ВПК США и причуды пандемии

Системный кризис американской оборонки

ВПК США и причуды пандемии

 

США тратят на военные нужды больше любой другой страны в мире (и в три раза больше, чем Китай).

В конце прошлого года Джо Байден подписал Закон о национальной обороне (NDAA) на 2022 финансовый год, предусматривающий расходы в размере $770 млрд.

Однако при таких расходах проблемы в американской оборонке настолько серьезны, что Национальная оборонно-промышленная ассоциация США (NDIA) в ежегодном докладе от 2 февраля 2022 года впервые поставила неудовлетворительную оценку всему американскому ВПК.

**********

 

NDIA оценивает военно-​промышленную базу страны по восьми категориям, по каждой из которых выставляются оценки от 0 до 100. Цифра ниже 70 считается провалом. И впервые общая оценка американской оборонной промышленности упала до 69.

Восемь категорий – это спрос, производственные затраты, инновации, цепочка поставок, конкуренция, промышленная безопасность, политические и нормативные требования, а также готовность к быстрому наращиванию производства (Surge Readiness).

Из восьми категорий пять показали «весьма неудовлетворительные» результаты. «Значительно ухудшились» цепочки поставок, оценка производственной мощности компаний и их готовность к быстрому наращиванию производства в случае необходимости (война высокой интенсивности или подготовка к такой войне).

Еще по трём категориям – промышленная безопасность, инновации и производственные затраты – ситуация «несколько улучшилась», но не дотянула до 70, оставшись на уровне провальной. «Эта оценка служит тревожным сигналом для всех, кому небезразлично состояние нашей национальной безопасности», – написал во введении к докладу бывший командующий Тихоокеанскими ВВС Герберт Карлайл, президент и генеральный директор NDIA.

Тара Догерти, генеральный директор компании Govini, принимавшая участие в составлении доклада, заявила на пресс-конференции: «Министерство обороны должно привлечь компании, которые работают над передовыми технологиями в коммерческом секторе экономики Соединенных Штатов. Если мы не сможем этого достичь, то военно-​технический вызов и конкуренция, с которыми мы сталкиваемся в ситуации с Китаем, несомненно, будут продолжать усложняться».

Особо серьёзные проблемы у американских компаний, производящих вооружения и военную технику, с доступом к стратегическим материалам, таким как редкоземельные металлы, необходимые для микроэлектроники и аккумуляторных батарей. Если учесть, что львиная доля этих металлов добывается в Китае, встает вопрос о вменяемости внешней политики США.

ВПК США и причуды пандемии

 

 

Рисунок: REGNUM (Пентагон ненасытный)

Самой провальной стала цепочка поставок. Принято считать, что эта проблема возникла в Америке во второй половине 2021 года на фоне «пандемии», но если заглянуть в доклад NDIA, то обнаруживается, что оценка NDIA за 2019 год по категории «цепочки поставок» составляла 60 баллов. Иными словами, системный кризис в американском ВПК предшествовал «пандемии».

Еще хуже обстоят дела в категории производственных мощностей и готовности компаний к быстрому росту. В 2019 году NDIA присвоила этой категории 80 баллов. В 2020 году оценка упала до 52 баллов, в начале 2021 года – до «критически недостаточных» 48 баллов, а по итогам 2021 года – до 20 баллов. Такого никто и предположить не мог.

Объективности ради надо признать, что у американской оборонки есть и несомненные успехи. Например, спрос увеличился с $32 млрд в 2017 году до $50 млрд в 2020-м. Продажи американского оружия растут. Это единственное «яркое пятно» (bright spot) в эволюции военно-промышленной базы США.

Во всех бедах ВПК авторы доклада винят «пандемию», но, как уже сказано, военно-промышленный комплекс США вошел в кризис до спровоцированных «пандемией» ограничений.

В июле 2019 года Управление по промышленной политике Пентагона (Office of Industrial Policy, INDPOL) выложило в открытый доступ доклад «Возможности промышленности» (INDUSTRIAL CAPABILITIES), где главной проблемой была названа монополизация военно-промышленного комплекса.

ВПК США и причуды пандемии

 

Хотя контракты Пентагона реализуют около 30 тысяч компаний, две трети военных заказов размещается всего в шести фирмах: Lockheed Martin, Northrop Grumman, Raytheon, General Dynamics, BAE Systems и Boeing.

Все остальные предприятия являются субподрядчиками «Большой шестерки». Отсутствие конкуренции на внутреннем рынке вооружений США оказывает негативное влияние на качество производимой продукции, ведёт к увеличению сроков её поставок и росту стоимости.

Усугубили ситуацию процессы слияний предприятий ВПК. 80 процентов бронетехники для сухопутных войск и Корпуса морской пехоты выпускается единственным сборочным предприятием. Все стволы крупнокалиберных пушек, гаубиц и миномётов производятся на единственной производственной линии, которая не может угнаться за требованиями зарубежных потребителей.

В области ракетной техники в США на двух из пяти главных поставщиков приходится 97 процентов финансирования закупок ракет и лишь два американских поставщика в состоянии производить твёрдотопливные ракетные двигатели, устанавливаемые на большинство современных ракетных систем.

Наиболее пострадал от монополизации кораблестроительный сектор. Четыре американские компании контролируют семь верфей, на которых может осуществляться сборка боевых кораблей. Единственная верфь, которая может строить атомные авианосцы, – Northrop Grumman Newport News Shipbuilding в Ньюпорте (штат Вирджиния). Строить атомные подводные лодки, эсминцы класса Arleigh Burke, десантные транспорты класса San Antonio и десантные вертолетоносцы типа America можно также только у единственного производителя.

Авторы доклада прогнозируют, что в период до 2026 года на 6-17% сократится количество специалистов в таких областях, как сборка металлоконструкций, сварка и литьё. Если эта проблема не будет решена в ближайшие сроки, кораблестроители будут не в состоянии обеспечить «долгосрочные потребности ВМС».

Неудивительно, что доля США на мировом рынке военно-морских вооружений снизилась с 63% в 2007 году до 17% в 2017-м. Существенно упали закупки двух самых надежных покупателей американских вооружений – Пакистана (на 19%) и Южной Кореи (на 25%).

Чуть ли не главной ошибкой руководителей Пентагона и ВПК стал отказ от замены устаревшей боевой техники и курс на постепенную модернизацию уже существующей. Это привело к появлению «поколения ученых и инженеров, которым не хватает опыта в разработке, проектировании и производстве новых, технологически совершенных боевых систем и средств».

Кроме того, Америка полностью утратила способность создавать танки новых типов.

Наконец, предприятиям ВПК становится «всё труднее нанимать квалифицированных и способных инженеров‑программистов, что становится критической проблемой для авиационной промышленности по мере роста сложности программного обеспечения самолетов».

Эксперты INDPOL отметили, что США не в состоянии не только разрабатывать, но и просто воспроизводить твёрдотопливные ракетные двигатели для зенитных управляемых ракет из-за отсутствия собственного выпуска примерно четверти исходных компонентов, необходимых для получения топлива. Особенно плохо обстоит дело с гидроизолирующими лаками и стабилизирующими присадками. В случае большой войны с равным противником Америке придётся рассчитывать лишь на имеющиеся на складах запасы боеприпасов и запчастей.

Монополизм и сращивание армии и ВПК неизбежно ведут к деградации даже передовых научно-производственных систем, к числу которых когда-то относилась американская военная промышленность. Возможно, острое недовольство капитанов американского ВПК таким положением дел и послужило сигналом к свёртыванию операции «Пандемия», которое началось во всём мире.

Владимир Прохватилов

06/02/2022

https://vpoanalytics.com/2022/02/06/vpk-ssha-i-prichudy-pandemii/