» появился не просто так. Одну из ключевых ролей в нашей деятельности играет общество — готовность людей помочь, собрать деньги, вещи или внести пожертвования на те или иные благие инициативы. Это очень важно.

Кроме того, существует ряд республиканских и европейских доноров, которые в целом создавались, существуют и заточены под нужды как раз таких организаций, как наша. Когда ты работаешь и помогаешь как частное лицо, то добиться получения какой-то помощи от сторонних игроков довольно сложно, но когда ты действуешь от имени конкретного юридического лица, добиваться поставленных целей гораздо легче. В данном случае к общему движению в лице отзывчивости общества, являющейся основным фундаментом, присоединяется еще одна не менее важная составляющая — возможность взаимодействовать с различными партнерами в рамках Евросоюза.

— Каковы приоритеты фонда, что вы ставите во главе угла своей деятельности?

— Мне трудно говорить от первого лица, поскольку участвует целая группа, поэтому, если вы не возражаете, я чаще буду использовать слово «мы».

Ответ зашифрован в названии. В слово «действуй» на литовском языке заложен особый смысл, каждая буква раскрывает саму суть нашей организации. VEIK — это аббревиатура. В переводе на русский она расшифровывается как «Общественный фонд команды эффективных инициатив». Конечно, это все шуточно. Если честно, то я даже не уверен, насколько корректен этот оборот с точки зрения правил литовского языка, но вторично. Ключевой аспект заключается в том, что наша организация — это команда тех, кто готов действовать. Кто мыслит глобально и действует локально.

Отвечая на вопрос о том, что я ставлю во главе угла, в перспективе я очень надеюсь на то, что нам удастся создать профсоюз прекрасного города Клайпеда, который сталкивается с самыми разными проблемами. Я хочу, чтобы банальные вопросы об ущемлении прав потребителей или о помощи одинокой брошенной всеми старушке решались не ручным способом, как это делается сейчас, а автоматически. Для осуществления этой задачи сейчас создается сайт, где мы пытаемся внедрить некоторые технические решения, которых в Литве никогда не было. Откровенно говоря, вполне возможно, что о таких решениях система социальной защиты до сих пор не знала. По крайней мере, аналогов я не нашел.

— Сколько человек задействовано в работе?

— В процессах задействованы десятки человек — сильные, умные и верные друзья, которые помогают фонду жить и действовать. В целом речь идет о сотнях неравнодушных — каждый помогает, как может. Речь идет о целой сети людей. Недавно, например, за несколько суток нам удалось собрать необходимую сумму для покупки новых окон погорельцам в одном из спальных районов Клайпеды — этот трагический инцидент произошел в ночь на католическое Рождество. Это серьезные вложения, но наши люди, наши горожане взяли и помогли пострадавшим, совершив новогоднее чудо своими руками. При этом никто не вникал, кто изначально был виноват. Клайпедчане просто взяли и сделали — это очень ценно.

Если говорить о юридической стороне дела, то формально я работаю один. Я основатель и директор общественной организации, который, разумеется, пока не получает никакой зарплаты. Я не могу просить жителей Клайпеды обеспечить мне ежемесячный заработок, чтобы отдавать все силы этой работе. Пока я не могу трудоустроить в фонд других очень важных для нашей деятельности людей, которые сегодня тратят свои силы и время на благие дела исключительно из идейных соображений. Как я уже говорил, юридическое лицо и официальный статус дают больше возможностей для маневра. Организация как раз и была создана для того, чтобы найти новых партнеров, которые могут помочь с финансированием. Пока что на помощь другим многие из нас, включая меня, тратят свои силы, время и деньги. Мне нравится то, чем я занимаюсь, но все же я не олигарх. У меня есть семья, обязательства, работа, потребности и т.п.

— Может ли фонд уже похвастать какими-то достижениями в той или иной сфере?

— Если говорить конкретно о структуре, то это новорожденный ребенок — регистрация завершилась совсем недавно. Кстати, учреждение организации — отдельная история. Вы не представляете, насколько абсурден процесс оформления банковского счета в наших банках. О чем только меня не расспрашивали… Меня просили рассказать, как мы будем зарабатывать и кто станет нашим клиентом — меня попросили расписать все и вся на ближайший год. Хоть стой, хоть падай, хоть плачь, хоть смейся… Очевидно, банковские служащие не знают законов и не понимают, что общественная организация не преследует цели заработать. Как мы можем знать, с какой проблемой нам придется столкнуться завтра? Ту же историю с пожаром и последующей помощью можно назвать показательной, ведь мы не могли предвидеть эти события. Может, уже завтра в Клайпеде вновь остро встанет проблема вони от промышленных предприятий и нам потребуются расходы на юристов и инициирование судебного процесса, как это было раньше…

И тем не менее нам уже есть, чем похвастаться, как структуре. Сила, воля, организованность, желание отстоять права наших жителей — это те киты, на которых зиждется организация. Отправка одежды, детских игрушек, средств гигиены и предметов первой необходимости — эти процессы поставлены на конвейер, поэтому мне даже как-то неловко говорить об этом, как о каких-то достижениях. Чтобы было понятно, речь идет не об эпизодических поставках и сборах, а о тоннах вещей, которые достигли адресатов.

Подчеркну, что я лишь модератор и движущая сила. Все эти вещи отдают и собирают живые люди с именами и фамилиями. Их помощь не ограничивается Клайпедой, мы отправляем посылки во все уголки Литвы — в Висагинас, Вильнюс, Каунас, Шилуте, Пасвалис. Мое самое большое желание, как я уже упоминал, автоматизировать этот процесс.

— В октябре 2020 года вы баллотировались в Сейм. Планируете ли в обозримом будущем использовать фонд как площадку для политической карьеры или говорить об этом пока еще рано?

— Политика никогда не была самоцелью. Я сказал об этом сразу же после того, как объявил о решении баллотироваться. Мне нужны были полномочия. Для чего? Для решения упомянутых проблем. Депутатский мандат, даже если ты один, дает тебе много возможностей. Если бы у меня он был, то задачи, которые остались в моей личной повестке, можно было бы решить гораздо быстрее. Кроме того, у народных избранников есть доступ к готовящимся законопроектам. Рядовому гражданину может показаться, что это не столь важно, однако это очень ценная информация. Я убежден, что один в поле — воин. Обращать внимание на злоупотребления, бороться с несправедливостью и продвигать хорошие инициативы можно и одному человеку.

Сейчас я не ставлю перед собой никаких политических целей — это был лишь инструмент. Сегодня и в обозримом будущем никаких инструментов не предвидится, а значит, поставленные задачи будут решаться через наш фонд.

— Говоря об истоках, когда вы открыли в себе желание безвозмездно помогать людям и заниматься общественно-полезным трудом?

— Христианам подарена истина — время не принадлежит им. Дело в том, что ступая на путь христианства, получая и принимая таинство крещения, мы подтверждаем тот факт, что наша жизнь, наше время не принадлежит нам. Жизнь — это отрезок времени, который дается нам для душевной самореализации, то есть сама жизнь — это не самоцель, а инструмент для правки нашей души. Помните притчу о талантах? «Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов, точно так же получивший два таланта приобрел и другие два, получивший же один талант пошел и закопал в землю и скрыл серебро господина своего». Концовку, думаю, вспомнили. Что нам дано? Только время. Зарываем ли мы его в землю быта или приумножаем?

— Есть ли доля правды в словах «Кто людям помогает, тот тратит время зря. Хорошими делами прославиться нельзя»?

— Что касается всяких веселых поговорок, пословиц и афоризмов — их масса, искать в них истину точно не стоит. Мне кажется, наш разговор получился слишком серьезным… Вы знаете, в свое время Фаина Раневская сказала такую фразу: «Жизнь проходит и не кланяется, как сердитая соседка». А мне хочется соответствовать другому высказыванию этой великой актрисы: «Жить надо так, чтобы тебя помнили и сволочи».

— Многие знают вас как одного из корреспондентов Первого Балтийского канала. Расстались ли вы с журналистским ремеслом после закрытия телепрограммы «Литовское время»?

— Сегодня я работаю на международные продюсерские и новостные каналы как свободный журналист. Активно занимаюсь рекламной деятельностью. Создаю рекламные видеоролики для предприятий Литвы и Европы. Снимаю документальные фильмы. В меру своих сил освещаю жизнь храмов Клайпеды, а также администрирую страницы церквей города.

Журналистика научила меня быстро и ответственно принимать решения. Репортерская деятельность обучила «кабинетной арифметике»: кто, где, когда и за что отвечает. С кого можно спросить, если что-то не сделано или сделано плохо. Журналиста с пятнадцатилетним стажем работы никакой чиновник не сможет убедить, что неyurвыполненная им работа — это «нормально» или «законно». Профессия журналиста такова, что жизнь сама подкидывает нам сюжеты, которые выливаются в журналистские расследования, телевизионные репортажи, или в благотворительные акции.

Денис Кишиневский

22.01.2021

Добрые, отзывчивые люди Клайпеды

Статья опубликована в газете-еженедельнике «Экспресс-неделя».

Если вам нравится то, чем мы занимаемся, поддержите автора! Общественная журналистика нуждается в материальной поддержке. Даже 1 евро поможет нам продолжить нашу работу.

Наш счёт: LT 077180500228733797, Denis Kišinevskij

https://dkishinevsky.medium.com/михаил-андриянов-чтобы-поверить-в-добро-надо-начать-делать-его-3beff51ca0c2

Посмотреть:

https://www.youtube.com/watch?v=dkgzbGlZFKo&feature=emb_logo