О перераспределении в социальной политике

«У Грефа миллиарды заберут», «Сбербанк» крепко задумался

О перераспределении в социальной политике

 

Дивиденды крупнейшего кредитного учреждения в России предложили выплачивать пенсионерам.

**********

 

Ежегодные дивиденды Сбербанка, контрольная доля которого находится в собственности Фонда национального благосостояния (ФНБ), следует распределять между российскими пенсионерами. С таким предложением выступил заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин.

Свою идею он объясняет тем, что средняя пенсия в России очень невелика — 16,8 тысячи рублей. Это всего 29,3% от средней начисленной зарплаты (в 2015 году было 35%). Инфляция на «пенсионерские» товары выше, чем средняя. Сбережений у большинства стариков, разоренных в 1990-е годы, как правило, нет. Многие пенсионеры признаются, что едва сводят концы с концами.

«Может быть, успеем сделать что-то крупное для тех, кому за 70? Или хотя бы за 80?» — риторически спрашивает экономист, называя это «отличным опытом», которому мир научится у России. Статья Миркина (в «официальной «Российской газете») оставляет впечатление крика души человека, болеющего душой за наших стариков. Но арифметика его предложения впечатляет меньше.

Необходимые расчеты для «СП» провел шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарев.

— Дивиденды Сбербанка практически идеально подходят для дополнительных выплат пенсионерам, так как они выплачиваются раз в году, их сумма и дата начислений тоже всегда точно известны, объявляются заранее: обычно это первое число в один из летних месяцев. Недостаток в том, что ежегодная сумма дивидендов от акций Сбербанка не так уж велика. Для выплат пенсионерам размах требуется побольше.

«СП»: — Посчитаем, сколько?

— ФНБ является владельцем 50 процентов плюс 1 акции Сбербанка. На начало августа 2021 года суммарная капитализация Сбера составляла порядка 7,3 трлн. рублей. Государственный пакет можно оценить в 3,65 трлн. рублей. Это чуть более чем 11,2 млрд. акций, считая и обыкновенные, и привилегированные. Дивиденды на 1 акцию второй год подряд выплачиваются максимальные: 18,7 руб. При текущей рыночной стоимости акции в 328 рублей выходит доходность 5,71% годовых. В общем, денег накапало на дивидендах в этом году — около 208 млрд. рублей.

Для наглядного сравнения: сейчас правительство РФ направляет по поручению президента на разовые выплаты всем пенсионерам страны по 10 тысяч рублей сумму более 454 млрд. рублей. Это значит, что годовые дивиденды государства по управляемому ФНБ пакету акций Сбербанка составляют лишь 45% от этой суммы. Получается, что много пенсионерам на дивидендах Сбера все же не раздашь: примерно по 4,5 тысячи рублей раз в год, и все. В расчете на месяц равносильно прибавке в 375 рублей — хоть плачь, хоть смейся.

«СП»: — Но начинать восстановление справедливости с чего-то надо?

— Ежегодную сумму дивидендов Сбера можно было бы взять за базу для расчета выплат в более крупном размере. Например, договориться, что ежегодно это будет сумма в 10 раз больше, а выделяться она может из средств ФНБ. На сегодняшний день, потребовалось бы в год больше 2 трлн. рублей, и тогда платеж выходил бы в месяц дополнительно по 3,75 тысячи рублей. Можно было бы подумать и о более справедливом распределения общей суммы, чтобы получали ее именно нуждающиеся, а не зажиточные пенсионеры из числа бывших высокопоставленных чиновников.

Поскольку трансферт в ПФР из бюджета в последние годы варьируется от 3,5 до 4,2 трлн. рублей, то после принятия решения о дополнительном финансировании еще и доплат в размере более 2 трлн. руб в год, Правительству пришлось бы каждый год увеличивать трансферт пенсионных сумм примерно в 1,5 раза. Но лучше тратить регулярно притекающие в ФНБ деньги на поддержку пенсионеров, чем продолжать копить экспортную выручку исключительно в резервах на «черный день». Общество пенсионерам задолжало, и здесь нам важно расставить приоритеты.

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич не исключает, что власти согласятся отдать дивиденды Сбербанка пенсионерам, лишь бы не отменять пенсионную реформу.

— Это похоже на популизм. Деньги всё равно поступают государству. И оно само должно определить, как финансировать пенсионную систему. Ведь в ПФР по-любому ежегодно перечисляются несколько триллионов рублей из бюджета. Неважно, из каких именно денег идут эти транши. Если дивиденды Сбербанка попали в бюджет (ФНБ — тоже часть бюджета, но временно изъятая), то они перестают иметь отношение к банку. С точки зрения баланса всей системы источник средств значения не имеет.

Важно, в каком объеме будет очередной трансферт в ПФР. Даже если он будет производиться из ФНБ, а не из собственно федерального бюджета, сути дела это не меняет. Непонятно, с какой стати придавать этому целевые функции? Допустим, будет принято решение пустить на пенсии дивиденды Сбербанка, поступающие в ФНБ. Но ведь все равно придется осуществлять трансферт в ПФР, решать в каком объеме? Если вычесть эту сумму из трансферта, то зачем городить огород?

Из предложения Миркина никак не следует, что это будут дополнительные деньги. Для пенсионеров это не будет иметь никакого значения. Надо заниматься вопросом, как поднять пенсии, найти новые источники, а не заниматься перераспределением того, что и так уже находится в бюджете. А это можно сделать только на основе реальной программы экономического роста. Ведь уменьшающийся пирог поделить трудно. Нужно менять экономическую политику в целом, а не уводить в сторону.

«СП»: — У нас есть практика целевого сбора на лечение детей. Помните, Путин поднял НДФЛ для высокооплачиваемых работников до 15%. В предложении Миркина та же логика — застолбить один из источников доходов за стариками, чтобы гарантировать им хоть что-то…

— Ежегодный трансферт бюджета в ПФР составляет около 4 трлн. рублей. Если несколько сотен миллиардов рублей из этой суммы «привязать» к ФНБ, это ничего не изменит. И та уловка с детьми, оправдывающая повышение ставки НДФЛ до 15%, на мой взгляд не очень удачная. В бюджете может быть строка о помощи детям, и привязывать к ней отдельный источник не нужно. Бюджет — это закон. Если там записано — все будет выполнено.

«СП»: — Интересно, что власти делают вид, что ФНБ — это некая общая «кубышка» на «черный день». А значит, можно спорить, на какие цели лучше тратить хранящиеся там деньги или не тратить вовсе. Между тем ФНБ был конкретно создан для балансировки пенсионной системы…

— Изначально так и было, и сейчас записано также. Но с тех пор утекло много воды. Они слили ФНБ с Резервным фондом. После этого появились функции компенсации в случае необходимости выпадающих доходов бюджета, поддержание финансовой стабильности, а также финансирование инфраструктурных проектов и использование этих средств для инвестиций. А свободных средств там не так уж и много, сейчас — 9 трлн. рублей. Их хватит на год-полтора, если все исполнять.

«СП»: — Может предложение Миркина экономически просчитано не очень хорошо, но пенсионная реформа — тоже не образец выверенного социально-экономического решения…

— И все-таки казуистически влезать в кухню бюджетных средств таким образом не стоит. Если не нравится, как работает министр финансов, его надо поменять. Надо обеспечить больший контроль Госдумы над бюджетом… Кстати, власти могут пойти на это предложение, как они легко пошли на повышение ставки НДФЛ в случае с детьми. Скажут, вы хотели изменений — ваши пожелания выполнены, но теперь прием предложений закончен. А ведь надо, чтобы вопрос реально был решен.

Заместитель председателя комитета по социальной политике Госсовета Татарстана, лидер списка КПРФ в республике Артем Прокофьев напомнил, откуда взять деньги на пенсии.

— Размер пенсии должен быть справедливым: соответствовать тому, как человек отработал и достаточным для достойной жизни. Какие-то разовые доплаты, для которых необходимо изыскивать дополнительные источники, наверное, возможны, но было бы правильно просто установить нормальные пенсии. Конкретные их источники — ПФР, бюджет или ФНБ — вторичный вопрос.

«СП»: — Ваша партия внесла в Госдуму законопроект об отмене пенсионной реформы…

— Ресурсы в стране есть, это очевидно. Дивиденды Сбербанка — далеко не единственный ресурс. Вопрос лишь в том, чтобы эти средства правильно распределялись. По сути, это вопрос политический.

Сергей Аксенов

31 августа 2021

https://svpressa.ru/economy/article/308448/