Когда дремлет совесть, её заменяет алчность

О компенсациях Германии и Австрии малолетним узникам нацистских концлагерей


Когда дремлет совесть, её заменяет алчность

От редакции сайта. Предлагаемая читателям информация содержит не только общеизвестные факты, но и утверждения, проверить которые не представляется возможным. В связи с этим истиной в последней инстанции быть не может.

Остается иметь ее в виду

”В июле 2000 года правительство Германии при участии США, Израиля и стран Европы создало фонд «Память, ответственность и будущее» с капиталом 10 млрд.долларов, предназначенным для выплат компенсаций жертвам нацизма Международный трибунал на Нюрнбергском процессе обязал Германию, по мере восстановления экономики, выплатить денежные компенсации гражданам, вынужденным работать на третий рейх во время оккупации Европы фашистскими войсками.

К исполнению судебного решения немцы приступили уже в 1947 году и к 1990 году выплатили жертвам нацизма около 200 млрд. марок. СССР в то время отказалось от компенсаций жертвам фашизма, так как после раздела Германии на Западную и Восточную советские граждане, пострадавшие от нацизма, должны были получать возмещение от ГДР.

Естественно, что руководство Советского Союза отказалось от «поборов» с братского социалистического государства. В начале 90-х годов, после падения Берлинской стены, Михаил Горбачев договорился с канцлером ФРГ Гельмутом Колем, что Германия выделит финансовые средства для компенсации советским гражданам, пострадавшим от нацистов, в качестве жеста доброй воли.

Стремительный распад СССР поставил крест на этой договоренности.Но, когда через некоторое время эту тему вновь поднял Борис Ельцин, немцы приняли решение о выделении 1 млрд. марок на компенсации жертвам нацизма, проживающим на территории бывшего СССР.

4 ноября 1993 года, в целях реализации договоренностей между правительствами России, Беларуси и Украины с одной стороны и правительством Германии с другой стороны, постановлением Совета министров — правительства Российской федерации № 1116 был образован Фонд Взаимопонимания и примирения (ВиП) «для оказания материальной помощи гражданам, пострадавшим от нацистских преследований, и выплаты им компенсации за счет средств, предоставляемых в распоряжение Российской Федерации Федеративной Республикой Германией».

Указанные средства распределялись по 400 млн. марок России и Украине и 200 млн. марок — Белоруссии. Главным условием выплаты компенсаций с немецкой стороны был официальный отказ потерпевших от каких-либо претензий к Германии в будущем.Однако, в 1998 году американские адвокаты подали в суды иски на крупнейшие мировые компании которые во время войны использовали рабский (практически не оплачиваемый) труд рабочих с территорий оккупированных Германией.

15 февраля 1999 года суд признал, что крупнейшие немецкие концерны, такие как Volkswagen, Siemens, BMW и многие другие (в том числе и американский концерн «Ford») действительно использовали во время войны рабский труд. Подневольный труд принес нацистской Германии прибыль около 70 млрд. марок и суд обязал эти компании выплатить потерпевшим компенсации.

Кроме того, выплатить компенсацию обязали Австрию, как страну-союзника фашистской Германии, на территории которой во время войны работали многие немецкие предприятия и ряд швейцарских банков, передавших нацистам финансовые средства узников концлагерей и гетто.

В июле 2000 года правительство Германии при участии США, Израиля и стран Европы создало фонд «Память, ответственность и будущее» с капиталом 10 млрд.долларов, предназначенным для выплат компенсаций жертвам нацизма. Деньги в фонд внесли в равных долях государство и немецкие промышленники.

В ноябре 2000 года правительство Австрии для тех же целей учредило Фонд примирения, мира и сотрудничества (Фонд примирения) с капиталом 6 млрд. австрийских шиллингов, и швейцарские банки выделили в компенсационный фонд 1,25 млрд.долл. Сумма компенсации на одного человека из России, в зависимости от условий содержания и работы, определялась в размерах от 1 500 DM до 15 000 DM.

Максимальная компенсация — для узников концлагерей и гетто. Сегодня бывшим узникам концлагерей и гетто — главным получателям компенсации — под 80 лет. Учитывая размер пенсии в России в среднем около 2,5 тыс. рублей, даже компенсация в 1 500 марок (примерно 800 долл.), определенная руководством Фонда ВиП как минимальная, огромное подспорье. Да не тут- то было…

Чиновничья сметка

В уставе Фонда «Взаимопонимание и примирение», учрежденного Правительством России, деятельность приносящая доход запрещена отдельным пунктом. Зато в положении об образовании средств оговорено, что кроме денег предоставляемых Фонду правительством Германии средства фонда также образуются за счет «процентов, начисляемых на остатки денежных средства „Фонда“ на текущих счетах в уполномоченном банке.

А когда речь идет о сумме в 400 млн. немецких марок (около 220 млн.долл.), то и односуточная прокрутка таких средств, при 12% годовых, принесет 75 тыс. долл. А в 1993-1995 годах ставки кредитов составляли до 60% в год. При таких средствах свыше 350 тыс.долл.в сутки. То есть каждые три дня, прокручивая эти деньги в банке можно заработать больше 1 млн.долл. Да и при 12% годовых получится 2 млн.долл. в месяц.

Ну, какой чиновник в России пройдет мимо таких денег? И Бог с ними, с потерпевшими. Ждали 40 лет, подождут еще. Сколько? Да сколько угодно. И неважно, что из примерно 400 тыс. человек, которые имеют право на получение компенсации, ежедневно от естественных причин около 200 умирают, так и не дождавшись ее (компенсацию). Даже хорошо! Пока наследники снова собирают и оформляют документы, есть возможность попользоваться их деньгами. А, что касается совести, за такие деньги совесть может и помолчать.

Первый председатель правления Фонда ВиП Виктор Князев, видимо понимал это очень хорошо. В соответствии с уставом Фонд подотчетен в своей деятельности учредителю Правительству Российской Федерации. Аудиторская проверка Фонда осуществляется аудитором, назначаемым учредителем, которому предоставляются аудиторские отчеты. Аудиторские проверки в Фонде проводились. Фирмой ТОО „Баланс ЛТД“ (1994 год), ЗАО „Аудиторская компания „МООР Стивене Баланс“ (1995 г.), ЗАО „Дига“ (1996-1999г.г.).

Однако, существуют серьезные сомнения, что указанные аудиторы Фонда были назначены правительством России. Для назначения аудиторов российским правительством больше подошли бы такие компании как Deloitte & Touche, Arthur Andersen или Ernst&Young. Хотя стоимость специалистов этих компаний выше, зато их заключениям верят во всем мире и проверку они проводят на совесть.

Вероятно, что и задействованные аудиторы были весьма добросовестны, однако решением наблюдательного совета Фонда проведение аудиторской проверки за 2000 год было поручено фирме „Кредо“. Назначение аудиторов вне компетенции попечительского совета Фонда, таким образом, если фирма „Кредо“ и проводила аудиторскую проверку, то она была незаконна, и специалисты фирмы должны были отказаться от работы после ознакомления с уставом Фонда.

Более того, после вступления с 1 января 1995 года в действие нового Гражданского кодекса, все фонды обязаны ежегодно публиковать в СМИ отчеты об использовании своих средств и имущества. Однако и в 2005 году не удалось обнаружить ни одной публикации. В марте 2000 года в фонде прошла проверка контрольно-ревизионного управления Минтруда, которая выяснила, что во время дефолта 1998 года Фонд, заигравшись с ГКО, потерял значительную часть средств, полученных из Германии, и прекратил выплаты компенсаций.

В правительстве и администрации президента знали о положении в Фонде задолго до ревизии Минтруда и подыскивали нового председателя правления. Практически нашли. Согласие на занятие должности председателя правления Фонда „Взаимопонимание и примирение“ было получено от Анатолия Собчака. За день до его смерти…

После похорон Собчака перед правительством вновь встала задача найти достойного человека для руководства Фондом. 15 июня 2000 года председатель правительства Михаил Касьянов, по рекомендации президента, подписал распоряжение о назначении на должности председателя Наблюдательного совета Фонда и официального представителя Российской Федерации в германском фонде „Память, ответственность и будущее“ и австрийском «Фонде примирения“ Людмилу Борисовну Нарусову.

В одном из интервью Людмила Нарусова говорила, что быть вдовой Анатолия Собчака уже почетно. Но хочется жить не только в лучах его славы, а и самой продолжить то дело, которому он посвятил жизнь.

Под знаменем демократии

После прихода Нарусовой на высшую, хотя и общественную (то есть без оплаты труда), должность Фонда многие старики, ожидавшие обещанных средств из Германии, подумали, что все скоро изменится. Тем более, что мать Людмилы Борисовны тоже была угнана в Германию в возрасте 16 лет.

Нарусова, придя на новую должность, первым делом инициировала проверку Фонда Счетной Палатой Российской Федерации. И хотя проверка была выборочной, в отчете Счетной Палаты, отмечено:

-В результате отсутствия контроля со стороны Правительства Российской Федерации за ходом выплат и финансово-хозяйственной деятельностью Фонда, а также пассивной позиции наблюдательного совета Фонда и недальновидной политики председателя правления Фонда Фондом допущено неэффективное расходование средств, предназначенных на выплаты компенсаций лицам, пострадавшим от нацистских преследований.

При этом прямые потери Фонда составили около 80 млн. нем. марок (расчетно).

— В проверяемом периоде Фондом были заключены договоры с коммерческими банками: „Тверьуниверсалбанк“, „Росдомбанк“,

„Юнибест“, «ФорбанкСПб», «Внешторбанк», «Кредитпромбанк», «Проминвестбанк», «Промторгбанк», «Агропромстройбанк», «Госбанк», «Российский социальный коммерческий банк», «Московский банк реконструкции и развития», которые производили компенсационные выплаты по месту жительства претендентов по их желанию в немецких, марках, либо в отечественной валюте.

— Перечень уполномоченных. Фондом банков определялся на без конкурсной основе и не утверждался ни наблюдательным советом, ни правлением Фонда. В Фонде отсутствуют итоговые по годам данные о суммах выплаченных компенсаций в рублях и валюте в разрезе банков. Порядок отчетности перед Фондом за выданные банками суммы компенсаций не разрабатывался.

По мере выдачи компенсаций в Фонд представлялись только расходные ордера. Это привело к тому, что в проверяемом периоде в Фонде отсутствует полная информация о фактически выплаченных суммах. Учитывая, что проверка производилась выборочная, о чем Счетная Палата РФ официально сообщает в своем отчете (аудитор Воронин Ю. М.), отсутствие контроля и «аппетиты российских чиновников», есть основания предполагать, что из первого транша не нашли своих владельцев до половины объема выделенных средств.

Ко времени, когда Нарусова пришла в Фонд, он понемногу оправлялся после дефолта 1998 года и возобновил выплаты пострадавшим. С началом проверки Счетной Палаты все счета Фонда были блокированы и выплаты компенсаций опять прекратились. По окончании ревизии отчет Счетной Палаты был направлен в прокуратуру и поначалу там даже возбудили уголовное дело сначала по статье 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий», но дело потихоньку закрыли.

Председатель правления Фонда Виктор Князев был отстранен от занимаемой должности. По собственному желанию. Другой ответственности он не понес. Пока правительство не утвердило на должность председателя правления новую кандидатуру, Людмила Борисовна пыталась получить полный контроль над Фондом. Она пыталась назначить своих людей на место председателя правления и главного бухгалтера Фонда, однако у нее ничего не получилось и обязанности председателя правления временно выполнял первый заместитель Петр Маргиев.

Отношения с ним у Людмилы Борисовны как-то не сложились. Достаточно упомянуть о том, что и.о. председателя правления отказался оплачивать зарубежные командировки Нарусовой из средств фонда. Кроме того, Маргиев прямо заявлял Людмиле Борисовне, что она на своем посту действует абсолютно неграмотно и безответственно, что ее консультации и выступления наносят Фонду огромный моральный и материальный вред.

Так, после публичного заявления Нарусовой, что право на компенсацию должны иметь и бывшие военнопленные, фонд захлестнула такая лавина звонков и писем, что персонал фонда был вынужден несколько месяцев заниматься только объяснениями введенным в заблуждение ветеранам, что на солдат и офицеров, побывавших в плену, 51 правительство Германии денег не выделяло.

С одной стороны, общественную работу Людмилы Нарусовой на посту председателя наблюдательного совета Фонда и представителя России в зарубежных фондах-партнерах можно рассматривать как искреннюю ошибку. Но, если предположить, что она пользовалась различными уловками для задержек выплат старикам, прошедшим ужасы фашистского плена, чтобы их деньги лишний день прокрутились в коммерческих структурах, принося ей дивиденды, то все становится на свои места. Тем более, что в августе 2001 года Германия и Австрия выделили второй транш России в размере 835 миллионов марок и 725 миллионов шиллингов.

Игра стоит свеч! Во время исполнения Нарусовой своих обязанностей в Фонде, воры вынесли из квартиры ее дочери ценностей на $ 600 тыс. Попытки убедить общественность, что все это были подарки поклонников Ксении Собчак, имели слабый успех. Особенно среди немецких и австрийских партнеров. Через 8 дней после кражи из квартиры Ксении Собчак, Людмилу Борисовну на посту председателя Наблюдательного совета заменил министр труда и социального развития Александр Починок.

Немцы, вероятно, не предполагали, что их жест доброй воли в поддержку жертв нацизма, станет банальной кормушкой российских чиновников… После нескольких неудачных попыток Людмилы Борисовны получить полный контроль над Фондом правительство назначило нового председателя правления Наталью Малышеву, известной по своей работе в Санкт-Петербурге совместно с Владимиром Путиным.

Фонд заключил договор о выплате компенсаций пострадавшим со Сбербанком России и приготовился к продолжению своей деятельности. В это время Людмила Нарусова постоянно сообщала в СМИ о трудностях, которые ей мешают проводить выплаты компенсаций старикам. Ссылаясь на сложности с оформлением и проверкой документов, она сумела создать, используя органы социальной защиты, разветвленную сеть региональных координаторов фонда.

Бумаги собирались в 77 регионах страны, однако за время ее руководства наблюдательным советом фонда ВиП выплаты компенсаций старикам практически не производились. Причины Нарусова называла самые разнообразные и уважительные, но старикам от этого не было легче.

3 апреля 2002 года Людмилу Нарусову с поста председателя наблюдательного совета сняли.

На ее место назначили министра труда и экономики Александра Починка, которого она обвиняла в связи с МДМ-банком, куда фонд помещал «на хранение» значительную часть средств. Починок, в свою очередь, официально заявил СМИ, что фонд под руководством Людмилы Нарусовой вел финансовые операции, запрещенные законом, вкладывая средства компенсаций в банки и покупая на эти деньги акции.

Известно, что так называемые координаторы фонда в регионах выплачивали пострадавшим по 200 марок в рублевом эквиваленте, после чего изымали у получивших деньги все финансовые документы на выплаты. Доказать что-либо после этого старики уже не могли. Что, казалось бы, сложного?

Германия выделила деньги на компенсацию пострадавшим от нацизма. Российские граждане подают в Фонд ВиП документы. Проверили достоверность документов и выплатили компенсацию. Но, практически все председатели правления Фонда ВиП, от первого — Виктора Князева и до нынешнего Андрея Войкова, жалуются, что денег для выплат всем потерпевшим от нацистов НЕ ХВАТАЕТ!

Следует отметить, что количество потерпевших от нацизма с каждым годом становится все меньше. Люди умирают от естественных причин, а деньги, которые выделены на них Германией и получены российской стороной, крутятся на банковских счетах, принося прибыли руководству фонда. 31 августа 2001 года, как раз после получения второго транша денег на выплаты компенсаций компенсацию получили 10 жителей Москвы.

На церемонии выплаты им компенсации присутствовали: вице-премьер правительства России Валентина Матвиенко, помощник президента России Сергей Ястржембский, министр труда и социального развития Александр Починок, посол Германии в России Эрнст-Йорг фон Штуднитц и тогда еще председатель наблюдательного совета Фонда Людмила Нарусова. Если учесть, что на получение компенсации подали документы около 400 тыс. человек, то представить, что на каждый десяток пострадавших будет собираться такая же компания просто невозможно.

Председатель наблюдательного совета российского Фонда «Взаимопонимание и примирение» является официальным представителем Российской Федерации в немецком фонде «Память, ответственность и будущее» и австрийском фонде «Примирения, мира и сотрудничества». Соответственно, председатель правления Фонда ВиП является заместителем официального представителя России в этих организациях.

Следует отметить, что представители Фонда провели серьезную работу, чтобы продлить его и свою безбедную жизнь. Напомним, что первоначально фонд ВиП, создавался в 1993 году для распределения компенсаций в размере 400 млн. немецких марок российским гражданам, пострадавшим от нацистов. Фонд должен был прекратить свое существование сразу после распределения и выдачи компенсаций.

В 1999 году, после решений международных судов, на Фонд свалились для распределения еще 835 млн. немецких марок и 725 млн. австрийских шиллингов (около 52 млн. евро). Фонд ВиП обрел второе дыхание. Сегодня уже не только Германия, но и отдельные ее города, как, например, Франкфурт-на-Майне выделяют деньги российским гражданам, пострадавшим от нацизма в годы войны.

Парламент Франкфурта-на-Майне принял решение о выделении компенсации в размере 578 тыс. 780 евро на гуманитарную помощь за принудительный труд вне зависимости от выплат германского фонда «Память, Ответственность и Будущее».

В обращении к получателям выплат, подписанным городским советником и референтом по социальным вопросам города Францем Фраем, говорится: «Единовременная денежная помощь г. Франкфурт-на-Майне не может компенсировать пережитые Вами страдания, но она служит доказательством того, что нас связывает общая история и что мы готовы нести ответственность перед нею».

Как удалось руководству Фонда ВиП убедить в виновности нынешних «отцов» Франкфурта-на-Майне, неизвестно, но деньги выделены и, думается не последние. Скольким еще немецким городам придется расстаться с денежками, ради веры в справедливость. Может немцам будет и легче, когда они будут думать, что хоть частично возместили ущерб пострадавшим от нацистов.

Наивные.

Все их деньги пойдут в карманы российским чиновникам, распределяющим деньги, и немцы никогда не расплатятся с ними. В Смоленской области, например, координаторы Фонда ВиП заявляют претендентам на выплаты, чтобы они не писали заявлений, так как новые заявления сделают невозможным получение компенсаций теми, чьи документы уже рассмотрены.

И такое положение складывается во многих регионах. Не хотят российские чиновники расставаться с чужими деньгами и фонд будет продолжать работу сколь угодно долго, устраивая шоу благотворительности при каждой подвернувшейся возможности.

У семи нянек

Деятельность Фонда ВиП проверяют сразу три аудиторские компании. По поручению австрийских партнеров «Эрнст и Янг», от немецкой стороны фирма «КПМГ» и российская компания «Кредо» по поручению наблюдательного совета фонда. По уставу наблюдательный совет и не имеет права назначать аудитора.

Если деятельность зарубежных партнеров объяснима, так как они хотят иметь полное представление о расходах выделяемых средств, то привлечение компании «Кредо» объяснить сложно. Наверняка они занимались аудитом не бесплатно. Кому и зачем понадобились лишние траты средств фонда?

В состав наблюдательного совета, кроме председателя Александра Починка, входят:

-начальник архивохранилища Центрального архива Министерства обороны Н П. Брилев,

-председатель комитета по труду и социальной защите населения Ленинградской области З.Н.Быстрова,

-президент межрегионального фонда «Холокост» А.Е. Гербер (по согласованию),

-начальник отдела Департамента социальной сферы и науки Минфина России Т. Н.Голландцева,

-президент Международного союза общественных объединений евреев — бывших узников фашизма Е.Г. Гологорский (по согласованию),

-исполнительный директор историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества «Мемориал» Е.Б. Жемкова,

-руководитель Росархива В. П.. Козлов,

-председатель Международного союза бывших малолетних узников фашистских концлагерей Н.А. Махутов (по согласованию),

-председатель фонда Анатолия Собчака Л. Б. Нарусова (по согласованию),

-председатель Российского общества Красного Креста (по согласованию) Т.А. Николаенко,

-начальник управления Департамента организационно-кадровой работы ФСБ России Ю. М. Нырков,

-заместитель начальника Управления периодической печати МПТР России Ю. С. Пуля,

-начальник Управления ведомственного контроля Минтруда России В. И.Синенко,

-вице-президент Межрегиональной общественной организации инвалидов — бывших узников фашистских концлагерей М.Г. Тилевич (по согласованию),

-президент Межрегиональной общественной организации инвалидов — бывших узников фашистских концлагерей И.М. Харина и

-посол по особым поручениям, представитель МИДа России Г. С. Шикин. Всего 17 человек, и никто из них, включая председателя, не удосужился прочитать устав.

После выборочной проверки фонда Счетной Палатой России результаты были направлены в Совет Федерации, Государственную Думу, в Правительство и в Верховный суд Российской Федерации с предложением рассмотреть сложившуюся ситуацию и принять соответствующее решение.

Однако никто из вышеперечисленных граждан не дал соответствующей оценки ситуации.

Не интересуется этим и ФСБ, представитель которого находится в составе наблюдательного совета фонда и должен знать ситуацию изнутри. Не проявили интереса к деятельности фонда ни МВД ни прокуратура. Видимо, с внебюджетными деньгами в нашей стране можно обращаться как угодно.

Сегодня фонд получает новые средства на выплаты пострадавшим от нацизма. Теперь уже на уровне городов и муниципалитетов, но порядка с распределением денег в фонде так и не навели.

И сегодня деятельность фонда скрывается за громкими докладами с приведением многих цифр и помпезных церемониях выплаты денег единицам пострадавших. Хочется, чтобы наших стариков больше не унижали наши чиновники своими правилами выплат компенсаций.

Было бы правильно, чтобы немецкие специалисты, которые весьма щепетильны в таких вопросах, сами проверили правильность использования своих денег.

А чтобы наши чиновники не водили их за нос имеет смысл привлечь к проверке российскую прокуратуру, комиссию Государственной Думы по борьбе с коррупцией, Национальный антикоррупционный комитет, международные общественные организации по противодействию коррупции.


Когда дремлет совесть, её заменяет алчность

Следует, наконец, разобраться на какие средства чиновники из фонда ВиП, пользуясь близостью к сильным мира сего, обеспечивают светлое «звездное» будущее своим дочерям за счет беспросветного горя наших стариков».

Павел Максимов,

ВслухРу.