НЕ ОДИН НА ОДИН

«Обрели в России дом»

НЕ ОДИН НА ОДИН

 

 

Семья из Бразилии переехала жить на Кавказ и мечтает усыновить ребёнка.

Бюрократия и право.

**********

 

В проект RT «Не один на один» обратились Серджио и Лиэйж Марконато — уроженцы Бразилии, которые живут в России и хотят усыновить ребёнка. Последние два года супруги работают с детьми в Карачаево-Черкесии. Они уже предоставили в органы опеки все необходимые документы, кроме заключения о том, что могут быть усыновителями. Как заявляют органы опеки, Серджио и Лиэйж могут получить документ только от бразильской стороны, однако власти Бразилии считают, что это функция той страны, где супруги хотят усыновить ребёнка.

Супруги Лиэйж и Серджио Марконато из Бразилии живут в России последние два года и мечтают удочерить девочку. Пара хочет остаться жить в России, воспитывать здесь ребёнка и со временем подать документы на получение гражданства РФ.

Марконато обратились в органы опеки в Черкесске и предоставили необходимые документы. Чтобы начать процедуру усыновления, им не хватает лишь одного документа — официального заключения о том, что они могут быть усыновителями. При этом чиновники толком не могут объяснить, кто должен выдать этот документ.

Опека в Черкесске отсылает супругов за нужной бумагой в Москву в Министерство просвещения. Там, в свою очередь, считают, что заключение бразильцам необходимо получить от бразильских властей. А представители Бразилии ответили супругам, что такой документ им могут выдать только в России.

«СРАЗУ ВСПОМИНАЮТ НЕЙМАРА»

В сентябре супруги Марконато отметили два года с тех пор, как переехали в Россию. Лиэйж преподаёт детям английский язык в частной школе в Черкесске.

«Я начала преподавать ещё в Бразилии. Там у нас с мужем была своя языковая школа. Потом я захотела расширить свой педагогический опыт, увидеть мир. Мой муж меня поддержал, и мы поехали в Китай, там я тоже преподавала детям. Но прожить остаток жизни мы хотели бы в России», — рассказывает она.

Переехать в Россию Лиэйж предложил муж. По её словам, в 2018 году Серджио, которому тогда было 53 года, побывал на чемпионате мира по футболу и окончательно убедился, что хочет жить в России.

«Он сказал: «Россия не такая, как мы себе представляли! Мы должны дать ей шанс, мы не можем упустить такую возможность», — вспоминает Лиэйж. По словам женщины, она была настроена скептически.

«Больше всего я переживала, как нас примут в России, ведь мы иностранцы», — рассказывает она.

Супруги выбрали не самый очевидный город для переезда — Черкесск. По их словам, они изначально решили «попробовать что-то более необычное, чем Москва или Питер». К тому же Лиэйж чувствует себя более комфортно в небольших городах.

Она разослала свои резюме в языковые школы в разных городах, и одной из первых ей ответила школа в Черкесске. По словам женщины, они с мужем быстро адаптировались на новом месте.

«Люди здесь стараются нам помочь, они очень приветливы и гостеприимны. Многие хотят расспросить побольше о нашей жизни до России. Когда узнают, что мы из Бразилии, обычно их первая ассоциация — это футболист Неймар, — смеётся Лиэйж. — Верите или нет, но здесь много людей, которые говорят по-английски! Мы были очень удивлены. А одна из моих соседок вообще говорит на португальском — она десять лет жила в Португалии».

«МЕЧТАЕМ О ДОЧЕРИ»

Как говорят Лиэйж и Серджио, в России они нашли покой и именно в Черкесске решили, что это хорошее место, «чтобы жить здесь семьёй и растить ребёнка».

«Нас спрашивают, почему мы остались здесь, а не поехали домой в Бразилию, но, вообще-то, мы и есть дома, нам не надо его искать», — добавляют они.

Ещё в Бразилии Серджио рассказал Лиэйж, что из-за бесплодия не может иметь детей. Тогда супруги решили, что пока будут развивать бизнес в Бразилии и путешествовать, а потом посмотрят, как сложится жизнь.

«Когда муж рассказал мне об этом, я не паниковала, но была озадачена, потому что знала, что со временем захочу стать матерью. Через какое-то время мы обратились к врачам, чтобы попробовать пройти лечение, но доктор сказал, что это невозможно. В нашем случае усыновление — это единственная возможность иметь ребёнка», — говорит 32-летняя Лиэйж.

Серджио рассказывает, что мечтает вырастить дочь, потому что девочка всегда будет близка с родителями.

«Даже когда она выйдет замуж, она всё равно останется близка, не потеряет с нами связь. Мальчик более свободный в этом смысле», — считает Серджио.

Лиэйж согласна с мужем. По её словам, чем старше они становятся, тем больше ощущают необходимость заботиться о ком-то.

«Когда ты работаешь с детьми, они взращивают в тебе любовь. Мои маленькие студенты обнимают меня, говорят, что меня любят, и в этот момент я думаю: «А почему у меня нет своего ребёнка?» Я знаю, что могла бы быть хорошей мамой», — рассказывает Лиэйж.

Сейчас супруги учат русский язык. Они мечтают, чтобы их ребёнок сохранил традиции своей родины и вырос в русской культуре.

«Мы будем учить её португальскому и английскому, но хотим, чтобы она прекрасно знала и свой родной язык и не отрывалась от корней», — говорит Серджио.

НЕ ХВАТАЕТ ОДНОГО ДОКУМЕНТА

20 августа супруги впервые обратились в отдел опеки и попечительства в Черкесске, чтобы начать процедуру международного усыновления. По словам Марконато, они предоставили в органы опеки все необходимые документы. Чтобы подать документы в республиканский суд, который примет окончательное решение об усыновлении, не хватает лишь официального заключения о том, что они могут быть усыновителями.

В городском отделе опеки и попечительства супругам заявили, что не могут выдать этот документ, за ним необходимо обратиться к властям Бразилии. Однако бразильская сторона также отказалась выдать заключение, сославшись на то, что Россия не является участником Гаагской конвенции о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления.

«Мы не имеем полномочий, связанных с усыновлением, на территории страны, которая не ратифицировала вышеупомянутую (Гаагскую. — RT) конвенцию. Отметим, что бразильское законодательство предусматривает признание усыновления, даже если оно было осуществлено в стране, которая не ратифицировала Гаагскую конвенцию. В связи с этим я рекомендую вам получить информацию о требованиях российского законодательства к процедуре международного усыновления», — говорится в ответе Министерства юстиции и общественной безопасности Бразилии.

После этого Лийэж и Серджио обратились в Министерство просвещения РФ с просьбой выдать им заключение о том, что они могут быть усыновителями в России.

В ведомстве им сообщили, что, согласно российскому законодательству, заключение об условиях жизни кандидатов и возможности быть усыновителями необходимо получить в компетентном органе государства, гражданами которого являются сами заявители.

Такой порядок прописан в Федеральном законе №44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» и в приказе Минпросвещения №300 «Об утверждении порядка формирования, ведения и использования государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей».

Такой же ответ поступил в RT в ответ на запрос о ситуации супругов Марконато.

«Бразильская сторона ссылается на то, что Россия не ратифицировала Гаагскую конвенцию, и советует обратиться к российскому законодательству. Но в российских законах чётко прописан порядок действия при международном усыновлении», — добавили в пресс-службе Минпросвещения РФ.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ №275

После ответа российских властей супруги Марконато снова обратились к бразильской стороне, однако позиция местного Министерства юстиции не изменилась.

Адвокат Виктория Дергунова, президент благотворительного фонда «Юристы помогают детям», отмечает, что в постановлении правительства РФ №275 («Об утверждении правил передачи детей на усыновление (удочерение)…») ничего не говорится о том, что заключение о возможности быть усыновителями должны выдать власти той страны, гражданами которой являются заявители.

«Четвёртый раздел этого постановления регулирует усыновление иностранными гражданами. В п. 24.1 говорится, что иностранцы должны предоставить от своей страны подтверждение, что это государство не признаёт однополых браков, а также о том, что у них нет судимости. То есть заключение о том, что семья может усыновить российского ребёнка, выдают местные органы опеки и даже не Министерство просвещения», — считает адвокат.

В свою очередь, адвокат Людмила Яблокова, член Международной академии юристов по семейному праву, отмечает, что Марконато столкнулись с трудностями на первом этапе процедуры, поскольку у России и Бразилии нет двустороннего договора об усыновлении. По её словам, как правило, граждане таких государств получают отказы от органов опеки.

«После принятия закона Димы Яковлева (вступил в действие в 2013 году. — RT) международное усыновление у нас идёт только с теми странами, с которыми РФ заключила двусторонние соглашения, например с Италией, Францией, Израилем. Закон отменил договор об усыновлении между Россией и США, но на самом деле документ повлиял на весь процесс международного усыновления в России», — поясняет собеседница RT.

Яблокова признаёт, что случай семьи Марконато отличается от обычного международного усыновления, поскольку супруги хотят остаться жить в России и со временем получить гражданство РФ.

«Если супруги заявят, что начали подготовку на получение вида на жительство и хотят постоянно жить в России, это может положительно повлиять на решение при рассмотрении их заявления об усыновлении. Поскольку у России и Бразилии нет договора о международном усыновлении, то решение принимает та страна, где супруги проходили подготовку как приёмные родители, — в данном случае это Россия», — добавила адвокат.

22 октября 2021

Елизавета Королёва

https://russian.rt.com/russia/article/917338-usynovlenie-inostrancy-rossiya