Варшавское восстание: как это было


Варшавское восстание: как это было


В июле 1944 года советские войска пересекли границу Советского Союза с Польшей. Вместе с бойцами Красной Армии на родную землю вступили воины 1-й армии Войска Польского (т.н. армия Берлинга). А 1 августа 1944 года в назначенный час «W» в Варшаве вспыхнуло восстание. Под давлением наступающей Красной Армии немецкие войска с 22-23 июля в спешном порядке покидали польскую столицу. Это укрепило командование Армии Крайовой (АК), подчинявшейся польскому эмигрантскому правительству в Лондоне, в правильности выбранного для восстания момента.

Однако к концу июля 1944 года ситуация резко изменилась. Гитлер принял решение не сдавать город ни при каких обстоятельствах. Служба разведки Армии Крайовой своевременно указала своему руководству на усиление немецкой обороны на подступах к Варшаве, и ее руководитель К. Иранек-Осмецкий предложил командующему АК генералу Коморовскому отложить восстание, как обреченное на поражение. Последний колебался, и только обвинения со стороны руководства в трусости заставили главу АК поддержать выступление.

В Варшавском округе АК накануне восстания числилось около 30 тыс. бойцов, что превосходило германские части в городе (13–15 тыс.), однако, вооружены они были крайне слабо.

Так, на 1 августа 1944 года у повстанцев было всего 47 пулеметов, 657 автоматов, 29 противотанковых ружей, 2629 винтовок, 2665 пистолетов и 50 тыс. гранат. К повстанцам с первых дней восстания присоединились несколько сот бойцов Армии Людовой (АЛ), но большая их часть была выведена из города еще до восстания для налаживания партизанской борьбы в лесах.

С учетом того, что немцы заблаговременно укрепили ключевые здания в городе, готовясь к обороне против советских войск, надежды на успех восстания были весьма призрачными. 31 июля 1944 года на совещании Главного штаба АК еще превалировала точка зрения о преждевременности выступления.


Варшавское восстание: как это было


Согласно советскому плану операций (утвержденному И. Сталиным 28 июля 1944 года) Варшаву, как сильно укрепленный город, планировалось не брать в лоб, а обойти с севера и юга, создав для этого плацдармы на Висле. Такая тактика учитывала и необходимость сохранения города, как одного из центров славянской культуры. В период с 28 июля по 2 августа 1944 года советские войска захватили плацдарм к югу от Варшавы и передали его частям Войска Польского, которые должны были, наступая вдоль реки, войти в Варшаву с юга.

К этому времени войска 1-го Белорусского фронта, находившиеся под стенами Варшавы, прошли с боями с конца июня более 600 км и были крайне истощены. Отстали обозы с боеприпасами, обмундированием, продовольствием и горюче-смазочными материалами.

К тому же войска фронта временно лишились воздушного прикрытия, т.к. приданная им 16-я воздушная армия еще не успела перебазироваться на ближайшие к фронту аэродромы.

Все эти факты были хорошо известны германскому командованию, которое к тому же разгадало оперативный план Красной Армии и решило нанести мощный танковый контрудар со стороны Варшавы в тыл советскому плацдарму на Висле. Для контрудара командование вермахта собрало в «железный кулак» значительные силы: 5-ю танковую дивизию СС «Викинг», танковую дивизию «Герман Геринг», 3-ю танковую дивизию СС «Мертвая голова» и одну пехотную дивизию. Всего под Варшавой в конце июля немцы сосредоточили 51,5 тыс. солдат и офицеров, 1158 орудий и минометов, 600 танков и САУ. Находившаяся ближе всего к польской столице советская 2-я танковая армия насчитывала 32 тыс. бойцов, 468 орудий и минометов, 425 танков и САУ.

Ударив с трех сторон, немцы фактически окружили и уничтожили 3-й танковый корпус 2-й армии и 2–3 августа отбросили части 1-го Белорусского фронта от Варшавы. При этом германская группировка находились в более выгодных условиях, так как опиралась на Варшавский укрепленный район. На подступах к польской столице советские войска потеряли 280 танков и были вынуждены перейти к обороне.

Некоторые польские историки отмечали невозможность 1-го Белорусского фронта продолжать в сложившихся условиях дальнейшее наступление: «По существу, восстание началось не в полосе между фронтами, как предполагалось, а в тылу усиленной к концу июля немецкой группировки, которой удалось добиться успеха на фронте, отразив удар выдвинувшегося вперед советского танкового клина с тяжелыми для него потерями. Когда наступил час «W», окруженный 3-й гвардейский танковый корпус находился в очень сложном положении. Он с боями отошел в юго-восточном направлении. К концу сражения в корпусе осталось только 59 из почти 2500 танков. Численность входившей в 3-й танковый корпус 51-й танковой бригады, окруженной под Воломином, уменьшились с 700 до 300 человек, погиб и ее командир. Не хватало боеприпасов и продуктов питания. Много танков, сняв с них вооружение, экипажи взорвали или утопили в болотах. Прорваться из окружения помогло польское население» (Hазаpевич Р. Варшавское восстание. 1944 год. Пер. с пол. / Послесл. и общ. ред. И. Созина. М., 1989. С. 101).

1 августа 1944 года в назначенный час «W» восстание вспыхнуло по всей Варшаве. Полиция безопасности и СД, гестапо, к сожалению, знали о планах АК через свою агентуру и заблаговременно укрепили все ключевые пункты города.

В первые дни повстанцы захватили большую часть столицы, однако не смогли занять ни одного крупного правительственного здания. Вокзалы, основные транспортные артерии и, что особенно было важно для оккупантов – мосты через Вислу, остались в руках немцев. В самом городе повстанцы, овладев рядом районов, не смогли создать единой освобожденной территории, что крайне затрудняло их поддержку с воздуха. Внутри каждого из захваченных районов остались немецкие опорные пункты, державшие каждый участок города под прицельным огнем.

Между тем, разведка 1-го Белорусского фронта получила первые (весьма расплывчатые) сообщения о восстании в Варшаве лишь 2 августа. Обстановка в городе на тот момент оставалась неясной. В город был сброшен советский связной офицер с радиостанцией, но он погиб, так как командованию Красной Армии не было известно точное расположение повстанцев.

В первый же день необстрелянные части АК, состоявшие в основном из молодежи и интеллигенции понесли тяжелые потери – около 2000 человек (немцы потеряли около 500). Тем не менее, первые четыре дня восставшие владели инициативой, т.к. германское военное командование еще не подтянуло к городу бронепоезда, танки и орудия.

Узнав о восстании в Варшаве, рейхсфюрер СС Г. Гиммлер назвал его «подарком судьбы», т.к. это был удобный предлог для разрушения польской столицы. В воспоминаниях военного адъютанта фюрера по люфтваффе Н. фон Белова эпизод с Варшавским восстанием занял всего несколько строчек. Но даже эти скупые фразы свидетельствуют о жестокости, с которой гитлеровцы расправились с восставшими: «Русские пробивались все дальше. В начале августа они взяли Брест-Литовск и Ковно, а в боях следующей недели окружили группу армий «Север» в Курляндии. Незадолго до этого они подошли к Варшаве, где вспыхнуло восстание, организованное польским вооруженным подпольем. Гиммлер приказал подавить и разгромить его всеми средствами. Сделать это удалось с большими потерями для поляков» (Белов Н. фон. Я был адъютантом Гитлера. 1937–1945. / Пер. с нем. и предисл. Г. Рудого. Смоленск: Русич, 2003. С. 470–471).

3, 4 и 13 августа 1944 года английская авиация небольшими силами осуществила сбросы над Варшавой оружия и продовольствия. Большая часть грузов, особенно во время последних вылетов (всего их было пять, и последний состоялся 18 сентября 1944 года) попала в руки немцев, так как выброска осуществлялась с больших высот. По просьбе командования АК сбросы проводились и в Кампиносской пуще к северу от Варшавы, откуда отряды АК должны были доставить оружие в город. Однако все попытки пробиться в город извне не удались. Как и ожидалось, потери бомбардировщиков от зенитного огня немцев были непропорционально тяжелыми. В среднем на тонну сброшенного груза приходился один сбитый самолет.


Варшавское восстание: как это было


14 августа 1944 года американцы попросили СССР о разрешении использовать советские аэродромы для челночных полетов на Варшаву, но СССР не пошел на это. Советской стороне было известно, что грузы союзников, сбрасываемые с больших высот, достаются немцам.

Тем временем, начиная с 4 августа, германское военное командование приступило к планомерному подавлению восстания. При этом с фронта не было отозвано ни одной крупной части. Против повстанцев были брошены охранные части СС, полиции, украинские националисты и сводный полк 29-й штурмовой бригады СС «РОНА» (т.н. «бригада Каминского»).

При этом германское командование, используя отсутствие единого руководства восстанием (сам генерал Т. Коморовский признавал это, отмечая, что город в смысле расположения противоборствующих сторон был похож на «шахматную доску») методично уничтожали по очереди очаги сопротивления, применяя тяжелые орудия, бронепоезда, танки и огнеметы.

8 августа 1944 года при участии специального представителя Ставки маршала Г.К. Жукова был разработан новый план освобождения Варшавы. В докладе командования 1-го Белорусского фронта Верховному главнокомандующему сообщалось: «Учитывая необходимое время на подготовку, Варшавскую операцию можно начать 25.8.44 г. всеми силами фронта, с целью выхода на рубеж: Цеханув, Плоньск, Вышгород, Сохачев, Скерневице, Томашув и занятии Варшавы. …1-я польская армия в этой операции будет наступать по западному берегу р. Висла с задачей во взаимодействии с войсками правого крыла и центра фронта овладеть Варшавой» (ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2356. Д. 26. Л. 181–183. Опубликовано: Русский архив. Т. 14. 3(1). М., 1994. С. 420–421).

Из-за необходимой после крайне тяжелых боев перегруппировки операция не могла начаться ранее 25 августа.

22 августа 1944 года в послании Черчиллю и Рузвельту Сталин подчеркнул, что «советские войска… делают все возможное, чтобы… перейти на новое широкое наступление под Варшавой. Не может быть сомнения, что Красная Армия не пожалеет усилий, чтобы разбить немцев под Варшавой и освободить Варшаву для поляков. Это будет лучшая и действенная помощь полякам-антинацистам» (Переписка Председателя Совета Министров СССР… Т. 1. М. 1985. С. 297).

Однако положение осложнялось и тем, что немцы во второй половине августа резко усилили нажим на плацдарм к югу от Варшавы: для его удержания пришлось отвлечь дополнительные силы. К тому времени восстание в Варшаве приняло характер всенародной борьбы против оккупантов. Через несколько дней боев восставшие стали ощущать недостаток боеприпасов. Стали раздаваться недоуменные вопросы — где же помощь союзников.

Действия советского командования по поддержке восставшей Варшавы не нашли должной поддержки со стороны повстанцев, в результате чего десантная операция, предпринятая силами частей 1-й Польской армии потерпела неудачу. Потери 1-й армии Войска Польского из 2614 человек, переправившихся на западный берег Вислы, составили 1978 человек убитыми и пропавшими без вести (См.: Русский архив. Указ. соч. С. 147).

Несмотря на тяжелое положение, которое сложилось для советских войск под Варшавой, помощь повстанцам все же была оказана. При этом она была эффективнее, чем та, которую пытались доставить по воздуху англо-американские ВВС.

Этому эпизоду уделено внимание в воспоминаниях советских полководцев.

Так, маршал К. Рокоссовский отмечал: «…с 13 сентября началось снабжение повстанцев по воздуху оружием, боеприпасами, продовольствием и медикаментами. Это делали наши ночные бомбардировщики По-2. Они сбрасывали груз с малых высот в пункты, указанные повстанцами. С 13 сентября по 1 октября 1944 года авиация фронта произвела в помощь восставшим 4821 самолето-вылет, в том числе с грузами для повстанческих войск – 2535.

Наши самолеты по заявкам повстанцев прикрывали их районы с воздуха, бомбили и штурмовали немецкие войска в городе. Зенитная артиллерия фронта начала прикрывать повстанческие войска от налетов вражеской авиации, а наземная артиллерия – подавлять огнем неприятельские артиллерийские и минометные батареи, пытавшиеся обстреливать восставших. Для связи и корректировки огня были сброшены на парашютах офицеры. Нам удалось добиться того, что немецкие самолеты перестали показываться над расположением повстанцев. Польские товарищи, которым удавалось пробраться к нам из Варшавы, с восторгом отзывались о действиях наших летчиков и артиллеристов» (Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М., 1984. С. 281).

Выход советских войск на Вислу убедил Коморовского прервать переговоры с немцами и укрепил боевой дух восставших. С 13 сентября 1944 года советские самолеты, в отличие от английских ВВС, действовавшие на предельно низких высотах, начали сбрасывать оружие и продовольствие повстанцам. Всего с 14 сентября по 1 октября 1944 года было сброшено 156 минометов, 505 противотанковых ружей, 2667 автоматов и винтовок, 41 780 гранат, 3 млн. патронов, 113 тонн продовольствия и 500 кг медикаментов (Подробнее см.: Советская военная энциклопедия. В 8 тт. Т. 2. М., 1976. С. 23).

В конце августа 1944 года войска 1-го и 2-го Белорусских фронтов пытались активными наступательными действиями отбросить сильную группировку немцев, нависавшую над Варшавой с северо-востока, чтобы создать условия для освобождения столицы Польши. 10 сентября 1944 года 47-я армия и 1-я Армия Войска Польского перешли в наступление на Варшаву. Им противостояла 100-тысячная группировка немцев, средняя плотность которой составляла одну дивизию на 5–6 км фронта. Завязались упорные бои за восточную часть Варшавы – Прагу.

В ночь на 14 сентября советские войска вышли к Висле. Гитлеровцы сумели взорвать все мосты через реку. Слабые повстанческие силы, к тому же оттесненные в центр города, не смогли помешать разрушению мостов. В боях за Прагу было убито 8500 гитлеровцев, и Москва 14 сентября 1944 года салютовала войскам, взявшим эту часть города (официально объявленную немцами крепостью) залпами из 224 орудий.

16 сентября 1944 года 1-я Армия Войска Польского начала переправу на западный берег Вислы, пытаясь соединиться с повстанцами, удерживавшими недалеко от берега южное и северное предместья Варшавы – Чернякув и Жолибож. Всего с 16 по 20 сентября в Варшаву переправились шесть усиленных пехотных батальонов. Однако не удалось перевезти на другой берег танки и орудия, т.к. немцы держали Вислу под шквальным огнем. Применив тяжелые танки и САУ, немцы к 23 сентября вытеснили десант на восточный берег. Польские части понесли тяжелые потери: 3764 убитыми и ранеными.

Следует отметить, что солдаты армии З. Берлинга имели недостаточный боевой опыт, так как советское командование ранее берегло их, используя в основном во втором эшелоне.

Однако они своим мужеством у стен Варшавы подтвердили слова присяги: «Торжественно присягаю польской земле, залитой кровью, польскому народу, страдающему в германском ярме, что не запятнаю имени поляка, что буду верно служить Родине…». Советское правительство высоко оценило боевую деятельность польских войск, наградив более 5 тыс. солдат и командиров орденами и медалями, а 26 польских соединений и частей были отмечены орденами Советского Союза (Братство по оружию. М., 1975. С. 18).

27 сентября германские войска перешли в решающее наступление на повстанческие районы. Коморовский не стал пробиваться через Вислу и 2 октября 1944 года подписал с командующим германскими войсками в Варшаве генералом СС Э. фон дем Бах-Зелевски соглашение о капитуляции. В плен попало 17 тыс. повстанцев, в т.ч. 922 офицера АК. Отряды АЛ ушли из города и частично пробились через Вислу. В результате восстания погибло 200 тысяч поляков, в т.ч. 16 тысяч повстанцев. Все гражданское население Варшавы было вывезено из города, в т.ч. 87 тыс. человек направлены на принудительные работы в Германию. За время восстания немцами было уничтожено 25% довоенной застройки города.

Вплоть до освобождения Варшавы 17 января 1945 года, части СС по указанию Гиммлера планомерно взрывали культурные памятники (особенно архивы и библиотеки) польской столицы. Главные силы германских войск во время восстания были заняты на фронте, где понесли 75% всех потерь. Войска 1-го Белорусского фронта потеряли на подступах к Варшаве в августе – первой половине сентября 1944 года 166 808 солдат и офицеров.

Дореволюционный российский публицист П.И. Ковалевский в свое время писал, что, оказывая постоянную поддержку «братьям-славянам», мы в итоге «добились того, что все эти наши славянские братья смотрели на нас, как на своих обязанных батраков… В благодарность те же вырученные братушки и лягнут эту глупую Россию… А Боже храни, если Русские не придут на помощь. Тут уже и нет предела издевательствам, брани и помоям по адресу России. И Россия терпит».

Вплоть до сегодняшнего дня многие зарубежные (в том числе и польские) историки пытаются возложить вину за разгром Варшавского восстания на советское руководство и лично на И.В. Сталина. Они считают, что помощь восставшим не оказывалась специально, поскольку Сталин не хотел допустить возвращения к власти польского правительства в эмиграции. При этом забывают о приведенных выше фактах реальной помощи, оказанной восставшим. Забывают и о более чем скромной помощи западных союзников.

По словам офицеров-повстанцев, переправившихся в ночь на 1 октября 1944 года на восточный берег Вислы, авиация западных союзников только один раз попыталась оказать им помощь, да и то, как видно из приведенных нами материалов результаты этой попытки были практически нулевыми.

Давайте не гадать о том, что могла или не могла сделать советская сторона в тех условиях, а ценить и уважать то, что реально было сделано для восставших. Этого требует и память советских и польских солдат, погибших в те трагические дни.

Александр Репников, доктор исторических наук, Столетие.ру

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

Когда происходили эти события, Мемель еще не был освобожден.Бои же на территории Литвы были не менее ожесточенными.Столица Польши была освобожднга все же раньше, чем Мемель — наша Клайпеда.

А теперь мы предлагаем в качестве дополнения вторую статью этого же автора:

Правда о Варшавском восстании

25.10.2007

А.Репников

В 63-ю годовщину Варшавского восстания, 1 августа 2007 года, в Польше вышел в свет уникальный сборник документов, подготовленный ФСБ России при участии виднейших российских и польских историков. Объем книги «Варшавское восстание 1944 в документах из архивов спецслужб» (Варшава – Москва, 2007) составляет почти 1400 страниц!

Этот том стал третьим совместным научно-публикаторским проектом, подготовленным польско-российским авторским коллективом. Две других книги, «Польское подполье на территории Западной Украины и Западной Белоруссии в 1939-1941 гг.» и «Депортация польского населения из Западной Украины и Западной Белоруссии в 1940 году», опубликованы в 2001 и в 2003 годах.

В новый сборник «Варшавское восстание 1944 в документах из архивов спецслужб», посвящен малоизвестным эпизодам из истории Варшавского восстания. Он включает в себя около 150 документов из польских и российских архивов, большинство из которых ранее не публиковалось.

В предисловии, подготовленном польско-российской редакционной коллегией, даны археографическое описание документальных материалов сборника и подробная библиография работ о Варшавском восстании, опубликованных в Польше, России и других странах.

Авторы-составители абстрагировались от геополитических и военно-исторических аспектов истории Варшавского восстания, что позволяет как польским, так и российским читателям самостоятельно сформировать объективное представление о драматических событиях тех далеких лет.

Первый и второй разделы – «Оперативные документы вермахта и немецких спецслужб о ходе восстания» и «Оперативные документы вермахта и немецких спецслужб с данными, полученными от агентуры и в ходе допросов» однотипны по содержанию. Это трофейные немецкие документы разведотделов частей вермахта (отделов «1ц») и донесения айнзатцкоманд СС и полиции безопасности, приданных боевым группам армейских подразделений для подавления восстания. Во второй раздел включены также материалы допросов пленных повстанцев, опросы немецких военнослужащих и гражданского персонала оккупационной администрации, бежавших из польского плена.

Трофейные немецкие материалы дают возможность объективно оценить, какое значение германское командование придавало подавлению восстания в польской столице. В этом плане стоит обратить внимание на телеграмму командующего 9-й армии генерала Николауса фон Форманна командующему группы армий «Центр» генералу Гансу Креббсу от 9 августа 1944 года: «Сопротивление в Варшаве усиливается. Первоначально импровизированное восстание в настоящее время управляется при помощи военной дисциплины. Силами, имеющимися в настоящее время в нашем распоряжении, подавление восстания не представляется возможным. Возрастает опасность того, что это движение все шире распространяется и может охватить всю страну».

Сведениями об истинных намерениях восставших и понесенных ими тяжелых потерях в ходе боев рассказывается в донесении айнзатцкоманды СС и полиции безопасности при кампфгруппе «Рейнефарт»: «…Согласно показаниям взятого в плен врача АК, в сент[ябре] 1942 г. по приказу Сикорского произошло объединение существовавших на тот момент польских национальных фракций под общим названием АК, которая впоследствии добивалась объединения национальных кругов на как можно более широкой основе. Капитуляция района Мокотов, по его мнению, была подписана действительно только ради спасения от смерти широких кругов гражданского населения. Поскольку в этом районе проживали только зажиточные слои населения, там имелось достаточное количество продовольствия, чтобы держаться и дальше. Полк повстанцев, насчитывавший в начале восстания около 1500 человек, к концу восстания на Мокотове потерял ок[оло] 200-300 человек убитыми и около 800 человек ранеными. Потери боевых частей убитыми и ранеными в этом районе оцениваются приблизительно в 70%… Упомянутый врач постоянно подчеркивал, что восстание было рассчитано только на очень короткое время и должно было продемонстрировать русским, что люди в Варшаве готовы сражаться за свободную Польшу…».

В сообщении обергруппенфюрера СС Эриха фон дем Баха Зелевского (без даты, не ранее 2 октября 1944 года), приводится подробное содержание акта о капитуляции АК германскому командованию; на русском языке этот документ публикуется впервые.

В третьем разделе «Следственные материалы польских и советских органов государственной безопасности» сосредоточены документальные материалы о преследовании в послевоенные годы польскими спецслужбами участников восстания – членов Армии Крайовы, а также нацистских преступников, совершивших военные преступления при подавлении Варшавского восстания.

В него включены архивные материалы Центрального архива ФСБ России из следственных дел в отношении солдат 29-й штурмовой бригады СС «РОНА» (III-100, 103-109), военного коменданта Варшавы генерал-лейтенанта люфтваффе Рейнара Штагеля, а также выдержки из допроса одного из руководителей восстания – генерала бригады Леопольда Окулицкого и другие материалы.

Безусловно, документы в отношении генерала Штагеля, который с 27 июля по 12 августа 1944 г. являлся военным комендантом Варшавы и был в числе руководителей, ответственных за подавление восстания, вызовут большой читательский интерес. В собственноручных показаниях, данных им в советском плену, Штагель подробно рассказал о том, какой информацией располагало германское командование накануне восстания, высказал свою точку зрения на его перспективы. По приговору Военного трибунала войск МГБ Московского округа от 16 февраля 1952 года генерал Штагель был осужден к 25 годам тюремного заключения как военный преступник, и умер в Особой тюрьме МВД СССР во Владимире.

Публикация документов сборника осветит обстоятельства смерти предателя и изменника Родине бригадефюрера СС Бронислава Каминского – фюрера «Локотской республики», палача русского, белорусского, украинского и польского народов, которого некоторые современные авторы пытаются представить в «благородном» облике «борца со сталинизмом».

Не менее суровая кара, но уже в СССР, ожидала и подчиненных Каминского, – военнослужащих сводного полка 29-й штурмовой бригады СС – штурмбанфюрера СС Ивана Фролова и его подручных. Большинство из них по решению Военной коллегии Верховного Суда СССР от 30-31 декабря 1946 г. приговорены к расстрелу.

Вышеуказанные материалы, а также документы, касающиеся бригады РОНА, позволят провести новые исследования об участии в подавлении восстания на стороне Германии националистических и коллаборационистских формирований, воссоздать истинный, объективный облик пособников оккупантов.

Кроме того, в приложении представлены перевод статьи из польской газеты о боях в Варшаве, дневник солдата 29-й штурмовой бригады СС «РОНА», итоговый отчет губернатора Варшавского округа Людвига Фишера, воспоминания участников восстания и материалы польских и советских судебных заседаний в отношении военных преступников.

Архивные материалы размещены в трех самостоятельных разделах и приложении. Как и в предыдущих изданиях, документы в новой книге опубликованы на польском и русском языках, что, безусловно, повышает научную ценность сборника и удобно для исследователей. Тематические комментарии помещены в конце каждого документа. Научно-справочный аппарат также включает в себя: список сокращений, указатель имен и псевдонимов, топографический указатель по Варшаве. Издание проиллюстрировано редкими фотографиями из немецкого военного архива в Кобленце, польских и российских архивов и, снабжено двумя цветными топографическими картами, с обозначениями районов Варшавы, охваченных восстанием.

Александр Репников