ДИПЛОМАТ – ПРОФЕССИЯ ОТВЕТСТВЕННАЯ

 10.09.2015-generalnyj-konsul

Генеральный консул России: «До Родины всего 60 километров»

После того, как Департамент госбезопасности Литвы в отчете «Об угрозах национальной безопасности» представил российского дипломата Владимира Малыгина «сотрудником внешней разведки, который под прикрытием обязанностей Генерального консула поддерживал отношения с представителями самоуправлений, представителями организаций соотечественников России, политиками и руководителями литовских стратегических компаний» и он был выслан из страны, Генеральное консульство России в Клайпеде больше года оставалось без официального руководителя.

Фото из личного архива А. Грачева

*****

Наконец, литовские власти милостиво разрешили России назначить на эту должность в середине июля c. г. Александра Грачева.

Генеральный консул России в Клайпеде Александр Георгиевич ГРАЧЕВ – гость сегодняшнего номера.

– Вы вступили в должность Генерального консула РФ в Клайпеде в непростое время, когда в Литве нагнетается негативное отношение к России, а литовское руководство проводит линию на сворачивание связей с Россией. В связи с этим: не было ли у вас сомнений, когда вы давали свое согласие на это назначение?

– Сомнений не было, наоборот – воспринял предложение руководства министерства возглавить Генконсульство весьма заинтересованно, тем более что прежде мне не доводилось работать в европейской стране и заниматься консульской деятельностью. Сыграл свою роль и географический фактор: Родина близко – до нее (Калининградская область) от Клайпеды  всего 60 км.

Да, действительно, время сейчас сложное. Но, по-моему, простых времен вообще не бывает. Начало моей дипломатической карьеры, перед которой я успел поработать на производстве и призывался в Советскую армию, тоже пришлось на нелегкие времена – это были период системного кризиса в стране, последовавшая за этим перестройка, распад Советского Союза на ряд независимых государств. Я начинал с самой младшей дипломатической должности атташе посольства СССР в Сирии. Выполнял и протокольные функции, работу помощника посла и переводчика, знакомился с этой интересной и непростой страной, с ее замечательным, сердечным народом. Уже в то время Сирия испытала на себе удары экстремистов из числа организации братьев-мусульман. Во время моего пребывания там произошло несколько серьезных терактов, но эффективное противодействие экстремистам со стороны тогдашнего президента Сирии Хафеза Асада и его твердая политика надолго отодвинули угрозу безопасности этой страны. Помню восстание боевиков-исламистов в городе Хама, достаточно быстро нейтрализованное силами правопорядка. Тогда угроза миру и стабильности в Сирии была подавлена в зародыше. А сейчас Исламское государство реально угрожает всему Ближнему Востоку.

Работая в последующие годы в Центральном аппарате МИД, в посольстве России в США, я так или иначе продолжал заниматься ближневосточными проблемами. Был непосредственным участником таких знаковых для судеб этого неспокойного региона событий, как подготовка и подписание первых арабо-израильских мирных соглашений в 1993 году, представлял Россию (на сирийско-израильском треке) как коспонсора двусторонних арабо-израильских переговоров. Во время второй командировки в США курировал уже более широкий круг вопросов, включая иранскую тематику,  антитеррористическое сотрудничество, ситуацию в Афганистане.

Очень интересно было работать на многостороннем треке: несколько лет мне довелось возглавлять отдел по вопросам взаимодействия со странами-участниками «Группы восьми». Участвовал в подготовке саммитов в этом формате. Предыдущая длительная командировка прошла в Каире, где я был советником-посланником. Затем более шести лет трудился в Центральном аппарате МИД в Департаменте государственного протокола.

– Даже от названия веет скукой…

– Не согласен. Работа там абсолютно не скучная, напротив – самая что ни на есть динамичная. На протокольную службу МИД России ложится большая ответственность по организации въездных визитов на высшем и высоком уровне, жизнедеятельности аккредитованного в нашей стране дипломатического корпуса. Именно последней группой вопросов мне пришлось вплотную заниматься на протяжении шести с половиной лет. В протокольной работе нет мелочей, необходимо знать не только много юридических тонкостей, но и особенности и традиции стран, из которых прибывают делегации или дипломаты, работающие в Москве и других российских регионах. Протокольная работа требует максимальной концентрации, четкости, опыта, реакции на подчас возникающие нештатные ситуации.

– Сколько, очевидно, хлопот доставил вам достопамятный шатер Каддафи, в котором он пожелал жить во время своего визита в Москву!

– Наш главный принцип – создать максимально возможные комфортные условия для наших зарубежных гостей. Для бывшего главы Ливийского государства по его просьбе, действительно, был установлен шатер в Александровском саду, и М. Каддафи остался доволен тем, как его принимали в России.

Сейчас, разумеется, протокольная практика более рациональна. К примеру, мы давно не направляем для встречи борта с высоким гостем эскорт из военных истребителей, как это было во времена Н. С. Хрущева. Но при этом четко соблюдаем нормы дипломатического протокола и этикета, предусмотренные соответствующим форматом визита, – государственного, официального, рабочего, частного и т. д.

– Как МИД России и вы лично расцениваете высылку из страны в апреле 2014 года вашего предшественника Владимира Малыгина, которого Департамент госбезопасности Литвы обвинил якобы в шпионаже?

– Любое государство вправе принимать решения применительно к дипломатам, которые аккредитуются для дипломатической работы в нем. Это может быть объявление дипломата «персоной нон грата» или лицом, чье дальнейшее пребывание нежелательно. Это может быть прекращение его аккредитации или требование покинуть страну с указанием срока выезда или без него, с преданием гласности такого шага или без такового. Формат может быть самый разный. Важно другое: любое подобное решение  может быть расценено другим государством как недружественное и, как правило, влечет за собой ответные меры. Они могут быть как симметричные, так и асимметричные. В упомянутом вами случае из России одновременно были высланы генеральные консулы Литвы в Калининграде и Санкт-Петербурге.

Кстати, Владимир Малыгин сейчас продолжает дипломатическую службу, является послом России на Мальте. Его работа в качестве генконсула в Клайпеде была высоко оценена руководством МИД России. И не только им: как известно, назначение посла – прерогатива президента.

– Какие задачи ставит перед Генконсульством России в Клайпеде МИД России в настоящее время?

– Никаких новых или особых задач перед нами не ставится. Все, как обычно. Консульская работа тем и интересна, что она многоплановая. В год мы выдаем порядка 15-17 тысяч въездных виз. К нам часто обращаются по поводу получения российского гражданства. Практически каждый день приходят посетители, интересующиеся государственной программой переселения в Россию. Мы консультируем людей, ориентируем по регионам с учетом их потребностей в трудовых ресурсах и условий проживания, даем все необходимые разъяснения о возможностях переселения. Интерес к программе достаточно стабилен. Ведется также огромная работа по нотариальным запросам, по паспортизации. Словом, осуществляем обычную консульскую деятельность.

Еще одно приоритетное  направление – поддержка русской диаспоры, наших соотечественников. В середине августа состоялась моя встреча с представителями организаций и объединений наших соотечественников, на которой обсуждались вопросы взаимодействия в реализации проектов в сфере культуры, образования, туризма. Говорили и о том, какая помощь требуется социально не защищенным слоям соотечественников и в первую очередь ветеранам Великой Отечественной войны, бывшим малолетним узникам фашистских концлагерей и блокадникам. В этом году по нашим путевкам в санаториях Паланги уже отдохнули 26 ветеранов.

– Ваши недавние успешные встречи с руководителями Неринги, Шяуляй, Таураге вселяют надежду на возобновление некогда тесных межрегиональных связей. Как вы оцениваете такую возможность?

– Я успел побывать во всех четырех уездах консульского округа. Могу сказать, что не все так плохо. Есть определенный спад во взаимодействии, но у всех своих собеседников —  руководителей самоуправлений я отметил искренний интерес к партнерству с российскими регионами, городами-побратимами в области культуры, туризма, экономики. Да и просто к добрососедскому общению. Мэр Шилуте г-н Витаутас Лауринайтис пригласил нас в качестве гостей на 7-й международный конкурс по приготовлению ухи, на который съехалось около 40 команд. Генконсульство в этом году участвовало вне конкурса, угостив гостей фестиваля и жителей Шилутского района русским борщом. Кстати, к тому моменту, когда надо было нести конкурсную тарелку на пробу членам жюри, в нашем котелке было уже пусто.

На встрече с мэром Паланги Шарунасом Вайткусом он рассказал, что в городе проводят спортивные сборы две российские баскетбольные команды, обещал показать местные достопримечательности. Он, кстати, развеял нашу тревогу по поводу судьбы воинского мемориала в центре города, где покоятся 156 красноармейцев, павших в годы Великой Отечественной войны в районе Паланги: в прессе прошла информация, что мемориал собираются реконструировать. Мэр заверил, что таких планов нет, а если они появятся, нас поставят в известность.

– Доводилось ли вам прежде бывать в Литве, каковы ваши впечатления о Клайпеде?

– Впервые я побывал в Литве 35 лет назад. Это было наше с женой Ириной свадебное путешествие. Почему выбрали именно Литву, сейчас уже и не вспомню, но сама поездка запомнилась на всю жизнь. Мы еще два раза приезжали сюда в отпуск в советское время. Правда, до Клайпеды тогда так и не добрались. Поэтому познакомился с городом в июле этого года. Стояла чудесная погода. Солнце и море создают комфортное мироощущение. Страстный грибник, я уже успел пару раз сходить по грибы и остался очень доволен «уловом».

Считаю, что незнание языка страны пребывания не является преимуществом для дипломата. Поэтому планирую «навалиться» на литовский. Надеюсь, что через год смогу, по крайней мере, читать литовские газеты, общаться на бытовом уровне.

Побывав с рабочими визитами в уездах консульского округа, обратил внимание, что власти самоуправлений и жители бережно относятся к окружающей среде, города и деревни выглядят ухоженными, урожай с полей убирается вовремя. Было приятно видеть хорошие дороги со скошенной травой по обочинам. Все это радует глаз и сердце. Рад, что работаю в Жямайтии, где в этом году, как мне с гордостью поведали, собран рекордный урожай зерновых. На днях познакомился с мэром Таураге Сигитасом Мичюлисом, узнал от него много интересного. В Таураге, к примеру, успешно осуществляется охрана окружающей среды – район практически полностью перешел на «зеленую энергетику».

Любовь к природе, к своему отечеству – это сильные качества, характерные для литовского народа. Это то, что может и должно сближать народы наших стран.

Елена ЛИСТОПАД

2015. 09. 10

Досье

Александр Грачев родился в 1955 году в Москве. В 1982 г. закончил Московский государственный институт международных отношений и с того момента работает в системе МИД СССР/РФ.

В 1982-1987 гг. являлся атташе посольства СССР в Сирии. В последующих два года работал в Центральном аппарате МИД в Департаменте Ближнего Востока и Северной Африки. В 1989-1994 гг. – третий, второй секретарь посольства в США. В 1994-1998 гг. – первый секретарь, советник Департамента Северной Америки МИД России. В 1998-2002 гг. – советник по политическим вопросам посольства РФ в США. В 2002-2005 гг. – начальник отдела по вопросам взаимодействия со странами «Группы восьми» МИД России. В 2005-2008 гг. – советник-посланник посольства РФ в Египте. В течение последующих шести лет занимал должность заместителя директора Департамента государственного протокола МИД РФ. С 18 июля с. г. – Генеральный консул России в Клайпеде.

Владеет английским, арабским языками.

Женат, имеет взрослую дочь.

http://www.kurier.lt/generalnyj-konsul-rossii-do-rodiny-vsego-60-kilometrov/