Слова за слово: по спирали

21.04.2016-lukyanov800_d_850

От редакции сайта. Данный материал от Фёдора Лукьянова можно назвать провидческим, так как дальнейшие события развивались и будут развиваться в точности  с его оценками.

 ******

Сегодня (20 апреля) впервые за два года состоится заседание Совета Россия — НАТО (СРН) на уровне послов.

Работу прервали после начала украинского кризиса — западные партнеры отказались вести даже формальный диалог в знак протеста против вхождения Крыма в Российскую Федерацию.

Само по себе возобновление контактов все приветствуют, мол, лучше общаться, чем не общаться, но четкого понимания зачем, ни у кого нет. Этот орган возник 14 лет назад на волне улучшения отношений после терактов 11 сентября 2001 года. Тогда декларировалось, что появление страшного общего врага должно, наконец, подвести черту под соперничеством в духе «холодной войны» и открыть новую эру взаимодействия. Позитивной повестки дня нащупать не удалось, зато когда возник настоящий кризис в августе 2008 года, НАТО немедленно заморозило отношения, отказавшись что бы то ни было обсуждать. То же самое произошло в марте 2014-го. Отсюда резонный вопрос: — А какой смысл в российско-натовской структуре, если она хлопает дверью именно тогда, когда остро необходимы консультации по вопросу безопасности и взаимные объяснения?

Одна из коренных проблем заключается в том, что по-настоящему Совет никогда не предполагался в качестве реального инструмента. Для НАТО это чисто политический формат, который, с одной стороны, легитимировал дальнейшее расширение («…ну, русские же все время общаются с нами, все нормально»), с другой — рассматривался как своего рода поощрение для России. Поэтому, как только Москва начинала вести себя, с точки зрения альянса, неправильно, «бонус» в виде возможности сидеть за одним столом с членами НАТО отбирали.

В какой степени Россия возлагала надежды на СРН — тоже можно спорить. Конечно, атмосфера в 2002 году была совсем другой, чем сейчас, но даже в периоды потеплений принципиально негативное восприятие Москвой альянса и его экспансии не менялось. Ну а когда выяснилось, что заседания Совета носят формальный характер и Россия сталкивается с заранее выработанной и не подлежащей коррективам позицией двух дюжин стран (а потом и больше), ценность предприятия стала совсем сомнительной.

Значит ли это, что от подобной формы вообще надо отказаться?

Ценность СРН как политического органа стремится к нулю. Обмен хорошо известными и несовместимыми позициями происходит и так, а шансов на то, что в споре родится какая-нибудь новая истина, сегодня нет. Тем более что НАТО предполагает обсуждать не широкий круг вопросов безопасности, которые касаются всех, а только то, что связано с необходимостью «осадить» Москву. Последнюю это вполне предсказуемо не устраивает.

НАТО готовится к саммиту в Варшаве, который пройдет в июле. И место проведения, и общая атмосфера подогревают ожидания

Но нужда в контактах растет на глазах — сообщения об опасных сближениях военных объектов России и ведущих стран альянса поступают с тревожной регулярностью. Есть явная потребность в кропотливой работе военных, которые договаривались бы о правилах поведения и пределах взаимных демонстраций, которые нельзя переступать. Такое было в годы «холодной войны», но после ушло — как думали, за ненадобностью. Иными словами, нужен преимущественно военный консультативный совет, где профессионалы обсуждали бы вопросы своего специфического «цеха». В ряде случаев у них это получается лучше, чем у политиков.

Пока таких перспектив нет. По мнению чиновников альянса, вступление в подобного рода консультации станет признанием права России на напористое поведение, а это, мол, недопустимо. Если рассуждать цинично, такой подход это самое «нежелательное» поведение Москвы только стимулирует, подпитывая стремление «принудить к разговору». Как бы то ни было, СРН в нынешнем виде для этих целей не приспособлен, а кардинально менять некий устоявшийся бюрократический орган всегда крайне затруднительно.

НАТО готовится к саммиту в Варшаве, который пройдет в июле. И место проведения, и общая атмосфера подогревают ожидания. Правда, в самом альянсе нет единого отношения к тому, насколько исторической должна быть эта встреча в верхах. Страны, считающие себя «прифронтовыми» (Балтия, Польша и пр.), рассчитывают на яркую демонстрацию блоковой солидарности и готовности к отпору. Символом этого должны стать решения о расширении присутствия альянса в Восточной и Центральной Европе. Крупные европейские государства в целом готовы «послать сигнал» России, но не хотят переборщить.

В центре дискуссий неизбежно оказывается Основополагающий акт «Россия – НАТО», подписанный в 1997 году и ограничивающий постоянное военное присутствие сил альянса на территории новых стран-членов. В Восточной Европе звучат призывы денонсировать этот документ как утративший смысл в новых реалиях и уже не связывать себя никакими лимитами. В Западной Европе (и пока в США) предпочитают формально из договора не выходить, но ввести гибкую систему ротации, чтобы постоянного присутствия не было, но кто-то бы все время находился. Россия предупреждает, что уловок не потерпит, в Москве тоже есть сторонники идеи о том, что акт стал анахронизмом. Правда, на официальном уровне преобладает идея, что отказываться от него не надо, потому что он хоть как-то препятствует откровенной милитаризации Восточной Европы.

Скорее всего, решения саммита НАТО станут неким компромиссом. Но, как теперь принято, умеренные шаги будут сопровождаться неумеренной риторикой (как раз, чтобы компенсировать скромность реальных действий), что вызовет соответствующий ответ России и т.д. В общем, спираль закручивается дальше.

20.04.2016

Федор Лукьянов, профессор-исследователь НИУ ВШЭ

http://rg.ru/2016/04/19/lukianov-politicheskaia-cennost-soveta-rossiia-nato-stremitsia-k-nuliu.html

Читайте также

Федор Лукьянов: В Европе назрел кризис лидерства

Лукьянов: Чтобы отношения РФ и США изменились, нужна смена угла зрения

______________________

Совет да любовь?

В Брюсселе впервые за два года прошло заседание Совета Россия-НАТО

7.04.2016-Лавров-1_9da1628e_d_850

 

«Бизнеса, как обычно не будет. Игры в одни ворота тоже», — так накануне прошедшего в среду заседания Совета Россия-НАТО прокомментировал сложившиеся с альянсом отношения глава российского внешнеполитического ведомства.

Сергей Лавров подтвердил: с предложением о проведении встречи к Москве обратились «натовцы». Но, по его словам, первоначально предложенную ими повестку дня, которая отражала только интересы альянса, Россия существенно дополнила. Так наряду с украинской проблематикой, Москва обсудила на первом после двухгодичного перерыва заседании Совета опасную военную деятельность альянса в контексте общей военной ситуации в Евроатлантике. А также вопросы борьбы с терроризмом, тесно увязанные с «проблематикой Афганистана и всех тех угроз, которые из Афганистана проистекают».

«Признательны тем странам НАТО, которые поддержали такую более принципиальную повестку дня», — сказал Лавров по итогам переговоров со своим французским коллегой Жаном-Марком Эйро.

Однако какой бы насыщенной и обширной не выглядел круг вынесенных на Совет вопросов, остается высоким риск, что дальнейшая дискуссия с альянсом сведется к уже ставшей традиционной в последние годы перепалке между российским и натовскими дипломатами. Ведь ранее в Кремле констатировали: между Россией и НАТО сложился «повышенный дефицит  взаимного доверия и, наверное, торжество взаимного недоверия». С не менее «обнадеживающими» оценками ситуации перед началом заседания Совета выступил генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг. В его трактовке прошедшая встреча —  своего рода одолжение, которое сделал блок, приостановивший в 2014 году практическое сотрудничество с Москвой», и вот теперь, по прошествии двух лет, согласившийся возобновить политический диалог с Россией. «Я получил сигнал от Североатлантического альянса, что нормальные отношения между Россией и НАТО не будут восстановлены, пока не будет разрешен конфликт на Украине», — с удовлетворением отметил замминистра иностранных дел Украины на прошедшей одновременно с Советом Россия — НАТО встрече НАТО-Украина.

Возникает закономерный вопрос, зачем вообще руководству альянса понадобилось возобновление политических контактов с Москвой? И будет ли от них польза, когда официальный представитель МИД России Мария Захарова справедливо заявляет: «мы убедились в ненадежности наших западных партнеров, которые себя дискредитировали». Что обсуждать с людьми, которые, опять же цитирую Захарову, «тебя обманывают и предают»?

Похоже, примерно те же сомнения возникают у западных СМИ. Газета Die Welt объясняет смысл прошедшего в среду заседания Совета Россия-НАТО, процитировав Уинстона Черчилля: «Лучше без умолку болтать, чем воевать». Иными словами, полагает издание, предотвратить открытую конфронтацию альянса с Москвой, можно, но для этого «необходимо разговаривать и спорить на всех уровнях».  Чем не изложение знаменитой цитаты «А Васька слушает да ест» из басни Крылова. С более оптимистичными оценками выступила британская Independent. Ее автор назвал возобновление консультаций альянса с Россией победой реализма во внешней политике: «Запад признал, что на Украине, возможно, переоценил свои возможности. В итоге НАТО старается «навести мосты», выражаясь на дипломатическом жаргоне».

Американский Wall Street Journal цитирует генсека альянса: «Очень важно, чтобы у нас шел политический диалог с Россией, особенно в трудные времена, как сейчас». Но вряд ли Москву устроит заявленная Столтенбергом конечная цель дискуссий — «поддержание диалога». Россия хотела бы видеть нечто более осязаемое и конкретное от встреч в Брюсселе, нежели переливание из пустого в порожнее для имитации двухсторонних контактов. Заявления генсека альянса о «важности открытия военных линий связи, предсказуемости и сокращении рисков» обнадеживают. Но последуют ли за словами практические шаги в ситуации, когда партнеры публично объявляют о недоверии друг другу?

«Нас беспокоит военное планирование альянса, построенное на постулате о необходимости сдерживания России, что противоречит обязательствам о военной сдержанности, прописанным в Основополагающем акте РФ-НАТО», — сообщил журналистам перед началом заседания в Брюсселе постпред РФ при НАТО Александр Грушко.

Но нет никаких сигналов, подтверждающих, что в среду позиция Москвы была услышана. Напротив, к предстоящему 8-9 июля в Варшаве саммиту альянса уже подготовлен  пакет документов, направленных на дальнейшую эскалацию противостояния между Россией и странами блока в Европе. Так, Польша намерена, по словам ее министра обороны, предложить расширение НАТО, приняв в него Македонию и Черногорию. Варшава также рассчитывает на увеличение военного присутствия альянса в центральной и восточной Европе, дополнительно раскрутив тем самым маховик конфронтации.

Но разве не является так называемая «российская агрессия», которую принято во всеуслышание порицать, «реакцией на чьи-либо действия» задается вопросом Independent. Издание цитирует бывшего генсека НАТО лорда Робертсона предупреждавшего, что «отсутствие официальных и неофициальных каналов связи с Россией может сделать ситуацию в Европе более нестабильной, чем во времена холодной войны». Тем не менее, руководство НАТО в среду продолжало загонять себя в ловушку фактически отказываясь учитывать российское мнение по широкому круг вопросов безопасности, затрагивающих все без исключения мировое сообщество. И сосредоточившись только на темах, где, по его мнению, следовало «осадить» Москву?

Выступая с лекцией в Монголии, Сергей Лавров утверждал: «альянс занимается поиском врага для придания смысла своему существованию». Но, как объяснил глава МИД, «втягиваться в бессмысленное противостояние с НАТО Россия не собирается». Однако не видит возможностей и для улучшения отношений с альянсом, если тот, прикрываясь политическим диалогом в рамках Совета Россия-НАТО, продолжит предпринимать практические шаги для сдерживания Москвы.

Текст: Евгений Шестаков

Авторитетно

Александр Грушко, постоянный представитель РФ при НАТО:

21.04.2016-4444444_d_850

 

— Я не слышал того, чтобы кто-то в НАТО призывал к разоружению. Наоборот, мы видим, что политика этой организации направлена на то, чтобы заставить страны-члены выделять больше ассигнований на военные нужды. Сейчас под предлогом того, что США непропорционально другим странам участвует в военных расходах, усиливается давление на европейские страны.

Хотя, по моему мнению, все эти мифы относительно недостаточности расходов НАТО на оборону не имеют под собой каких-либо оснований: суммарные расходы только европейских стран на военные нужды составляют 300 миллиардов евро.

Это, конечно, в разы больше, чем не только военный бюджет России, но и совокупный бюджет России и Китая. НАТО прекратило сотрудничество с нами по всем проектам. Например, остановлен самый крупный проект по борьбе с афганскими наркотиками, который осуществлялся как раз в рамках Совета Россия-НАТО. За несколько лет, пока он действовал, было подготовлено примерно 4 тысячи офицеров для антинаркотических службы Пакистана, Афганистана, стран Центральной Азии.

Были перспективные наработки в рамках борьбы с терроризмом. Я не жду от заседания Совета Россия-НАТО каких-либо прорывов. Но мы, естественно, рассчитываем на серьезный разговор, в том числе о первопричинах кризиса не только в отношениях Россия-НАТО, но и о причинах, приведших к ухудшению региональной и европейской безопасности. Мы проанализируем итоги заседания и примем решение, стоит ли дальше созывать Совет.

Подготовил: Максим Макарычев

http://rg.ru/2016/04/20/pochemu-na-zasedanii-soveta-rossiia-nato-ne-uslyshali-poziciiu-moskvy.html