«Это красивый ход»

Россия нашла управу на эсминцы НАТО в Черном море

0000.12.2020-269fe42173f4a52c8fed7e06369d8d05

 

Определить тип цели, ее параметры, выяснить курс и национальную принадлежность — Минобороны испытывает в Черном море новейшую систему автоматического освещения надводной обстановки «Стратегия».

**********

Эта разработка Научно-исследовательского института дальней радиосвязи (НИИДАР) позволит России значительно обезопасить южные рубежи и не допустить нарушения госграницы. «Стратегия» замыкает на себя все средства слежения, доступные Черноморскому флоту. О системе и ее возможностях — в материале РИА Новости.

Море — как на ладони

Большинство современных систем морского контроля представляют собой, как правило, радиолокационные станции, завязанные в общую сеть и сканирующие море на много километров от береговой линии. Вся информация о передвижениях судов передается в единый центр, где и принимают решения. Например, о перехвате нарушителя.

«Стратегия» тоже основана на принципе радиолокации, — объясняет РИА Новости главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. — Она автоматически в режиме реального времени определяет координаты всех кораблей и судов в зоне действия. Срисовывает так называемые сигнатуры — это индивидуальный портрет корабля в море, по которому узнают его тип и принадлежность. И, естественно, записывает основные параметры движения: курс, скорость. Насколько я знаю, аналогичная система развертывается и в Арктической зоне».

По словам эксперта, «Стратегия» уникальна тем, что объединит в себе возможности всех без исключения РЛС, следящих за Черным морем, — как береговых, так и корабельных. А для наблюдения за отдаленными районами к ней можно подключать загоризонтные РЛС, сканирующие пространство в радиусе более тысячи километров. Ключевая особенность новой технологии — высокая автоматизация.

0000.12.2020-1023527905

 

Мобильная РЛС обзорного типа с радиолокационной станцией у БРК «Утес» в ходе учений Черноморского флота России в Крыму

«Сегодня слежением за надводной обстановкой у нас занимаются специалисты так называемого Центра боевого управления флотов, — рассказывает Мураховский. — Это структура во многом еще советских времен. Операторы обрабатывают огромные объемы данных, часто вручную. Раньше так же было, к примеру, в ПВО, где имелась специальная должность — планшетист. Они маркерами наносили все изменения воздушной обстановки на экраны с прозрачной картой. Сейчас этим занимаются компьютеры. Вот и в новой системе большую часть рутины возьмет на себя автоматика«.

По заверениям разработчиков, «Стратегия» сможет использовать не только радиолокацию, но также спутниковые и наземные автоматические информационные системы, внутренние каналы передачи объектовой информации флота. Кроме того, она будет в двухстороннем режиме взаимодействовать с техническими средствами и комплексами, от которых получает данные.

Опыта в этой сфере у специалистов НИИДАР, очевидно, хватает — именно они создавали станции системы предупреждения ракетного нападения «Воронеж-ДМ», загоризонтные радары «Подсолнух», «Контейнер» и многие другие, принятые на вооружение.

Зачастили

Вопрос контроля обстановки в Черном море для России отнюдь не праздный. В последние годы вымпела НАТО заходят сюда регулярно. В конце сентября начальник главного оперативного управления Генштаба Сергей Рудской сообщил, что в 2020-м военные корабли Североатлантического альянса находились в Черном море на треть дольше, чем в 2019-м.

Пик активности НАТО пришелся на июль, когда проводились учения Sea Breeze-2020. В них приняли участие около двух тысяч военнослужащих из США, Украины, Болгарии, Грузии, Норвегии, Румынии, Испании и Турции, более 25 кораблей, а также авиация.

«До 40 процентов этих кораблей — носители высокоточного оружия большой дальности, — уточнил Рудской. — В частности, в Черное море неоднократно заходил эсминец ВМС США Roosvelt, способный нести до 90 крылатых ракет Tomahawk«.

По сути, единственное, что удерживает ВМС НАТО от постоянного маневрирования в Черном море, — это конвенция Монтре, подписанная в 1936-м. Соглашение определяет статус проливов Босфор и Дарданеллы, а также ограничивает присутствие в акватории военных кораблей нечерноморских государств сроком в три недели. Кроме того, конвенция предусматривает, что одновременно в Черном море могут находиться до девяти таких кораблей общим тоннажем не более 30 тысяч тонн.

Больше всего иностранные ВМС интересует, конечно же, Крым. Корабли западных стран неоднократно приближались к полуострову, самолеты-разведчики и беспилотники совершают регулярные облеты границ воздушного пространства России. Альянс старается определить расположение военных объектов в Крыму, а также понять, на каких частотах работают связь, навигация и системы радиоэлектронной борьбы.

Преимущество в регионе

США и их союзники не скрывают, что их остро беспокоят военные возможности России в Черном море.

В декабре американский стратегический исследовательский центр RAND даже смоделировал противостояние Черноморского флота и ВМС стран НАТО в регионе, создав что-то вроде настольной игры. Выяснилось, что в этой акватории Россия одолеет любую коалицию, даже если США будут действовать совместно с Болгарией, Румынией, Турцией, Украиной и Грузией.

Москве действительно есть чем ответить на агрессию — развернутые в регионе силы ВМФ регулярно пополняются новыми кораблями и подводными лодками с мощными ударными комплексами.

Кроме того, в самом Крыму, который часто называют «сухопутным авианосцем», разместилась внушительная армейская группировка, оснащенная самыми современными средствами ПВО и противокорабельными ракетными комплексами, способными поражать морские цели на значительном удалении от побережья. Они мобильны и могут быстро менять позицию, что затрудняет их обнаружение и уничтожение.

0000.12.2020-5e1c6d5115e9f91aa1065293

 

Береговой ракетный комплекс «Бастион»

Американские аналитики пришли к выводу, что Россия удержит под контролем Черное море, даже не вступая в вооруженный конфликт со странами НАТО.

Для этого у Москвы есть внушительный арсенал нелетальных средств. К ним эксперты RAND относят психологические атаки, кибернетические операции, информационные удары, а также радиоэлектронную борьбу.

Андрей Коц 

18.12.2020

https://ria.ru/20201218/strategiya-1589760388.html