О правовых основаниях интеграции, а не ассимиляции граждан

0000.08.2020-nf5Li4CHE08jQLgF1t7q

В Литве подготовили новый проект Закона о национальных меньшинствах, который должен регламентировать права и свободы граждан страны, причисляющих себя к тем или иным народам и национальности.

Ключевое место в правовом акте занимают вопросы о поляках и русских — крупнейших этнических меньшинствах, проживающих на территории республики.

**********

О чем речь

Принято считать, что Закон о национальных меньшинствах должен расставить по полочкам, кто есть кто — систематизировать языковые, образовательные и  культурные права нацменьшинств, которые на данный момент инкорпорированы в отдельные конституционные установки и различные правовые акты. Зачем это нужно? Основная проблема в том, что сегодня те или иные представители власти могут трактовать разрозненные законы по-своему, руководствуясь политической конъюнктурой.

Ключевые вопросы, которые должен регламентировать новый закон, сводятся к следующему: сохранение образования на родном языке, поддержка государственных школ с преподаванием на русском, польском и белорусском языках, возможность вести официальную переписку с муниципалитетами, где компактно проживают нацменьшинства, на родном языке, а также указывать названия улиц, учреждений и других топографических знаков, где сосредоточены представители той или иной национальной группы, не только на государственном языке, но и на польском или русском.

Вопрос о том, какие самоуправления можно называть местами, где компактно проживают меньшинства, — неоднозначный. Некоторые предлагают установить планку в 30%. Другие говорят о 20%, 15% и даже 10%, как это принято, например, в Чехии.

Предыдущий Закон о нацменьшинствах был принят еще в 1989 году, он считался одним из самых либеральных в Европе. 1 января 2010 года он утратил свою силу в связи с тем, что многие его формальные положения и терминология были разработаны еще в советские годы и не согласовывались с Конституцией, принятой в 1992 году. После прекращения действия Закона от 1989 года новый акт так и не был принят Сеймом, хотя Литва ратифицировала Рамочную конвенцию о нацменьшинствах, следовательно, ее положения должны являться неотъемлемой частью отечественной правовой системы.

Согласно последней переписи населения от 2011 года, в Литве проживают представители 154 национальностей. Самым крупным меньшинством являются поляки. Они составляют 6,6% от всего населения — это около 200 300 человек. На втором месте стоят русские, составляющие 5,8% от всех жителей — 176 900 человек, а замыкают тройку лидеров белорусы, составляющие 1,2% от всего населения — около 36 200 человек.

У истоков

Новый правовой акт был разработан с подачи министерства культуры, которое поручило этот вопрос Департаменту по делам национальных меньшинств при Правительстве. Профильное ведомство сформировало рабочую группу, в которую вошли, по большей части, сотрудники многочисленных госучреждений, общественники и представители национальных общин. Должность руководителя отошла юристу Европейского фонда по правам человека, депутату Вильнюсского горсовета, представителю литовских поляков Эвелине Добровольской.

Прежде всего члены рабочей группы попытались четко определить, кого считать «национальным меньшинством» — многие годы по этому вопросу идут споры. Некоторые настаивали на том, что под это определение подпадают лишь исторические народы — русские, поляки, евреи, белорусы, украинцы, татары, караимы, армяне и так далее. Иными словами, народы, живущие на территории Литвы столетиями. Другие говорили обо всех иностранцах сразу, включая приезжих и пустивших здесь корни.

В итоге же сошлись на том, что «национальное меньшинство – это группа граждан Литовской Республики (ЛР), имеющая следующие черты: 1.1. живет на территории Литвы; 1.2 имеет долговременные, прочные и постоянные связи с ЛР; 1.3 по численности жителей меньше, чем оставшаяся часть жителей ЛР; 1.4 объединена стремлением сохранить свою национальную идентичность».

Таким образом, в новом проекте Закона речь идет исключительно о гражданах. Между тем люди, имеющие постоянный вид на жительство в стране, под это определение уже не подпадают, они будут расцениваться как иностранцы.

На данный момент в Литве проживают около 20 тысяч человек с правом на ПМЖ, многие из них живут на территории страны десятилетиями.

Стоит отметить, что этот вариант Закона о нацменьшинствах — не единственный. За минувшее десятилетие было разработано четыре законопроекта. Два из них были инициированы политическими партиями. В 2014 году проект был подготовлен и зарегистрирован партией «Избирательная акция поляков Литвы – Союз христианских семей», последний, в 2018 году, представила Социал-демократическая партия Литвы. Установки всех законопроектов мало чем отличаются друг от друга, хотя положения правового акта от 2014 года более либеральны, нежели те нормы, которые прописаны сегодня.

Спорный момент

Положения нового закона, по сути, дублируют установки, изложенные в других правовых актах и Основном законе (Конституции). Некоторые формулировки, когда речь идет о культуре и языке, несколько размыты и могут противоречить ряду общенациональных уложений — например, Закону о государственном языке. Помимо Закона о нацменьшинствах, сегодня в Литве работают над поправками к Закону о госязыке, который был принят в 1995 году. Глава госкомиссии по литовскому языку Аудрис Антанайтис недавно публично заявлял, что в обновленном правовом акте нужно четко застолбить следующую установку: «никаких вторых, дополнительных и региональных государственных языков в Литве быть не может».

Здесь мы наталкиваемся на противоречие: в проекте закона, регламентирующего права меньшинств, четко указано, что в самоуправлениях, где доля той или иной этнической группы составляет 20% и больше, расширяется использование родного языка на официальном уровне. В частности, жители получат право общаться с местными властями и структурами, подконтрольными муниципалитету, на родном языке, а те будут обязаны отвечать им на русском или польском. В связи с этим возникает вопрос, как в Литве будут сосуществовать два закона, противоречащие друг другу.

Дело принципа

Принципиальная установка проекта нового закона затрагивает вопросы о расширении языковых прав литовских поляков и русских. Члены рабочей группы признаются, что она была самой чувствительной в ходе обсуждений. В правовом акте указано: «В самоуправлении, где национальное меньшинство, основываясь на последних данных всеобщей переписи населения, составляет не менее 20% от общего числа жителей самоуправления, человек имеет право обращаться (подавать прошения) к находящимся на территории этого самоуправления субъектам государственного администрирования или к их подразделениям на языке этого нацменьшинства».

То же самое касается и прав местных жителей указывать названия улиц, местечек, населенных пунктов и топографических знаков на родном языке. Это можно делать в том случае, если не менее 20% жителей самоуправления составляют представители определенного нацменьшинства.

В Литве есть несколько самоуправлений, где компактно или более-менее компактно проживают национальные меньшинства. В первую очередь, речь идет о юго-востоке страны – о Вильнюсском и Шальчининкайском районах, где этнические поляки составляют значительную группу. Под нормы нового закона также подпадает Висагинас, где свыше 50% населения формируют этнические русские, а также Зарасай, где доля русских держится в пределах 20%.

«Рабочая группа сошлась на 20%, но если бы было решено остановиться на 15%, русская община и те, кто борются за ее интересы, равноправие граждан, качественную интеграцию и т.п., были бы в более выигрышном положении. Получается, что сегодня на расширение использования русского и польского языков могут рассчитывать лишь жители Висагинаса, Вильнюсского района, Шальчининкай и, возможно, Зарасай. <…> Если бы отметка составила 15%, под положения нового Закона о национальных меньшинствах подпали бы также Клайпеда, Тракай и Швянченис», — отметил в интервью прессе член рабочей группы по созданию Закона о национальных меньшинствах Григорий Поташенко.

К слову, в проекте закона от 2014 года речь шла о 10% от общего населения самоуправления.

С другой стороны, важно отметить, что топонимические названия в ряде мест компактного проживания поляков уже написаны на двух языках. Некоторое время с этим пытались бороться, но не получилось. Между тем, в мультинациональном Вильнюсе, который под нормы нового закона не попадет, самоуправление уже успешно работает и на польском, и на русском и на английском.

Поворот к образованию

Краеугольный вопрос для представителей национальных меньшинств —  сохранение образования на родном языке. В отличие от Латвии, где недавно практически все школьное преподавание перевели на латышский, в Литве действует разветвленная сеть школ с русским и польским языками обучения. Кроме этого, есть одна белорусскоязычная гимназия в Вильнюсе.

Если говорить о новшествах в проекте нового Закона о национальных меньшинствах, их можно найти в разделе «просвещение». Впервые за долгое время государство решило уделить отдельное внимание этой теме. В частности, если правовой акт примут, при Минобразования будет создан отдельный совещательный орган, курирующий вопросы межнационального толка.

«Министерство науки, образования и спорта учреждает совет по просвещению национальных меньшинств, сформированный из педагогов и руководителей школ нацменьшинств, ученых, представителей министерств, национальных общин и неправительственных организаций, задействованных в сфере нацменьшинств», — говорится в документе.

Председатель Ассоциации учителей русских школ Литвы, член Совета национальных общин Элла Канайте в разговоре с «Новой газетой – Балтия» отметила, что появление нового совещательного органа — одно из немногих новшеств в очередном проекте Закона о нацменьшинствах.

«Я с большим интересом прочитала раздел, посвященный вопросам просвещения. Все дело в том, что когда нам приходится непосредственно общаться с Департаментом по делам нацменьшинств, пытаясь решить насущные вопросы, связанные с учителями и школами, до сих пор нас отправляли прямиком в Минобразования. Допустим, была следующая ситуация: мы организовываем семинар по повышению квалификации учителей-русистов, но если мы обращаемся к ним [чиновникам Департамета] за финансированием, мне отвечают, что это образовательный проект, значит, наше ведомство к нему не относится… Иными словами, удивляет то, что теперь Департамент вдруг решил заняться просвещением, хотя до этого нас убеждали, что они курируют лишь неформальное образование», — рассказывает она.

«Говоря о совете по просвещению нацменьшинств, уже в ходе обсуждений из уст некоторых членов рабочей группы прозвучали слова о том, что сегодня в Литве действует совет по просвещению, следовательно, непонятно, к чему создавать новый, ведь система образования у нас едина. Таким образом, судьба этой инициативы немного туманна. Хотя, когда я разговаривала с советником министра Барбарой Станкевич, она заверила меня, что к октябрю этот вопрос будет решен. Было бы неплохо, если его примут, например, в сентябре, так как 11 октября в Литве пройдут выборы в Сейм, а после этого все может поменяться, но я очень сомневаюсь, что его успеют принять», — говорит Элла Канайте.

В целом стремление государства уделить отдельное внимание школам нацменьшинств она оценивает положительно.

«Министерство ввело должность куратора школ нацменьшинств — это хорошо. Хотя, стоит подчеркнуть, что такой пост существовал в 90-е годы, но потом его ликвидировали», — сказала собеседница, подчеркнув, что одной из самых серьезных проблем остается государственный экзамен по литовскому языку и литературе.

«В этом году госэкзамен не сдали 20,8% учащихся школ национальных меньшинств, то есть каждый пятый. Кто-то говорит о том, что это вполне нормальная цифра — в этом году экзамен сдало на 4% больше учащихся. На мой взгляд, этого все равно недостаточно. Систему оценивания нужно менять», —подытожила она, отметив, что заставлять учеников русских и польских школ сдавать экзамен наравне с литовскими ребятами, несправедливо.

Политическая воля

Сегодня проект нового Закона о национальных меньшинствах согласовывается в министерстве культуры, позже он может быть направлен на доработку авторам. После этого его должны утвердить в правительстве. Если кабинет министров одобрит это предложение, правовой акт представят на суд депутатов Сейма.

Будет ли он принят в первом чтении — вопрос спорный. В конечном итоге все зависит от политической воли и настойчивости правительства. Не нужно забывать, что вопросы, связанные с регулированием межнациональных отношений, — очень острые.

С другой стороны, в 2019 году премьер-министр Саулюс Сквернялис в ходе общения с представителями русскоязычного сообщества в Клайпеде открыто заявил, что он, как глава кабмина, намерен решить вопрос с принятием закона до конца срока полномочий действующего правительства и Сейма.

Также в прошлом году свою позицию озвучил и президент Гитанас Науседа. Отвечая на вопрос журналиста о таком законе, глава государства публично заявил, что он не будет противиться его принятию. Таким образом, с большей долей вероятности можно утверждать, что литовский лидер подпишет этот документ.

15 августа 2020

Денис Параскевич-Кишиневский

http://novayagazeta.ee/articles/32649/?fbclid=IwAR2B3u9HbDnyBAFW4C_C7nUNadUUx_UDutFdzMiGgMcL-EglnicvPgVy9W8

Ранее —

http://www.klaipeda1945.org/russkoe-zarubezhje/integratsiya-ne-podrazumevaet-pod-soboj-assimilyatsiyu/#more-69092