«Надежды юношей питают.Отраду старцам подают»

«Надежды юношей питают.Отраду старцам подают»

 

Национальные меньшинства и новая власть: какие изменения ждут поляков, русских и белорусов Литвы?

В ходе предвыборной гонки многие лидеры политических сил рассуждали о проблемах национальных меньшинств, не скупились на комплименты в адрес литовских поляков, меньше говорили о русских, но, тем не менее, стремились привлечь на свою сторону и тех и других.

После выборов ситуация несколько изменилась, но, несмотря на то, что принятие Закона о национальных меньшинствах, не вошло в список приоритетов новых властей, сопутствующие вопросы нашли свое отражение в правительственной программе.

**********

Часть из них воодушевляет, другие – тревожат. Оправдаются ли надежды и чаяния крупнейших общин Литвы? Об этом DELFI говорил с политиками и экспертами.

Мальчишки и девчонки, а также их родители

В обширной правительственной программе определение «национальные меньшинства» упоминается десять раз. В основном речь идет о декларативных установках и культуре, но есть и более конкретные аспекты. Самые чувствительные из них затрагивают вопросы образования на родном языке – школы с русским, польским и белорусским языком обучения.

По новейшим данным Департамента статистики, в русскоязычных гимназиях и прогимназиях обучаются 15 079 человек. В Литве насчитывается 27 образовательных учреждений с русским языком обучения. Число польскоязычных школ, учитывая смешанные польско-русские, перевалило за 70, однако сегодня в них учатся только 11 177 человек. Этот парадокс предопределил тот факт, что многие школы, где преподают на польском, расположены в сельской местности, поэтому и заполняемость классов там меньше. Между тем большинство русских школ находятся в крупных городах, львиная доля – в столице. Кроме того, в республике действует одна белорусскоязычная школа – вильнюсская гимназия имени Франциска Скорины, в которой учатся чуть больше 200 учеников.

Таким образом, если новые власти в лице консервативно-либерального блока, решат, что в сфере образования на языке меньшинств назрела необходимость для перемен, изменения затронут именно эти школы и интересы десятков тысяч педагогов, учеников и родителей.

Новое правительство – новые рецепты

Итак, в течение 2020-2024 годов власти намерены улучшить положение школ с русским, польским и белорусским языком обучения. Как именно, пока неясно, но известно, что в первую очередь правительство хочет усилить уровень преподавания литовского языка.

В документе сказано следующее: «Обеспечим, что школы национальных меньшинств станут местом, воспитывающим не только очень хорошие знания польского, русского, украинского или белорусского, но и очень хорошие знания литовского языка. Будем искать возможности содействовать обновлению – по новейшим учебным программам и тенденциям – учебников на литовском, польском, русском и белорусском языке. Реализуем концептуальный взгляд на двуязычное или многоязычное обучение, помогающее детям – представителям национальных меньшинств – интегрироваться в окружении, в котором употребляется литовский язык, и наоборот. Обеспечим, что ученикам будет предоставлена возможность объективно ознакомиться с историей края, вкладом нацменьшинств в литовскую культуру, историю и другие сферы общественной жизни. <…> Оценим возможности трудоустроить учителей из Польши, Украины, Беларуси работать в школах национальных меньшинств в Литве. Сообщества нацменьшинств включим в дискуссию о стандарте качества обучения«.

Предложение трудоустроить педагогов из третьих стран в литовские школы можно назвать революционным. До сих пор ни одно правительство не озвучивало такие идеи публично, хотя прецеденты были. Правда, для того, чтобы работать в школе, учителям-иностранцам приходится пройти долгий путь оформления документов.

Примечательно и то, что в документе упомянуты Украина и Беларусь, но ни слова не сказано о России. Тем не менее новый министр образования Юргита Шюгждинене говорит, что это произошло по ошибке – здесь не было злого умысла.

«Подчеркну, что мы не обещаем реализовать эту установку, мы именно оценим возможности трудоустроить учителей из-за рубежа, поскольку знаем, что в школах нацменьшинств педагогов действительно не хватает. Лично я не вижу ничего плохого в этой инициативе. Говоря о России, очевидно, закралась какая-то ошибка. Не ставилась цель не упоминать ее специально«, — сказала она в разговоре с изданием.

Нужны ли системные изменения в школьном образовании на русском, польском и белорусском и не планируют ли власти пожертвовать преподаванием части предметов на родном языке в пользу государственного? На этот вопрос министр затруднилась ответить.

«Поскольку я только приступила к работе, то не хотела бы спекулировать на этой теме. Я бы хотела углубиться в этот вопрос, а потом комментировать ситуацию детально. По моему разумению, в Литве необходимо усиливать позиции школ – всех школ, независимо от языка обучения. Мы видим, что результаты школьников в целом оставляют желать лучшего, и это общенациональный вопрос. Необходимо работать и думать, как улучшить ситуацию, а нацменьшинства, безусловно, должны быть подключены к общей дискуссии о состоянии образования«, — подчеркнула Юргита Шюгждинене.

Дьявол в мелочах?

Проявление интереса со стороны властей к ситуации в учебных заведениях, где большая часть обучения проходит на русском, польском или белорусском, заслуживает похвалы, но есть одно «но». Исходя из документа и событий, имевших место в 2008-2012 годах, есть риск, что кабмин может посягнуть на позиции родного языка, говорит председатель Ассоциации учителей русских школ Литвы Элла Канайте.

«В программе правительства указано, что в школах национальных меньшинств должны качественно обучать литовскому языку. Мы никогда с этим не спорили, мы всегда считали, что наши ребята должны владеть языком в совершенстве. Они живут и учатся здесь, поступают в высшие учебные школы в Литве. Разве кто-то отрицал, что нам нужны хорошие знания? Нет, никогда. Мы – граждане Литвы, мы должны уважать традиции и культуру, знать язык своей страны.

Однако здесь нужно сделать оговорку. Когда читаешь документ, закрадывается одно сомнение. Улучшение владения литовским языком – это прекрасно, но не означает ли это то, что ради одной благой цели власти нацелятся на вторую – на родной язык? Будет ли при этом уменьшаться статус родного языка в школах национальных меньшинств? Меня это беспокоит, а фраза вызывает некоторую тревогу, особенно учитывая тот факт, что болезненные поправки к Закону об образовании, которые ударили непосредственно по школам с русским и польским языком обучения, были приняты в 2011 году – в годы правления консерваторов и либералов. Хотя тогда тоже руководствовались благими намерениями, получилось то, что получилось.

Таким образом, позитивные стремления нового правительства понятны, но конкретные шаги пока нет. Во многом проблема заключается в доверии, а о негативном опыте, связанном с действующими политическими силами я уже упомянула. Будем верить, что сейчас будет иначе«, — надеется педагог.

Элла Канайте напомнила, что Закон об образовании от 2003 года был одним из самых демократичных на постсоветском пространстве, но спустя восемь лет, когда правительство возглавлял консерватор Андрюс Кубилюс, ситуация изменилась. Позже, в 2013 году, в Литве ввели единый экзамен по литовскому языку и литературе, цель была уравнять учеников всех школ, независимо от языка обучения, но в итоге результаты экзаменов русских и польских абитуриентов ухудшились вдвое. Реформу она оценивает негативно. Глава Ассоциации надеется, что новые власти не возьмут курс на сворачивание преподавания на родном языке.

«Наша цель заключается в том, чтобы ребята заканчивали школы, обучались на родном языке, получали отличные знания по литовскому языку и интегрировались в литовское общество. Интегрировались, а не ассимилировались. Диаспора, народ, община или национальное меньшинство – можно называть, как угодно – живет, пока жив ее язык, пока он присутствует в публичном пространстве, пока живо образование, пока дети изучают и впитывают информацию на родном языке – мыслят на родном языке«, — утверждает Канайте.

Среди положительных моментов собеседница отметила желание решить вопрос с учебными пособиями и заострить внимание на позитивной роли нацменьшинств в истории Литвы.

«Говоря о позитивных моментах, меня порадовало то, что в программе уделили место вопросу об обновлении учебников для школ нацменьшинств. Позитивные подвижки и определенные шаги на этом направлении уже были предприняты предыдущим правительством. Также это отражено в новом проекте Закона о национальных меньшинствах. Надеюсь, они будут продолжены. Кроме того, в документе сказано, что ученикам обеспечат возможность ознакомиться с тем, какой вклад представители нацменьшинств внесли в становление государственности и литовской культуры. Это очень хорошая инициатива, в школьных учебниках по истории об этом очень мало говорится. Этот пункт должен быть реализован не только в польских и русских школах, но во всех школах Литвы. Школьникам, как и всем жителям, нужно активно рассказывать и показывать, какую огромную позитивную и созидательную роль нацменьшинства играли и играют в жизни страны, особенно русская община, чья история в Литве насчитывает столетия», — отмечает Элла Канайте.

К предложению о трудоустройстве иностранных учителей в литовских школах она относится настороженно, но признает, что педагогов действительно не хватает.

«Надежды юношей питают.Отраду старцам подают»

 

«Что касается трудоустройства учителей из-за рубежа – из России, Украины или Беларуси, я не знаю, как это будет реализовано на практике, то есть с правовой точки зрения, поскольку, согласно закону, чтобы преподавать в школе, уровень знания литовского языка должен быть не ниже второй категории (не меньше уровня C2 – Д. К.), но таких подготовленных людей, разумеется, не будет. Может, власти упростят порядок, но случится это точно не сразу. Между тем проблема нехватки учителей в школах нацменьшинств действительно существует, и она очень острая. У нас катастрофически не хватает учителей начальных классов – это стало особенно заметно в последние годы, так как в русских школах число первоклассников постоянно увеличивается«, — подытожила глава Ассоциации учителей русских школ Литвы.

Помогать, а не вредить

Директор польскоязычной гимназии имени Иоанна Павла II Адам Блашкевич не видит ничего плохого в том, что власти хотят помочь детям улучшить знания литовского языка. Вопрос лишь в средствах: если речь идет о помощи – это приветствуется, но если ради достижения цели на «алтарь знаний» будет брошен родной язык, тогда «помогать» не нужно.

«Если мы будем смотреть на этот пункт в таком ключе, он ничего не даст. В Литве есть примеры городов и местечек, особенно в Вильнюсском регионе, где польские, русские и литовские школы соседствуют друг с другом. В них идут представители смешанных семей, у многих нет проблем с языком. В некоторых случаях результаты экзамена по государственному языку в литовских школах бывают даже хуже, чем в тех, где преподают на польском или русском.

Так что, если власти захотят улучшить знания по литовскому в школах нацменьшинств, ослабив статус родного, это не поможет. А вот если эта задача будет решаться посредством изменения методики обучения, подготовки учителей и учебников по литовскому языку, которые должны разрабатываться для польских и русских детей отдельно, это может помочь. Если же мы будем заставлять изучать физику и химию на литовском, это ничего не улучшит, а лишь навредит. Подчеркну, что учеба на родном языке всегда эффективнее – ученик впитывает знания лучше«, — уверен директор.

По словам педагога, требовать от поляков и русских сдавать тот же экзамен, что и литовцы, а потом ждать отличных результатов, изначально было довольно наивно. Литовские ребята впитывают язык с молоком матери, а нацменьшинства в любом случае осваивают его постепенно.

К сотрудничеству с учителями из-за границы Адам Блашкевич относится положительно. Как будет проходить процедура трудоустройства специалистов из третьих стран, ему пока неясно, но уже сейчас в литовские школы по обмену регулярно приезжают педагоги из стран Евросоюза. Правда, большинство преподают английский.

Кризис доверия

Как уже упоминалось, основной вопрос, волнующий русских и польских учителей – доверие.

«Чего стоят обещания кабмина и можно ли доверять представителям тех партий, которые уже ослабили образование на родном языке и не оставляют попыток потрепать его снова?» — задается вопросом Эльжбета, мать одного из учеников гимназии имени Адама Мицкевича в Вильнюсе.

«Надежды юношей питают.Отраду старцам подают»

 

Отчасти эти опасения не лишены смысла. В 2018 году оппозиционные на тот момент депутаты-консерваторы Агне Билотайте, Лауринас Касчюнас и Аудронюс Ажубалис зарегистрировали поправки к Закону об образовании.

В них говорится о необходимости узаконить следующую формулировку: преподавание на литовском языке в школах нацменьшинств должно быть доведено до 60 процентов, а оставшуюся часть предметов можно вести на условном родном.

Русские и польские общественники осудили эту инициативу. Политолог Мариюш Антонович заявил, что «предлагаемая реформа нанесет смертельный удар польской культуре в Литве«, а бывший замминистра науки и образования Наталья Фаткулина – ныне глава Института наук о здоровье медицинского факультета Вильнюсского университета – сказала, что «возмущена поведением этих политиков». По ее словам, предложение депутатов «ущемляет права детей и идет вразрез с общей политикой Евросоюза».

«Надежды юношей питают.Отраду старцам подают»

 

В итоге поправки затерялись в сеймовских кейсах, но не исключено, что они вновь могут всплыть наружу.

Положение консерваторов поменялось – теперь они правящие, а два упомянутых депутата – Агне Билотайте и Лауринас Касчюнас – получили высокие посты. Первая стала главой МВД, а второй возглавил парламентский комитет по национальной безопасности и обороне.

Парламентарий Аудронюс Ажубалис по-прежнему убежден в своей правоте. Вопросы образования нацменьшинств он связывает и с национальной безопасностью.

«Международная практика показывает, что социальные или национальные общины лучше всего интегрируются, когда образование идет на языке титульной нации. Далеко за примерами ходить не нужно: в соседней Латвии с 2022 года учиться можно будет только на латышском языке – исключения коснуться только родного языка и литературы. Аналогичная ситуация в странах Западной Европы, — говорит народный избранник.

Сохранение школ с русским и польским языком обучения выгодно Кремлю, а ученики таких образовательных учреждений – прямой объект российской пропаганды. На молодых людей она воздействует не меньше, чем на пенсионеров, убежден бывший глава МИД.

«Скажу еще больше. Я считаю, что это интерес Москвы, которая не хочет „отпускать“ молодежь, которая плохо говорит по-латышски, по-литовски, по-эстонски и так далее. Они [молодые люди] являются целью пропаганды с Востока, за счет которой Россия хочет удержать их в своем информационном поле. Они подвержены ей не меньше пожилых людей. Такова моя позиция«, — отчеканил Аудронюс Ажубалис.

Тем не менее сейчас он не хочет поднимать вопрос о поправках в Сейме – это может вбить клин между партнерами по правящей коалиции, так как Партия свободы и «Движение либералов» нацелены на диалог с нацменьшинствами, а не на усиление противоречий.

А вот ставшая министром Агне Билотайте, в отличие от своего коллеги, за два года стала менее категорична.

«Для того чтобы живущие в Литве представители нацменьшинств как можно лучше интегрировались в нашем обществе и могли равноценно пользоваться всеми возможностями, важно знать литовский язык. Ведь наши граждане, уехавшие жить за границу и желающие успешно закрепиться на новом месте, стараются как можно скорее выучить местный язык, а, как известно, новые языки легче всего учить детям. Я выступаю за то, чтобы в школах нацменьшинств на литовском языке преподавалось больше тем, чем сейчас, однако в каких пропорциях, остается вопросом для дискуссий«, — сказала она в разговоре с журналистом.

Закон есть закон – его нет десять лет

Многие вопросы – о школьном образовании на родном языке, об использовании русского и польского языков в публичном пространстве и издании учебников – затронуты в новом проекте Закона о национальных меньшинствах. Сегодня его согласовывают с министерством культуры, а позже направят в правительство. По иронии судьбы, глава рабочей группы по разработке этого правого акта Эвелина Добровольска недавно была назначена на пост министра юстиции.

Добровольска – делегат правящей Партии свободы. В ходе избирательной кампании эта политическая сила обещала избирателям принять Закон о нацменьшинствах, однако после выборов он не вошел в список приоритетов кабмина. Тем не менее новый глава Минюста считает, что документ будет одобрен, но запастись терпением.

«Очевидно, что на данный момент вопрос о принятии Закона о нацменьшинствах не удалось включить в программу, однако одна из причин, почему он не вошел в повестку, заключается в том, что этот правовой акт, который я с уверенностью могу назвать качественным и объективным, просто еще не был представлен Сейму. Тем не менее я уверена, что упомянутый факт не будет служить преградой. Я надеюсь, что он будет широко обсуждаться и в конечном итоге разрешит множество вопросов, которые нуждаются в правовом регулировании. То, что у нас нет соответствующего закона, не элиминирует того факта, что у нас есть нацменьшинства, нуждающиеся в решении ряда проблем. Это выгодно для самого государства и я уверена, что этот Сейм должен осознать значимость и важность такого закона«, — сказала она в интервью газете «Экспресс-неделя».

Предыдущий Закон о нацменьшинствах был принят еще в 1989 году. Принято считать, что он был одним из самых либеральных в Европе – в 2010 году он утратил свою силу. Время от времени на голосование в парламенте выдвигали новые законопроекты, однако ни один из них так и не был принят Сеймом. Совет Европы называет это упущением, напоминая, что Литва ратифицировала Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств. Оппоненты считают, что ключевые положения о правах и свободах представителей общин отражены в Конституции и других правовых актах.

Согласно последней переписи населения от 2011 года, в Литве проживают представители 154 национальностей. Крупнейшее национальное меньшинство – поляки. Они составляют 6,6 процента всего населения – это около 200 300 человек. На втором месте – русские, составляющие 5,8 процента всех жителей – около 176 900 человек. Замыкают тройку лидеров белорусы, занимающие 1,2 процента от населения – это около 36 200 человек.

Один из комментариев:

Анатолий Лавритов — «Надежды юношей питают, Отраду старцам подают». Автор прекрасного материала с историческими экскурсами рассматривает проблему с позиции настоящего и будущего таких как  он молодых людей, но даже приведенные им высказывания политиков говорят о том, что от них ответной «отрады» ждать не приходится. Старцы озабочены больше своим долголетием, а не благом для всего населения Литвы!И такой материл стоит заголовка из произведения А.С.Пушкина.

Денис Кишиневский

ru.DELFI.lt

02.января 2021

https://m.ru.delfi.lt/news/article.php?id=86109353