Президентско-королевские посиделки

Абдалла Второй и Владимир Путин обсудили Афганистан

Президентско-королевские посиделки

 

Король Иордании Абдалла стал первым ближневосточным лидером, который 23 августа встретился с президентом России Владимиром Путиным на фоне кризиса в Афганистане.

**********

 

Москва, хотя и не признала «Талибан» (движение запрещено в России), официально ведет с ними политический диалог, от которого ждут результатов и в других государствах. Однако пока неясно, какие цели преследует Кремль в Афганистане и какую выгоду от них он может получить.

Президент России Владимир Путин провел на полях форума «Армия-2021» встречу с королем Иордании Абдаллой Вторым. Монарх, один из авторитетных лидеров Ближнего Востока, прибыл в Россию не только осмотреть новые образцы техники, но и обсудить ситуацию в Сирии и Афганистане.

«Россия всегда была элементом стабильности в нашем регионе, учитывая сложности, с которыми мы сталкиваемся«,- сказал король Иордании в приветственном слове и это означает, что от России снова ждут подобной роли. Визит Абдаллы важен еще и потому, что монарх один из влиятельных союзников США на Ближнем Востоке и его слово имеет вес в Белом Доме.

Король Иордании известный своей ролью международного политика и дипломата, первый ближневосточный лидер, который встретился с Путиным после захвата власти талибами (движение запрещено в России) в Афганистане.

Об Афганистане в приветственном слове король сказал лишь двумя словами, отметив, что «сложности существуют», однако его можно понять. Мир пока ещё не знает, как вести себя в ситуации прихода к власти в Афганистане одной из самых опасных исламистских группировок, которая к тому же занималась террористической деятельностью.

Путин встречается с королем Абдаллой в достаточно тревожный момент для региона. Приход к власти в Афганистане радикальной группировки «Талибан» (движение запрещено в России) затрагивает не только соседние страны, но и весь регион, учитывая ситуацию с возможным проникновением террористов в другие страны, а также ситуацию с беженцами.

Еще накануне встречи Путин дал понять, что ситуация с беженцами из Афганистана, которые могут попасть в Центральную Азию, его серьезно волнует. «Мы не хотим, чтобы под видом беженцев из Афганистана у нас появились боевики. Мы не хотим, чтобы у нас хоть в чем-то повторилось то, что было в 90-х и в начале 2000-х годов. Никто не хочет возвращения туда. И нам [преступные] элементы оттуда не нужны — из Афганистана и из Сирии тоже«, — сказал Путин, которого цитирует ТАСС на встрече с представителями «Единой России».

Башара удержали, от беженцев отказались

Путин не случайно упомянул Сирию, где Россия активно присутствует с 2015 года после начала гражданской войны, а затем и международного конфликта с участием радикальных исламистов. Москве, которая объяснила операцию в Сирии желанием остановить боевиков «на дальних подступах», действительно удалось добиться немалого в этой стране. Удержать от падения достаточно шаткий режим президента Башара Асада и даже укрепить его, создать в Сирии две полноценные военные базы, а попутно использовать конфликт для испытания новых образцов оружия.

Однако Россия не стала принимать у себя беженцев из Сирии. Это сделали страны Запада и главным образом Германия, которая приняла у себя рекордное количество сирийцев.  Правда, избежав этой доли, Москве не удалось добиться главного — получить средства западных стран на реконструкцию послевоенной Сирии в обмен на гарантии безопасности для западных стран как образно объяснял на одной из встреч с журналистами один из российских ближневосточников. Москва хотела играть роль «спецназа» для Запада в обмен на его помощь в обустройстве Сирии.

В 2018 году США оценивали стоимость реконструкции Сирии в $200-300 миллиардов, однако там подчеркивали, что не будут вкладывать деньги в Сирию, пока у власти сохраняется нелигитимный, по мнению Вашингтона, режим Башара Асада.

Стоит отметить, что «Талибан» (движение запрещено в РФ) уже обратился к России как, впрочем, и другим странам с просьбой принять участие в восстановлении страны.

Но Москва несомненно будет учитывать ситуацию в Сирии, когда после ухода войск США из Афганистана окажется лицом к лицу с афганской проблемой. При этом ситуация в Афганистане гораздо хуже — диктаторский режим европейски образованного Башара Асада выглядит почти что демократией по сравнению с хаотическим правлением, которое может установиться в Афганистане благодаря «Талибан» (движение запрещено в России).

В отличие от стран Запада и США Москва заняла двойственную позицию — она, как и другие, не признала режим «талибов» , но при этом не эвакуировала своего посла, который был назначен в эту страну еще при предыдущем режиме. В понедельник, 23 августа, замглавы МИД Олег Сыромолотов заявил РИА Новости, что Москва пока не будет исключать талибов (движение запрещено в России) из списка террористических организаций, а также признавать новые власти.

«Россия вынуждена сдерживать себя от жесткой риторики в отношении талибов (движение запрещено в России), расчет на то, что с талибами каким-то образом удастся договориться. Я не очень понимаю, на чем этот расчет основан», — такое мнение выразил в интервью «Новой Газете» экс-замглавы МИД России Георгий Кунадзе.

Трезвый взгляд на инвестиции

Пока экономические связи России и современного Афганистана ничтожны — товарооборот составляет $126,3 млн. Экономических проектов России в Афганистане нет, однако на это были объективные причины, в стране было невозможно работать из-за военных действий. По мнению некоторых экономистов, Москва могла бы быть заинтересована в достройке магистрального газопровода ТАПИ по прокачке газа из Туркмении в Афганистан, Пакистан и Индию.

Президентско-королевские посиделки

 

 

Газопровод, проектная мощность которого 33 млрд. кубометров газа в год, должен был быть достроен в 2017 году, но работы были приостановлены из-за военных действий.

Как отмечает «Независимая газета», Москва может не только поставлять трубы и быть заинтересована в сопряжении ТАПИ с газопроводом «Пакистанский поток», который она строит: «…В перспективе «Пакистанский поток» может быть использован и для трубопроводного газа, если ТАПИ будет достроен и вступит в строй».

Правда, в случае если экономическая активность Москвы в Афганистане возрастет, ей придется конкурировать с Пекином, у которого есть несколько экономических проектов в Афганистане. Один из них — добыча меди на руднике Мес-Айнаке, где по оценкам специалистов находится второе в мире месторождение меди. КНР выиграла тендер на проект еще в 2008 году, однако работа была заморожена, и Пекин надеется, что удастся договориться с новыми властями о работе на руднике.

Как отмечает в беседе с Finam.ru ведущий аналитик экспертной группы GSA в Вашингтоне Теодор Карасик, хотя Москва и Пекин конкурируют в Центральной Азии, в Афганистане их «интересы могут объединиться в ближайшем будущем«.  Обе стороны, отмечает эксперт, находятся в хорошей форме для экономического взаимодействия с Афганистаном.

Впрочем, глава Центра изучения афганской политики Андрей Серенко говорит Finam.ru, что, несмотря на полезные ископаемые, в Афганистане отсутствует промышленная основа для их добычи. К тому же Серенко уверен, что, если Москва и будет вкладывать средства, то они будут весьма небольшими.

Он напоминает, что в свое время президент России Владимир Путин предлагал тогдашнему президенту Хамиду Карзаю вложить $500 миллионов в строительство системы ЛЭП. «При трезвом взгляде можно понять, что в инвестициях в Афганистан сегодня больше минусов, чем плюсов. Если никто не рисковал вкладывать в прежний Афганистан, почему будут сейчас?» — задается вопросом эксперт.

При этом, несмотря на то, что талибы  «будут стремиться вытащить любые деньги» из России и Китая, пока неясно, отмечает Серенко, сколько продержится их режим, к тому же существует и вопрос с кем договариваться — у движения нет формального лидера.

Однако в любом случае для продвижения экономических интересов в Афганистане и для Москвы, и для Пекина нужна стабильность. Но стабилизировать ситуацию с помощью штыков, как почти 30 лет назад, Москва вряд ли будет. Поколение политиков, которые находятся сегодня у власти, слишком хорошо помнит, чем стала война в Афганистане для советской экономики. Впрочем, и для всего советского государства тоже.

23.08.2021

https://finam.whotrades.com/blog/43074135038