«Старых политиков надо бы расстрелять»


"Старых политиков надо бы расстрелять"


До пакта диктаторов был сговор демократов с агрессором.

Автор: Наталья Севидова

Приближается знаковая дата, которую будут широко отмечать и на Западе, и у нас, в Прибалтике.

23 августа 1939 года был заключен советско–германский договор о ненападении.

Так называемый пакт Молотова — Риббентропа, согласно которому произошел раздел Восточной Европы на сферы влияния между СССР и Третьим рейхом. Европейский парламент собирается провозгласить этот день «Днем памяти жертв тоталитарных режимов». Предпринята очередная попытка уравнять германский нацизм и коммунистический режим.

Однако драматическая предвоенная история отнюдь не двухцветная — коричнево–красная. В нее много черной краски добавили и демократические державы — Британия и Франция. Да и малые страны — Польша, Румыния, Венгрия тоже приложили руку к такому развитию событий. Малоприглядный факт заключается в том, что именно европейские демократии взрастили и выпестовали нацистского агрессора.

И кульминацией подковерных интриг европейской элиты, сначала потворствовавшей фюреру, а затем «умиротворявшей» его, стал Мюнхенский договор между Германией, Италией, Францией и Англией. Пакт Молотова — Риббентропа с его секретными протоколами стал прямым и неизбежным следствием Мюнхенских соглашений. Однако в официальных кругах западных стран Мюнхен рассматривается как незначительный эпизод, тогда как пакт Молотова — Риббентропа выдвигается на первый план как первопричина последующей трагедии.

Группа российских ученых–обществоведов провела экспертный «круглый стол» на тему «Мюнхенский сговор. Исторические аспекты и современные реалии». На нем цитировались рассекреченные документы Службы внешней разведки СССР. Это переписка и телефонограммы дипломатов, политических лидеров и других влиятельных персон разных европейских стран, которые были добыты советскими резидентами. Недавно материалы этого обсуждения были опубликованы в сборнике Фонда исторической перспективы «Звенья».

Полагаем, было бы своевременно заглянуть в него, чтобы исторически осмыслить уроки мюнхенского сговора.

Российские ученые считают, что Мюнхенское соглашение 1938 года сыграло роль динамита, взорвавшего международные отношения, и привело к срыву создания системы коллективной европейской безопасности против Гитлера. Это решающее событие на пути ко Второй мировой войне.

Но Мюнхен возник не на пустом месте. Он не был случайностью, досадным недоразумением, какой–то «ошибкой» западных политиков.

После мирного договора, заключенного по итогам Первой мировой войны в Версале, на проигравшую Германию союзниками были наложены военные ограничения. Но к началу 33–го года Германия начала нарушать эти обязательства, усиленно наращивая военную мощь, а Запад, (в первую очередь Англия) закрыл на это глаза. Германию решили использовать как таран против СССР. На дипломатическом языке это называлось: «Дать тевтонской энергии выход в правильном направлении» .

В октябре 1933 года Германия вышла из Лиги наций, а это означало отказ от обязательства не применять силу.

В октябре 1934–го в Германии была восстановлена запрещенная Версалем всеобщая воинская повинность. В октябре 1935 года Германия вернула себе Саарскую область, которая обладала особым международным статусом. А это уже затрагивало территориальную проблему континента.

В марте 1935 года в Германии принято решение о создании массовой армии, восстановлен вермахт. В марте 1936 года части вермахта были демонстративно введены в демилитаризованную Рейнскую область. (Она была специально создана Версалем для обеспечения безопасности Франции.) С осени 1936 года началось вооруженное вмешательство Третьего рейха в гражданскую войну в Испанской республике на стороне мятежного генерала Франко.

В марте 1938 года последовал аншлюс Австрии. И это положило начало слому территориального порядка в Европе. Почти немедленно вслед за этим были заявлены территориальные претензии к Чехословакии. Начался кризис, который был урегулирован в Мюнхене Англией и Францией в пользу нацистов.


"Старых политиков надо бы расстрелять"


Что же произошло в 1938 году в Мюнхене? Гитлер, Муссолини, Чемберлен и Даладье предписали Чехословакии в десятидневный срок передать Германии пятую часть своей территории. Тем самым были удовлетворены амбиции Гитлера, который под предлогом защиты этнических немцев резко нарастил потенциал ВПК за счет чешских промышленных предприятий. Чехословакия теряла четверть населения, около половины тяжелой промышленности, укрепления на границе с Германией, новая линия которых теперь фактически упиралась в предместье Праги.

В обмен Германия подписала с Англией и Францией декларации, явившиеся фактически пактами ненападения. Но Мюнхен лишь распалил аппетит Гитлера. Теперь ему казалось, что весь мир у его ног! Гитлер не выполнил ни одного своего обещания.

Гитлер использовал исторический антикоммунизм и людоедскую русофобию в качестве пропагандистского прикрытия. Западные страны оказались готовыми пойти на предательство дружественных стран, чтобы сделать нацизм союзником в деле ликвидации потенциального соперника — СССР. Даже откровенный антисемитизм не отпугнул блюстителей демократических норм и традиций.

Англия подписалась под всеми требованиями Гитлера к Чехословакии. То есть вместе действовали явный агрессор и один из гарантов европейского мира! Франция присоединилась к этим требованиям, хотя по договору обязана была защищать Чехословакию. Такое поведение для Москвы означало нарастание военной угрозы. Интересы СССР были проигнорированы.


"Старых политиков надо бы расстрелять"


Министр иностранных дел Франции Ж. Бонне писал в декабре 1938 года: «Германская политика отныне ориентируется на борьбу против большевизма. Германия проявляет свою волю к экспансии на Восток». Особо стоит отметить, что польские и венгерские лидеры того времени стали фактическими соучастниками мюнхенского сговора и раздела Чехословакии.

Чемберлен, спустившись с трапа самолета, говорил, что привез с собой из Мюнхена мир. Однако уже тогда была пресса, которая считала, что соглашение является позорной страницей английской истории. Например, газета «Манчестер Гардиан» писала в феврале 1939 года по поводу политики «умиротворения»: «Мудрый план продать своих друзей, чтобы откупиться от своих врагов».

Чем стало Мюнхенское соглашение для Советского Союза, который ощущал себя в то время в положении осажденной крепости? Вокруг него после Гражданской войны был выстроен санитарный кордон из государств, которые занимали антисоветскую позицию. Что должны были думать в Москве после вступления германских войск в Чехословакию? Куда Гитлер сделает следующий шаг? В Польшу и Прибалтику. Но если это так, то от передовых вражеских сил до Ленинграда, второй столицы, оставалось бы всего несколько десятков километров. А дальше — перспектива выхода противника к жизненно важным районам СССР.

Советский военный атташе в Латвии Васильев 17 мая 1939 года докладывал в Москву, что «подготовка германской агрессии» в эту республику идет уже полным ходом. Он, в частности, отмечал, что в Риге… Межапарк и другие предместья являются постоянным местом сборища гитлеровской молодежи…

Хождение по улицам «мальчиков» в белых чулках и гитлеровские приветствия являются обычным явлением. Мало того, сам министр иностранных дел на второй день пасхи разгуливал в белых чулках… Идет усиленная пропаганда идей фашизма и прямой агрессии…

Венцом подготовки германской агрессии является приезд в Ригу германского военного атташе полковника Рессинга, который, вероятно, получил указание прощупать и подготовить общественное мнение к возможному протекторату Германии над Латвией… Рессинг предлагал в Лиепае командиру дивизии и офицерам гарнизона германский протекторат, причем этот протекторат должен быть направлен против Советского Союза…»

Так какой выбор был тогда у Советского Союза? Продолжать договариваться с Англией и Францией? При переговорах военных миссий в августе 1939 года руководители британской и французской миссий не спешили, а потом выяснилось, что и полномочий на подписание военной конвенции английские представители от своего правительства не получили.

Западные державы не дали положительного ответа и на вопрос о пропуске советских войск через территорию Польши в случае нападения на нее Германии. Кстати, и во время чехословацкого кризиса Польша не дала согласия на пропуск частей Красной армии на защиту Чехословакии, у которой был заключен с СССР договор о военной помощи в случае агрессии.

Польша, между прочим, пошла на сепаратные соглашения с потенциальным агрессором. В январе 1934 года Европу сотрясло подписание совместной германо–польской декларации о ненападении, дружбе и сотрудничестве.

Тогдашняя польская правящая верхушка во главе с диктатором Юзефом Пилсудским носилась с мыслью о возможных действиях Польши и Германии против СССР и отторжении Украины. Нацисты, по достоинству оценившие антисоветские устремления польского руководства, были совсем не против использования польских вооруженных сил в качестве вспомогательных формирований в будущей войне против СССР.

В январе 1939 года Гитлер говорил в кругу своих приближенных: «Каждая польская дивизия, воюющая против России, сбережет нам по одной немецкой дивизии». Но не срослось.

Все попытки Москвы договориться с Лондоном и Парижем о создании общего общенацистского фронта ни к чему не привели. Известный английский историк Дж. Робертс считает, что Москва продолжала связывать свою политику с подобным альянсом до июля 1939 года.

Чем же на самом деле является пакт Молотова — Риббентропа? Преступлением сталинского режима или единственно возможным в то время решением, которое отвечало национальным интересам страны?


"Старых политиков надо бы расстрелять"


Договор позволил СССР выиграть около двух лет для укрепления обороны страны, вызвал сильные противоречия между Германией и Японией как раз в тот период, когда советские войска вели бои против японцев при Халхин–Голе. Все это уже в годы Великой Отечественной войны способствовало тому, что СССР избежал гибельной для себя войны на два фронта.

Есть параллели мюнхенского сговора и в современности. Примерно так же ставшую независимой Грузию постоянно натравливали на Россию для получения известных политических, экономических, информационных дивидентов. А в августе 2008 года Саакашвили получил «зеленый свет» для нападения на соседний народ.

Сегодня многие историки доказывают, что Англия глубоко не доверяла тоталитарному СССР и просто предпочла из двух зол меньшее, выбрав в качестве партнера фашистский рейх, а не СССР, но грубо просчиталась. Однако речь идет о более глубоком «антироссийском векторе» в лондонской политике, который проявлялся в критические моменты европейской и мировой истории. Но история сыграла с лидерами Англии и Франции злую шутку.

В декабре 1940 года, когда Англия после разгрома Франции и других своих европейских союзников, вела войну фактически один на один с Германией и Италией, английский военный атташе в Москве полковник Грир в сердцах признался советским офицерам: «…Нас к этому положению привела старая политика Чемберлена. Было бы лучше, если бы все решали солдаты и офицеры». И далее уже совсем недипломатично: «Старых политиков надо поставить в один ряд и расстрелять…»

«Вести Сегодня» № 150.

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

Можно согласиться с одним из читателей этой статьи:

-«Хорошая статья с неудачным заголовков, который дополнен опять же однополярным шаржем (на нем только Гитлер и Сталин- ред.)!

Если автор четко расставляет оценки предательства западными демократиями интересов народов Европы в угоду Третьему Рейху, то и этих политиков надо было бы включить в другой шарж.

И тогда читатель по прочтении капитальной статьи Н.Севидовой не только согласился бы с английским полковником Гриром по поводу судьбы своих политиков, но и оценил бы вынужденность действий сталинского режима, который находился в защитной стойке перед предстоящим боем с гитлеризмом.

На отлаженную военную машину Германии, познавшую вкус побед над армиями малых европейских стран, да и Франции, требовалась не менее организованная сила на фронте и в тылу. Это азбучная истина вторичности советского «тоталитаризма». Понять ее могут только компетентные в вопросах военного строительства люди.

Н.Севидова