Крик соотечественницы о помощи

3 августа гражданка России сбежала вместе с ребенком от мужа из Норвегии. Женщина просит власти РФ предоставить убежище ее дочери, не имеющей российского гражданства. По словам женщины, супруг — гражданин Норвегии — неоднократно избивал ее и ребенка. 

Ответ
8.08.2013-р
Екатерины Рейерсен*

Для начала хочу подчеркнуть, что эти комментарии даются на общем основании. Сложно комментировать дело, когда доподлинно не известны все факты. Читая СМИ, и будучи норвежским юристом, вижу, что не хватает точной информации о происшедшем в Норвегии. Остается много вопросов.

В соответствии с ст. 4 норвежского Закона о гражданстве, ребенок, у которого один из родителей гражданин Норвегии, автоматически приобретает норвежское гражданство. Таким образом, можно взять за основу, что ребенок, о котором идет речь, имеет норвежское гражданство.

Зная, как работает служба опеки, позволю себе усомниться в том, что служба опеки постановила и принудила ребенка жить попеременно неделю то у мамы, то у папы. Служба опеки в Норвегии не принимает подобные решения и не имеет формального права участвовать в разделе ребенка после развода. Такие решения родители должны в первую очередь принимать сами — полюбовно и с учетом интересов ребенка. Если родители не могут договориться, то существуют Семейные конторы и семейные медиаторы, которые могут им помочь договориться.

Если же и на этой стадии не достигнуто согласие, то подключают адвокатов и проводят предварительные судебные переговоры, часто с участием психолога, которые стараются помочь родителям договориться. В крайнем случае, если ни один из инструментов ведения переговоров не помог, назначается слушание дела, и судья выносит решение.

Опека в таком деле может быть подключена в том случае, если конфликт настолько сильный, что это вызывает обеспокоенность за состояние и ситуацию в жизни ребенка. Дети тяжело переносят развод и конфликт. Задача родителей в такой ситуации их максимально оградить и уберечь от конфликта.

Однако есть родители, которые не видят и не понимают этого, и даже используют ребенка в качестве орудия шантажа. Такая ситуация может выйти из-под контроля. Историй таких полно везде и в России, и в других странах. Я не знаю, что случилось именно в данной семье, но предполагаю, что опека подключилась потому, что родители — один или оба — не смогли вовремя остановиться.

К сожалению, бывают и случаи, когда родители сами вовлекают опеку в свой семейный конфликт, утверждая и доказывая, что «противник» — плохой родитель. Это, как правило, говорит опеке о том, что родители слишком заняты выяснением отношений и интересы ребенка у них далеко не на первом месте.

По закону родители этого ребенка имеют равные родительские права. Это юридический термин, который определяет права и обязанности родителей в отношении ребенка. Вопрос места постоянного проживания и режима общения со вторым родителем — это отдельный вопрос. Родители имеют полную свободу договориться между собой.

Раздел ребенка 50/50, т.е. неделя тут — неделя там, по закону не является обязательной нормой. Если один из родителей против раздела 50/50 — то суд не будет навязывать такой режим. Режим 50/50 возможен только в особенных случаях и при наличии многих моментов: родители не конфликтуют, хорошо сотрудничают, живут рядом, и т.д. Также учитывается и возраст ребенка. Суды не рассматривают режим 50/50 в интересах ребенка, если конфликт довел родителей до суда.

По закону родитель должен оповестить и получить согласие другого родителя, если планируется переезд  в другую страну. В нашем случае отец ребенка имеет возможность подать заявление о похищении ребенка. Норвегия подписала ряд международных соглашений, которые регулируют данные вопросы, например Гаагскую конвенцию от 25 октября 1980.

Встанет ли вопрос о возвращении ребенка в Норвегию, и какие международные правовые инструменты должны быть использованы, какие международные обязательства Норвегия и Россия должны соблюдать — это вопросы, которые будут решать ответственные инстанции этих стран: миграционные службы, МИД и Министерства юстиции».

По информации сайта РГРК «Голос России»

___________________

*Предыдущий комментарий проживающей в Норвегии русского адвоката-стажера Екатерины Рейерсен  — http://www.newsru.nl/readarticle.php?article_id=1264

___________________

Россиянка, сбежавшая с дочкой из Норвегии, связывает будущее с Россией

 Россиянка, получившая двухнедельную визу для своей дочери, которую она вывезла из Норвегии из-за жестокого обращения с ними со стороны отца-норвежца, намерена свою дальнейшую судьбу связать с Россией, передает РИА Новости.

Уроженка Воронежской области, увезла дочь от отца из Норвегии из-за жестокого обращения и находилась с ней в капсульном отеле аэропорта «Шереметьево» с 3 августа. В среду представитель Астахова сообщил РИА Новости, что россиянка с дочерью покинули транзитную зону московского аэропорта после того, как ребенку оформили визу на 14 дней. Уполномоченный сообщил РИА Новости, что детский омбудсмен Воронежской области поможет женщине с оформлением вида на жительство для девочки.

«Свою дальнейшую судьбу я хочу связать с Россией, на это много причин хотя бы потому, что отношение к семье в России мне намного (более) близко, чем в Норвегии… В Норвегии семья принадлежит государству, родители ничего не решают. Как воспитывать, чем кормить, что делать с ребенком — этим занимаются органы опеки, медсестры, врачи и так далее», — рассказала в среду РИА Новости женщина. При этом она добавила, что благодарна Астахову за помощь и участие в оформлении документов для девочки.По ее словам, 10-летняя дочь хоть и понимает русский язык, но говорит на норвежском. Отец девочки был против того, чтобы она учила русский и разговаривала на нем.

«Я сама филолог, теперь будут дочь учить русскому, но, наверное, также наймем частного русского преподавателя, чтобы обучение шло интенсивно», — отметила россиянка. Также она намерена отдать дочь в частную школу, где для нее составят специальный план обучения, так как девочка отстает по многим предметам, которые изучаются в российских школах.

Сама же женщина рассчитывает устроиться на работу в местные СМИ. «Я хочу опять пойти работать журналистом, мне это очень интересно, но просмотрим. Я еще языками занимаюсь, у меня теперь французский и норвежский в совершенстве. Спрошу, где потребуются мои знания», — сказала она.