АНТИРОССИЙСКАЯ РЕЗОЛЮЦИЯ ЕВРОПАРЛАМЕНТА В ДЕЙСТВИИ

Или как рождаются нападки и оскорбления Президента нашей страны

7.12.2016-зас.2.12-2pFbq7osCIAbzOA8G

 

От редакции сайта. Мы предлагаем читателям познакомиться с материалом, который позволяет получить представление о технологии оболванивания легковерных читателей относительно действительных событий с иным звучанием.

******

 

Gazeta Wyborcza: Дерзкий режиссер не дал Путину пообщаться «по-сталински»

Традиция встреч лидера российского государства с представителями искусства давняя — их собирал еще Иосиф Сталин, а сейчас Владимир Путин разговаривает с представителями сферы культуры своей страны. Такие события всегда происходят в соответствии с отшлифованным до блеска сценарием, но в этот раз все пошло не так из-за одного известного режиссера и его просьбы, пишет Gazeta Wyborcza.

«Террористы, которые устроили резню в редакции Charlie Hebdo, это, по мнению президента России, – внимание – «активисты, представители ислама». А украинец, который хотел подорвать памятник Ленину в Крыму, – террорист, заслуживающий сурового наказания», – пишет в издании Gazeta Wyborcza польский журналист Вацлав Радзивинович. «Мы услышали это в особо интересных обстоятельствах, можно сказать, исторически беспрецедентных», – добавляет он.

В пятницу Владимир Путин встретился с членами сразу двух советов: один из них занимается вопросами культуры, второй заботится о чистоте русского языка. «Такие события происходят в соответствии с отшлифованным до блеска, вылощенным сценарием», – уверен автор. «Гости делятся с хозяином своими проблемами, он доброжелательно общается с ними. Так было всегда», – добавляет он.

Много лет назад Сталин собрал у себя писателей, которых считал выдающимися, и велел им просить, что они только пожелают. Они просили квартиры, машины, дачи, должности для секретарей. А Сергей Михалков, молодой поэт, потомок еще царских дворян, вытащил из кармана красный томик автобиографии Хозяина, уверяя, что он ни о чем другом не мечтает так, как об автографе автора в книге. Он получил подпись, а потом и квартиру, и автомобиль, и дачу, и секретаря, и так далее, вспоминает польский журналист. «Словом, все в соответствии с вечным правилом: пять минут позора – и ты обеспечен на всю жизнь», – отмечает он.

Одного ритуал встреч власти с народом, даже и представленного творцами или учеными, не предусматривает – споров, полемики с хозяином. Путин вообще никогда ни в каких публичных дебатах не участвует. Ну, может, за исключением пресс-конференций, и если к какой-то из них присоединится кто-то упертый – конечно, иностранный журналист, – тогда хозяин Кремля выходит из себя. Так было хотя бы тогда, когда француза, настойчиво выспрашивающего Путина о Чечне, президент России пригласил в Москву сделать обрезание, пообещав, что операцию проведут так, чтобы у него уже ничего не выросло, вспоминает автор.

Когда на пятничной встрече речь зашла о том, что православные группы в России нападают на выставки, срывают спектакли, Путин уверил, что речь не о цензуре, а лишь о поступках обиженных деятелей. «Эти активисты, я условно говорю, пришли в редакцию Charlie Hebdo и расстреляли людей. Вот вопрос: нужно ли было этим карикатуристам наносить оскорбления представителям ислама? Но и зачем было обижать представителей ислама?» – объяснял президент и сожалел. «А, однако, обидели. Зачем? Это все зависит от чувства такта», – добавил Путин и сразу перешел к правилам, действующим в дзюдо, рассказывает Радзивинович.

Никто в соответствии с ритуалом не пытался ему объяснять, что более «нетактично», чем те, кто рисовал карикатуры, повели себя те «активисты», которые их убили, а потом еще стреляли в случайных людей на улицах Парижа, констатирует он.

Но в пятницу до публичного спора на встрече с президентом дело, однако, дошло. В Путина «почти как клещ» впился выдающийся кинорежиссер Александр Сокуров. Он ничего не просил для себя. Сначала он объяснял, что президент должен освободить осужденного год тому назад и приговоренного к 20 годам лишения свободы Олега Сенцова – украинского режиссера, который после «аннексии» Крыма якобы намеревался взорвать памятник Ленину в Симферополе, а сейчас отбывает наказание на Крайнем Севере.

Когда Путин отвечал вокруг до около, Сокуров не уступал, а упрямо просил милосердия, умолял об освобождении украинца. Присутствующие на встрече костенели, испуганные упрямством режиссера, а президент был раздражен. Он напомнил, что Сенцов был осужден за «террористические действия», которые могли привести к смерти людей.

И снова Сокуров настаивал, что в Крыму, в отличие от того, до чего дело дошло в Париже при помощи «обиженных активистов», не было покушения и никто не пострадал. И он чего-то добился, ведь Путин пообещал, что «подумает» о помиловании Сенцова.

«Смелого Сокурова в присутствии президента никто не поддержал. Зато два дня спустя над ним глумился солист телевизионной кремлевской пропаганды Дмитрий Киселев, насмехаясь над тем, что для режиссера кровь – это только макияж на съемочной площадке, а смерть – это эпизод в фильме, поэтому он не понимает того, что понимает президент», – резюмирует в издании Gazeta Wyborcza польский журналист Вацлав Радзивинович.

Комментарии (2 из 75)

Анатолий Лавритов  Польскому журналисту, не присутствовавшему на встрече Президента с деятелями культуры и образования, а тем более не знающему, что и как происходило на встречах И.В.Сталина с элитой советского общества, не стоило умничать в своём опусе, поскольку взгляд его односторонен и полностью соответствует эпизоду информационной войны с Россией в соответствии с недавней резолюцией Европарламента. Этот материал, конечно, не отображает истинных настроений в среде наших российских интеллигентов. Сокуров и Президент — земляки с разным статусом и возможностями действий в условиях различной информированности.
Президент знает, как кинорежиссер глумился на д создателем Советского государства, каков его настрой против нынешней власти и чем объясняется его «смелость»- поднимать вопрос в защиту человека, признанного преступником и отбывающего наказание по приговору суда. Он (вопрос) не был спонтанным и не определялся милосердием задававшего. Сокуров повёл себя некрасиво, можно сказать фамильярно и провокационно. Даже для помилования требуется выполнение ряда условий, которые президент обойти не может. Не знать этого простительно школьнику, но не режиссёру для работы с историческими материалами. А иначе профан не имеет права советовать главе государства, что и как надо делать.

Анатолий Лавритов Я специально познакомился со стенограммой встречи Президента с деятелями культуры и науки. Убедился, что состоялся обстоятельный разговор по всем злободневным вопросам. Что же касается Сокурова, то и его выступление было деловым с заботой о своих студентах и их будущем. И только в конце он сказал:
«…Последнее. У меня есть сердечная просьба к Вам, Владимир Владимирович, как у гражданина России, как у режиссёра. Давайте решим проблему Олега Сенцова. 20 лет, украинский режиссёр, 20 лет лагерей, в северном лагере сидит парень. Мне стыдно, что мы до сих пор не можем решить эту проблему. Умоляю Вас, найдите решение этой проблемы. Это невозможно. Режиссёр, он должен со мной сражаться на кинофестивалях, если у него другая, в том числе политическая точка зрения, но не сидя в нашей арктической практически, на севере, тюрьме. Обидно и горько, что я вынужден об этом говорить».
Получается, что некоторыми словами я обидел режиссёра, поэтому приношу свои извинения. Погорячился. Именно этого и добивался польский журналист в своей подлой по сути статье.

http://mirtesen.ru/pad/43657180538

Извлечение из стенограммы совещания продолжительностью более 3,5 часов

Сокуров-Путин (диалог)

«…И ещё раз хочу поблагодарить за возможность, которую предоставляет государство для дебютирования молодым людям, моим соотечественникам. Ещё раз хочу сказать: это главная цель моей жизни – помощь этим людям. Давайте помогать им. Мы предрасположены к кинематографу, русские люди, в этом гениальность наша выражается, мы можем делать кино, и нам никогда не было стыдно ни за советское кино, и не будет стыдно за тот кинематограф, который сегодня создаётся и который будет в будущем.

Спасибо большое.

Извините, если что‑то не так.

В.Путин: Спасибо.

Начнём с последнего, по поводу Сенцова. Мы должны исходить из того, что мы живём в правовом государстве, и вопросы такого рода, конечно, должны решаться судебной системой. Что касается его творчества, то он осуждён не за творчество, а за то, что он взял на себя совершенно другие функции, как утверждают органы следствия и суда, а именно фактически посвятил свою жизнь террористической деятельности.

А.Сокуров: Владимир Владимирович, но это же тяжелейшая политическая коллизия была. Разве простой человек просто так, простой эмоциональный молодой человек, разве он может понять хитросплетения и сложности политического момента?

В.Путин: Дело совершенно не в его позиции. Дело совершенно не в том, что он думает по поводу событий, которые произошли в Крыму. Дело в его намерениях и в подготовке противоправных действий, в результате которых могли пострадать наши с вами граждане.

А.Сокуров: Владимир Владимирович, по‑русски, по‑христиански милосердие выше справедливости. Умоляю Вас. Милосердие выше справедливости. Пожалуйста.

В.Путин: По‑русски и по‑христиански мы действовать в этой ситуации не сможем без решения суда. Решение суда состоялось. Да, есть определённые правила и нормы, которыми можем воспользоваться, но для этого нужно, чтобы созрели соответствующие условия.

А.Сокуров: Помогите.

В.Путин: Повторяю ещё раз: никто его не осуждал за его взгляды, за его позицию. Осуждение произошло за его намерения совершать действия, которые законом относятся фактически к действиям террористического характера и которые могли повлечь за собой тяжелейшие последствия для наших граждан. Вот в этом дело, а не в его какой‑то позиции. На позицию все имеют право, и никто за это его бы не осуждал. Только в этом, поверьте мне, только в этом дело. Там есть и другие фигуранты, и Вы знаете, их сейчас время от времени отлавливают, в этом проблема.

А.Сокуров: На нём смертей нет, нет гибели. И я уверен, что этого бы не произошло.

В.Путин: Слава богу, что нет, но могли быть, если бы ему позволили осуществить его намерения. В этом проблема. Совершенно дело не в том, Александр Николаевич, что он как‑то думал иначе, чем мы с Вами по этой теме, совершенно не в этом. Но тем не менее спасибо, что Вы обратили на это внимание, знаю, что это вопрос чувствительный, буду иметь это в виду.

Теперь по поводу основной темы, о которой Вы сказали. Киноиндустрия – это вообще отдельная тема, она на стыке и бизнеса, и творчества, искусства. Поэтому думаю, что нам нужно будет, совершенно точно, отдельно со специалистами, которые работают в этой области, ещё неоднократно посмотреть, что происходит в этой области, в этой сфере.

Но Вы можете ни на секунду не сомневаться, Вы это знаете, мою позицию, я как раз на Вашей стороне в том смысле, что государство должно сделать всё, чтобы цивилизованными, рыночными способами, но тем не менее оказать поддержку нашей киноиндустрии, во всяком случае, на нашем рынке. Не знаю, насколько осуществлять показы всех фильмов, снятых в Российской Федерации, но с трудом представляю, как это можно сделать, но стремиться к этому, безусловно, нужно…»

http://www.kremlin.ru/events/president/news/53389

7.12.2016-зас.2.12-0GkWxsyreZ7HaYIJ4U2AI