Мнение районного масштаба

Как главный редактор «Литературной газеты» указал на место Александра Солженицына в истории России

Скандал

1.10.14-2_2cef17e7

Открытое письмо Ю. Полякову, писателю, главному редактору «Литературной газеты»

Возмущена бесчестной клеветой в адрес А.И. Солженицына, напечатанной Вами на портале газеты «Культура» 20.09.2014: «Солженицын не просто уехал в свое время из Советского Союза… по сути исторической России, но фактически призывал американцев начать против него войну».

Вы не можете не знать, что в феврале 1974 года Солженицын был арестован, лишен гражданства и под конвоем выслан из страны. Об этом гражданам СССР сообщил ТАСС в центральной прессе. Если, зная это, Вы печатаете приведенные выше слова — значит, Вы сознательно лжете. Если же Вы не знаете этого всеизвестного (по крайней мере, в истории литературы ХХ века) факта, то странно, как Вы при этом возглавляете «Литературную газету». И, будучи на этом посту, недостойно повторять клевету о призывах к войне, состряпанную против Солженицына в глухие советские времена 5-м управлением КГБ по борьбе с инакомыслием. Напротив, будучи в изгнании, Солженицын на долгие годы впал в немилость у американской прессы именно за то, что защищал историческую Россию. Да, он считал, что большевики исказили ее лик, и упорно убеждал не приписывать русскому народу жестоких черт коммунистической практики Ленина-Сталина. Не сомневаюсь, что молодое поколение разберется, что считать за правду, в чем подлинный патриотизм и кто его настоящие носители.

Наталия Солженицына

P.S. Оригинал письма вчера был отправлен в редакцию газеты «Культура».

Читать полный текст

Людмила Сараскина, литературовед, критик:

1.10.14-СПp600

Прочитала на портале газеты «Культура» (20.09.2014) комментарий Ю. Полякова, главного редактора «Литературной газеты», под названием «Точка зрения». Высказывание глубоко меня поразило. Цитирую: «Нынешний заблаговременный предъюбилейный ажиотаж в связи с приближающимся столетием А.И. Солженицына, на мой взгляд, выглядит в какой-то мере неуместным. Не стану обсуждать литературно-художественные достоинства его творений, однако вынужден заметить: Солженицын не просто уехал в свое время из Советского Союза (а СССР, хотим мы того или нет, по сути одна из политических версий исторической России), но фактически призывал американцев начать против него войну.

Никто не предлагает вычеркнуть Солженицына из списка выдающихся соотечественников, но и культовую фигуру из него лепить явно не следует. Чтобы деятели культуры молодого поколения не делали для себя заведомо порочных выводов. В противном случае власть всегда будет видеть перед собой потенциал для очередного болота «.

Ю. Поляков может как угодно относиться к предстоящему столетнему юбилею А.И. Солженицына, может считать этот юбилей неуместным, ненужным, даже вредным и опасным. Его право. Но как писатель и редактор общественно-политического еженедельника, на первой полосе которого помещены портреты А.С. Пушкина и А.М. Горького, он не имеет права грубо обманывать читателей и собратьев по перу, повторяя клевету на Солженицына, распространявшуюся еще в 1970 годы известными инстанциями с известно какими целями.

Мне, автору книг о Солженицыне, невозможно оставаться безучастной к клевете на него, которой, увы, так же много (и было, и есть ныне), как грязи на наших дорогах.

Что значит «Солженицын уехал в свое время из Советского Союза»? Неужели Ю. Поляков не знает, что Солженицын не «уехал», а был насильно депортирован («выдворен») из страны специальным правительственным указом? Солженицын в феврале 1974 года прошел через арест, тюрьму Лефортово, аэропорт Шереметьево, пассажирский самолет, где его охраняли восемь агентов КГБ: они-то и вытолкнули писателя на трап, когда самолет приземлился во Франкфурте-на-Майне, а арестант до последней минуты не знал, куда летит.

Ю. Поляков это все, конечно, знает, не может не знать. И зачем он еще повторяет и отвратительную клевету про «фактический» призыв Солженицына к американцам начать против СССР войну? Где эти «факты»? Пусть бы Ю. Поляков их изложил, как и положено цивилизованному обвинителю. Но к чему цитаты, доказательства, ссылки на источники, когда можно мазать ненавистного юбиляра широкой редакторской кистью?! И где служба проверки фактов газеты «Культура», поощряющей клевету? Наверное, нету такой службы у «Культуры», а если она и есть, то до таких больших редакторов, как Ю. Поляков, не дотягивается. Так что не миновать, по-видимому, и мне «санкций» от «Литературной газеты»…

Ю. Поляков сегодня не одинок в клевете на Солженицына. Как и иные его единомышленники, он повторяет старые клевeты — уже не только советского производства, но и измышленные американской прессой — клевeты, которые Солженицын опроверг еще в своей книге «Угодило зёрнышко промеж двух жерновов» 15 лет назад: «Боже, да я именно не призывал к войне, это переврала американская пресса, — но именно в таком виде докатилось до наших соотечественников… поди теперь докричись» (Новый мир, 1999, N 2, с. 83). В 1975-м он полагал, что не надо воевать с Америкой, нужна, напротив, политика «открытых ладоней».

«Нужны такие отношения между Советским Союзом и Соединенными Штатами, чтобы не было обмана в вооружении, чтобы не было концентрационных лагерей, чтобы не было психиатрических домов для здоровых. Чтобы не сжимались горла женщин от слез». (Александр Солженицын. Публицистика: В 3-х т. — Т. 1. — С. 278-279). Однако уже спустя три года после выступлений в США Солженицын писал в «Зёрнышке», что при ближайшем знакомстве Америка уже не казалось ему честным союзником русского освобождения, по их реестрам русские не числились угнетенной коммунизмом нацией, всемирным угнетателем американский Конгресс называл не коммунизм, а Россию…

Что же касается тревоги Ю. Полякова о «заведомо порочных выводах» (каков, однако, оборот!), которые могут сделать для себя «деятели культуры молодого поколения», то они сделают такие выводы именно в том случае, если будут полагаться на клеветнические вымыслы, кем бы они ни воспроизводились.

Разместила эту заметку минувшей ночью на «Фейсбуке» и «ВКонтакте» и к утру получила уже сотню откликов и десятки перепостов о «Точке зрения». «…Потерял ощущение времени и шкалу оценок…», «Возрождение вырождения. Ренессанс деграданса», «Поразительно, как люди не чувствуют ветер времени, который дует против них. Полякова тоже унесет торнадо. А Солженицын останется». Конечно, останется. В этом нет никаких сомнений.

От редакции

Мы не могли не предоставить слово для уточнения своей позиции главному редактору «Литературной газеты» Юрию Полякову.

Не скроем, нас крайне удивила и расстроила и суть письма, и его форма.

Надеемся, наши читатели сами сделают точные выводы.

1.10.14-СП600

Точку зрения Ю.Полякова защитники Солженицына считают клеветой. Фото: Виктор Васенин/ РГ.

Ответ Ю.Полякова

Уважаемая Наталия Дмитриевна!

Мне понятен Ваш гнев. Когда ваяешь памятник дорогому человеку, хочется, чтобы в бронзе отлились лучшие его черты. Однако Ваш покойный супруг, выдающийся русский писатель Александр Исаевич Солженицын был фигурой сложной, страстной и противоречивой. Его яростная, отчасти оправданная личной драмой нелюбовь к советской версии нашей государственности общеизвестна, и тут я скорее поверю 5-му управлению КГБ, окошмаривать которое в нынешней геополитической реальности я бы не рискнул. Упорная субъективность Солженицына, скажем, в вопросе об авторстве «Тихого Дона» тоже ни для кого не секрет. Убежден и в том, что нельзя включать в школьную программу «опыт художественного исследования» под названием «Архипелаг ГУЛАГ», на чем Вы настояли в верхах. Гомерические оценки сложнейшей эпохи Ленина — Сталина, помещенные в эту книгу, серьезно расходятся с данными исторической науки и здравым смыслом. Однобоко понятое прошлое воспитывает ненависть к собственной стране и порождает гражданское болото. А вот по-настоящему художественный «Один день Ивана Денисовича», безусловно, прочесть должен каждый старшеклассник.

Вполне возможно, я и не достоин возглавлять «Литературную газету», однако именно Ваш покорный слуга опубликовал на страницах ЛГ гневную отповедь Солженицына «потёмщикам», приписывавшим ему сотрудничество все с тем же КГБ. Кстати, в своем законном порыве облагородить память мужа, Вы вырвали лишь фрагмент моих рассуждений. А говорил я о том, что мне непонятно, почему 100-летия крупнейших русских писателей, не ссорившихся столь всемирно с Советской властью (Леонова, Шолохова, Твардовского), отмечались весьма скромно в сравнении с планами празднования предстоящего юбилея автора «Красного колеса». Как раз по этой причине я и уклонился от предложенной чести войти в состав юбилейного комитета. В любом случае мне жаль, что я огорчил Вас, ибо Ваша деятельная преданность духовным, политическим и литературным заветам А.И. Солженицына заслуживает восхищения и подражания.

 http://www.rg.ru/2014/09/25/solzhenicyn.html#

______________________________________

2 октября 2014
Мнение районного масштаба

«ЗАВТРА». Юрий Михайлович, по какой причине против вас ополчилась вдова Александра Солженицына и чем вызвана последовавшая за этим травля вас со стороны «либеральной общественности»?

Юрий ПОЛЯКОВ, писатель, главный редактор «Литературной газеты». Вот суть конфликта. В ряде СМИ, в том числе в газете «Культура», я высказал недоумение: почему к 100-летию А. И. Солженицына (2018 год) уже началась бурная общефедеральная подготовка, в то время  как аналогичные круглые даты крупнейших наших писателей ХХ века: Шолохова, Твардовского, Катаева и других, — прошли более чем скромно. А про столетие К. Симонова в будущем году вообще ничего не слышно. По этой причине я отказался войти в комитет по празднованию юбилея автора «Красного колеса».

События последнего времени наводят на мысль, что деятели культуры, боровшиеся против СССР на стороне Запада, имеют нынче преимущества перед теми, кто, честно критикуя нелепости советской системы, оставался все-таки по нашу сторону «холодного фронта». Ну, в самом деле, почему великому композитору Георгию Свиридову, умершему шестнадцать лет назад, памятника в Москве нет? А Мстиславу Ростроповичу воздвигли бронзовый монумент в столице с поспешностью, не подобающей монументальному искусству. Тогда уж будьте последовательны: изваяйте маэстро не только с виолончелью, но и с АКМом, с которым он, прилетев из эмиграции, носился в 1991-м по Белому дому. Другого его преимущества перед Свиридовым я, честно говоря, не вижу.

Не стоит обманываться: «советский антипатриотизм» немногим отличался по своей природе от антипатриотизма, нацеленного против самодержавия в 1917-м году, и еще меньше — от нынешнего антипатриотизма, замешанного на болотном неприятии путинского курса. Вера в то, что противники твоего Отечества помогут тебе воплотить политические цели и отплатить за обиды, далеко заводит. Кстати, судьба Солженицына в этом смысле не уникальна. Не зря один из таких же диссидентов сказал с горечью: «Целились в коммунизм, а попали в Россию». Когда в самом начале 80-х были запрещены мои повести «Сто дней до приказа» и «ЧП районного масштаба», мною тоже заинтересовались «определенные круги». Да вот я ими не заинтересовался…

Удивительно: простое напоминание известного факта, что Солженицын был нетерпим к советскому строю и считал его мировым злом, о чем говорил во многих своих интервью, почему-то вызвало гнев и обиду его уважаемой вдовы и душеприказчицы Н. Д. Солженицыной (Светловой), обвинившей меня во лжи и усомнившейся в моем праве возглавлять «Литературную газету». Впрочем, это как раз в духе автора эпического фельетона «Бодался теленок с дубом». Мало о ком из собратьев по перу он сказал доброе слово. А вот актер Евгений Миронов, видимо, сильно устав от сочетания творческой и административной деятельности, строго призвал меня извиниться перед обиженной стороной. За что? За то, что Солженицын протестовал против «разрядки» и учил западных политиков недоверию к СССР, как сегодня их учат этому некоторые наши «оппозёры» в связи с событиями в Новороссии? За то, что Александр Исаевич не признавал авторства Шолохова, даже когда была найдена рукопись «Тихого Дона»? За то, что создатель «Двухсот лет вместе» обелял власовцев и бандеровцев? Почему я должен извиняться за чужие поступки и мысли? У меня своих грехов достаточно.

Я нисколько не умаляю роли Солженицына в нашей литературе и считаю, что «Один день Ивана Денисовича» (но не сумбурный «Архипелаг ГУЛАГ») должен быть рекомендован старшеклассникам. Но я против того, чтобы задним числом переписывать, спрямлять историю новейшей литературы, как это делает, например, «карамельная мифологесса» Л. Сараскина в монографии о Солженицыне. Да, я против того, чтобы классиков, достойных «бронзы многопудья», назначали в основном из тех, кто боролся против советской власти со вселенским размахом. В таком случае у молодых людей сложится иллюзия: кандидатом в памятники можно стать, только вдрызг поссорившись хотя бы на время со своей Родиной. А им надо бы объяснить как раз обратное: те наши выдающееся соотечественники, которые не выносили домашние ссоры и сор на трансатлантические сквозняки, достойны, как минимум, равного с диссидентами уважения и внимания со стороны общества и государства.

Вот эта перспектива объективной беспристрастной оценки вклада того или иного деятеля в культуру так взбудоражила профессиональных борцов с «красным Египтом».

Материал подготовила Екатерина ГЛУШИК