Новая жизнь на Байкале

24.08.2018-baikal_circumbaikal_slyudyanka_1539

 

На берегу озера Байкал, в 20-тысячном городе Слюдянске, недавно обрели новый дом, любимую работу и верных друзей супруги Кустовы: директор школы и учительница местного интерната.

Четыре года назад их прежнюю жизнь разрушила война на востоке Украины. Они покинули родные края в Луганской области, надеясь на поддержку и помощь в России.

********

Опасности и трудности позади: у них началась новая жизнь. О том, как молодой семье помогло участие в Государственной программе содействия переселению соотечественников, рассказывает Александр Кустов — ныне житель Иркутской области.

— Я жил на Украине, Луганская область, город Лисичанск. Там и родился — когда область была ещё Ворошиловградской. Окончил университет, магистратуру. По образованию — учитель истории и обществоведения. Работал директором Центра научно-технического творчества молодёжи. Два созыва был депутатом горсовета. Супруга — учитель труда и черчения.

— Почему решили переехать в Россию, покинуть обжитые места?

— Начались всем известные события на Украине. В Киеве — майдан, а на востоке страны — военные действия. У нас были совсем другие убеждения, чем у новой власти в стране, мы оставались сторонниками Партии регионов. Нас там таких было большинство, я вот был заместителем председателя городской «ячейки» пятитысячной. Не так пугала война — как то, что из города уходило ополчение, которое мы открыто поддерживали. С разных сторон говорили: от новой власти вам, «сепаратистам», не поздоровится. Потом ждали обстрелов — сейчас вот они не прекращаются, об этом больно читать… В июле 2014-го мы покинули город.

Тогда на блок-постах ещё не искали «врагов», выехать было можно. Ехали мы вдвоём с женой через границу Луганской и Воронежской области, на рейсовом автобусе. Думали — ненадолго, пока дома всё не успокоится. У нас были родственники в Ростовской области — пригласили пожить у них, благо дом был свободен. Я работал барменом, супруга — официантом. В овощном магазине ещё подрабатывали. Ну а что? Любой труд почётен. Главное было — не падать духом, и какой-то официальный статус оформить.

Но в Ростовской области это было очень сложно из-за большого наплыва людей: столько было беженцев, палаточных городков… В миграционной службе рассказали о Госпрограмме, показали, как в Интернете узнать подробности и выбрать подходящий регион. Нам приглянулась Иркутская область — самая западная из территорий приоритетного заселения. И вот через месяц мы взяли билеты на поезд, сели и поехали.

— Как встретили, чем помогли?

— Тепло встретили и помогли, чем смогли. В «социальном» министерстве сказали: мы очень вам рады, но придётся подождать — только пришли два поезда из Ростова с вашими земляками, там 1 200 человек, и всех надо устроить. Поэтому пока нет свободного жилья. Дали телефон неравнодушных людей, готовых помочь. Позвонили: молодая семья, свой дом под Иркутском — пригласили нас пожить, даже ключ от дома дали.

В общем, как родственников приняли. Пока мы определялись с работой, искали постоянное жильё — возили нас везде, помогали. Замечательные люди! До сих пор общаемся и дружим. В миграционной службе оформили нам временное убежище — чтобы устроиться на работу.

Мы приехали как раз к началу учебного года — в самом Иркутске «учительские» вакансии были заняты. В министерстве образования дали список по районам. Мы обратили внимание на город Слюдяновку на берегу Байкала, там как раз было две вакансии. Поехал «на разведку», всё понравилось — и через два дня мы туда переехали работать и жить.

— Что было дальше?

— Вступление в Государственную программу, оформление РВП — разрешения на временное проживание. Выдали «подъёмные» — 240 тысяч на человека (мы тогда не были официально женаты, и оба были равноправными участниками Госпрограммы). Надо было также подтвердить квалификацию, пройти аттестацию по российским правилам.

Через полтора года получили гражданство России. Непросто было — много документов, много всяких «несогласованностей» бюрократических. Читал, что сейчас есть решение всё это для соотечественников упростить, убрать лишние формальности, в первую очередь для таких как мы беженцев с Украины — это очень правильно.

Получив гражданство, в Иркутске мы официально поженились — создали российскую семью.

— Как решили «жилищный вопрос»?

— Поскольку мы приехали работать, да ещё по дефицитной специальности — администрация Слюдянки организовала нам временное жильё. Потом нашли подходящий вариант, стали снимать квартиру. Сейчас мы её уже выкупили.

— В общем, на новой «малой родине» вы освоились.

24.08.2018-slyudyanka_1365

 

— Вполне! Ведь нас очень хорошо приняли здесь. Все прекрасно понимали наше положение, шли навстречу.

Коллектив школы нас очень тепло принял — и обустроиться помогли, даже домашней утварью поделились.

Администрация ни в чём не отказывала — ни района, ни города. Миграционная служба стремилась что-то посоветовать, помочь.

Родители — и мои, и жены — пока остались на Украине. Они пенсионеры, и стать участниками Госпрограммы они пока не смогут. Часто общаемся — есть ведь и Скайп, и телефон… Они надеются на лучшее там — а наш дом теперь здесь.

У меня сейчас высшая квалификационная категория, я стал директором школы. Работаю в районе специалистом по патриотическому воспитанию — за эту работу получил благодарность губернатора области, это очень приятно. Супруга работает в интернате РЖД учителем начальных классов, тоже авторитетный в районе человек. Какие планы? Посмотрим. Главное — есть стремление работать, достигать каких-то вершин. Верю, что всё у нас получится. И огромное спасибо за поддержку и помощь всем нашим новым землякам!

Журнал «Русский век», №3, 2018 г.

23.08.2018

Георгий Глумов

http://www.ruvek.ru/?module=articles&action=view&id=11067

Посмотреть:

https://www.youtube.com/watch?time_continue=2&v=a4InqW3bbh4

https://www.youtube.com/watch?v=XCqbC4kdSRs