«Слушайте! Слушайте! Слушайте!»

В этом году – 95 лет со дня основания советского радиовещания

«Слушайте! Слушайте! Слушайте!»

 

Речь идет не об изобретении нового вида связи (этому событию посвящен День радио 7 мая), а о том, что 1926 год стал началом бурного роста радиовещания в СССР.

Становясь все более доступным, радио быстро распространялось по городам и весям огромной страны, доходя до самых глухих ее уголков.

**********

 

К дате приурочен выпуск книги «Слушайте! Слушайте! Слушайте!». Хроника развития радио в Саратовской губернии: 1924-1930 гг.».

«Слушайте! Слушайте! Слушайте!»

 

Ее авторы-составители – кандидат социологических наук, доцент Татьяна Пашкина и директор ФГУП ВГТРК «ГТРК «Саратов» Дмитрий Петров на примере Саратова показывают, как радио изменило жизнь страны.

 

«Дверь в другое Время»

«8 ноября 1926 года в городе Саратове состоялось торжественное открытие Саратовской широковещательной радиостанции губсовета ОДР (Общества друзей радио – ред.)… У мощного громкоговорителя, установленного у здания почтамта, собралась толпа слушателей в 3000 человек, задержалось трамвайное движение», – писал журнал «Радио всем».

Именно с этого дня ведется исчисление истории радиовещания в Саратовской губернии. В тот же год, с небольшой разницей по времени (сентябрь-декабрь), заработали широковещательные передающие станции более чем в десяти других периферийных городах. Это были Курск, Новосибирск, Астрахань, Иркутск, Ростов-на-Дону, Свердловск, Тверь, Вологда…

Конечно, общероссийское радиовещание началось еще раньше, с официального открытия в 1922 году в Москве Центральной радиотелефонной станции – радиостанции имени Коминтерна, а регулярные радиопередачи – с 1924 года, в том числе в Ленинграде и Нижнем Новгороде («Малый Коминтерн»). Но население всей страны не имело еще технической возможности слушать эти передачи.

Саратовская книга хроники развития радиовещания в губернии тем и ценна, что рассказывает о становлении и развитии «газеты без бумаги и расстояний», как образно называл радио В.И. Ленин, именно в глубинке – в городах и городках, уездах, волостях и деревнях.

Все собранные в книге заметки, статьи, репортажи, фельетоны– это живое свидетельство процессов, происходивших в становлении периферийного радио. Книга открывает дверь в другое время, как в Зазеркалье, а ее материалы, сохраняющие интонации, эмоции, стиль речи, образ мышления и даже правописание того времени, позволяют ощутить многослойность и мощь событий, происходивших в то время в стране.

Для полноты картины каждую главу, с 1924 по 1930-й годы, авторы начинают краткими «Штрихами к портрету года». Например, 1924-й – это: 15-летие Университета, постройка планера молодым конструктором, саратовцем О.К. Антоновым (впоследствии знаменитым Генеральным конструктором самолетов), мобилизация коммунистов для работы в деревне, неурожай в связи с засухой, трудное снабжение губернии зерном и хлебом, гастроли в Саратове студии МХАТ, концерты А.В. Неждановой и Л.В. Собинова, приезд хореографической студии Айседоры Дункан, первая выставка иностранных художников в знаменитом художественном музее имени А.Н. Радищева и еще много чего.

В последующие годы уже отмечаются этапы больших строек: Саратовской ГРЭС, крекинг-завода, важнейшего железнодорожного моста через Волгу, цирка на 3,5 тыс. зрителей, новых трамвайных линий; открытие автодорожного вуза и организация медицинского института, расширение водопроводно-канализационной сети, выделение земли для ботанического сада…

А в 1930 году происходит строительство более мощной, в 250 киловатт, радиостанции на Кумысной поляне над городом, которая в осовремененном виде работает и сегодня. И все происходящие в губернии процессы авторы соотносят с «Летописью отечественной радиотехники и радиовещания» за каждый год.

Еще одним важным пластом информации становится подборка официальных документов центральных и местных органов власти, на основании которых велось развитие радиодела в Саратовской губернии, а позже в Нижне-Волжском крае (с 1928 года в него входила вся Нижняя Волга с Астраханью, Сталинградом, Калмыкией, Республикой Немцев Поволжья, а центром был город Саратов).

При работе над книгой авторы изучили около двух с половиной тысяч газет, вышедших за 7 лет, и тома других архивных материалов, в которых выделили все публикации, касающиеся радио.

Хроника энтузиазма

А начиналось радиодело …с любительства! Удивительно, но факт, что создание массового радиовещания в стране поручалось общественникам-энтузиастам, хотя общее руководство возлагалось на Наркомат почт и телеграфа (Наркомпочтель), позднее – на Радиосовет, созданный при Главполитпросвете Наркомпроса.

«В 1924 году было организовано Общество радиолюбителей РСФСР, вскоре переименованное в Общество друзей Радио (ОДР). В Москве в это время насчитывалось 180 радиокружков, был открыт первый магазин радиодеталей и радиоаппаратуры, Нижегородское общество радиолюбителей приступило к постройке широковещательной (т.е. для общего пользования) радиостанции, подготовительные работы велись в Екатеринбурге, Харькове, Тифлисе, Казани, Киеве, было учреждено акционерное общество «Радиопередача» для установки различного рода радиостанций для широковещания на территории всего Союза ССР, а также торговля всеми необходимыми для этих станций предметами и приборами».

В Саратовской губернии ячейка ОДР появилась в начале 1924 года. К январю следующего в Саратове была установлена первая приемная радиостанция.Интерес к радио оказался очень велик.

Из публикаций за 1925 год:

«Из села Кологривовка в Саратов «по делам» пришел надсмотрщик почтового отделения т. Дмитриев. Поделиться радостью он зашел в областное управление связи.

– Свой радиоприемник установили! Копили по копеечке! Слушаем Саратов теперь, а скоро и Москву слушать будем.

… Накопили всего 25 руб. Управление связи дало два столба и немного проводов на оттяжку мачты. Установили мачту. Использовали для этого еще осину на корню. И все готово.

Сам Дмитриев полагающиеся ему суточные… вкладывал в копилку на установку радиоприемника».

«Еще в начале этого года правление клуба им. Карла Либкнехта задумало установить в клубе радиоприемник. Поставленный впервые вопрос в жел.-дорожн. мастерских, об отчислении 10-20 коп. на радио сорвался… И благодаря лишь зав. музеем клуба т. Сафонову это дело осуществляется».

«…воспитанники 12 детского дома своими силами установили радио-станцию. Губоно в установке оказана материальная помощь».

Как отмечалось в обзорном докладе ОДР в журнале «Радио всем» №1 за 1927 г., «Когда начала работать станция имени Коминтерна, было еще очень мало приемников и слушателей во всей стране. Только после издания декрета о разрешении частных приемников, т.е. после 7 сентября 1924 года радиолюбительство начало расти гигантскими шагами. Далее, не было еще литературы в достаточном количестве.

Широкие массы не знали, что такое радио и как овладеть этим новым средством связи. Радиолюбители, с трудом построившие себе приемники, не знали, как продолжить свое самообразование; не знали в каком направлении работать дальше. Вот почему создание Общества Друзей Радио встретило такой горячий отклик во всем Союзе. Число членов ОДР росло тысячами ежемесячно».

В соответствии с Уставом ОДР его активисты организовывали новые ячейки, кружки в клубах, в избах-читальнях, среди красноармейцев, в женсоветах, читали лекции, создавали инструкторские бюро и курсы для подготовки инструкторов по распространению технических знаний и навыков.

Действовали радиопередвижки, радио-библиотечки, радио-консультации, проводились конкурсы, смотры, выставки аппаратуры, издавались книги и листовки, была выпущена «научно-популярная фильма» о том, что такое радио.

Самый большой эффект, конечно, производила демонстрация работы радио, коллективное прослушивание радиопередач, в которых наряду с трансляцией из Москвы запросто принимались передачи из заграницы – концерт из Германии, запись пения соловьев из Лондона, опера из Вены…

На радиолюбительстве держалась и вся техническая сторона изучения и использования возможностей радиосвязи на разных волнах. Именно эти продвинутые, как бы сказали сейчас, люди, с трудом добывая необходимые радиодетали, на своих примитивных детекторных или ламповых приемниках ловили передачи из разных стран мира.

Они сутками дежурили в эфире, помогая искать и устанавливать связь с потерявшейся экспедицией Нобиле, с американскими летчиками, вылетевшими из Германии в США, – позднее в Саратове даже слушали трансляцию торжественной речи мэра Нью-Йорка по поводу их спасения.

Саратовские энтузиасты вместе с любителями всей страны помогали опытным путем определять дальность и качество приема радиоволн от запускаемых в Москве и Ленинграде специальных аэростатов с передающими устройствами. Все это был реальный массовый вклад в развитие радиосвязи.

В публикациях рассказывается об одном из самых активных коротковолновиков студенте Федосееве (1928 г.) Было подсчитано, что он «за 19 рабочих часов принял 86 коротковолновых станций, из них 32 русских, 5 английских, 8 бельгийских, 1 чехословацкую, 7 датских, 1 испанскую, 9 французских, 5 германских, 6 голландских, 5 итальянских, 1 румынскую, 3 австрийских и 1 станцию Бразилии…».

В 1926 году радиолюбитель Б. Грабовский создал прибор для передачи движущихся изображений по радио, что было настоящей сенсацией, прообразом телевидения! Ему помогали физик из саратовского университета Н. Пискунов и инженер В. Попов. Но изобретение застряло в недрах бюрократии, а первые передачи движущихся изображений – прообраз телевидения начались в Нью-Йорке и Лондоне в апреле 1928 года.

Помимо агитации, пропаганды, обучения, Друзьям радио приходилось еще и постоянно изыскивать средства для «устройства» губернской широковещательной радиотелефонной станции и содействовать установке и использованию принимающих устройств.

Как отмечалось в журнале «Радио всем» №1 за 1927 год, «В …Саратове и в Смоленске были построены широковещательные станции исключительно силами и средствами ОДР». На постройку радиостанции, приобретение приемников и громкоговорителей шли деньги в виде взносов членов общества, сбора личных средств целой деревни или организации, от проведения концертов и лотерей и т. п.

За период с 1926 по 1928 годы, как свидетельствует хроника, в губернии отмечен рост членов ОДР с 400 до 4400, радиолюбителей –с 64 до 1000, радиоустановок – с 39 до 894.

Из опыта массовой радиофикации в Баландинском районе: «…Уже привлекаются активисты – комсомол, школьные работники, профсоюзные ячейки, кресткомы (крестьянские комитеты – ред.) и т.д. Так как аппаратуры на всех не хватит, то необходимо отобрать на селе те группы крестьян, которые должны получить радио в первую очередь – бедняки, батраки и середняки. Вместо оплаты стоимости бедняцких установок следует привлекать бедноту к трудовым работам по радиофикации…»

С открытием саратовской радиовещательной станции в 1926 году возникла проблема налаживания регулярного вещания. В хронике все чаще мелькает озабоченность: «Станция, как выяснил наш сотрудник, не работает до сего времени лишь потому, что не находится организации для ее эксплуатации».

И, наконец, свершилось: начались радиопередачи из Москвы, которые состояли, в основном, из радиоверсий газет. Начиная с ноября 1927 года, в «Саратовских известиях» стала публиковаться регулярная программа радиовещания: станции имени Коминтерна, станции имени А.С. Попова и местного вещания.

Зачастую концерт симфонического оркестра соседствовал с лекцией о мумифицировании трупов, политический доклад– с клубной «частушечной» самодеятельностью. А в свободные часы и перерывы шла трансляция заграничных станций, заметим, – с обязательным включением лучших мировых образцов классической музыки и оперных спектаклей.

Одна из первых трансляций радиостанции Коминтерна из Колонного зала Дома Союзов, помимо исполнения Интернационала и речи тов. Калинина, содержала увертюру из оперы «Пер Гюнт» и марш из оперы Верди «Аида». И это в стране, где подавляющее большинство рабочего класса и крестьянства были необразованными, и шла борьба с элементарной безграмотностью!

С заполнением «художественной части» друзьям радио в Саратове особенно повезло: город имел консерваторию, театры, его жители привыкли к гастролям знаменитых артистов, исполнителей мирового уровня. Радиоконцерты помогала организовывать известная оперная певица, профессор пения, заслуженная артистка РСФСР Алевтина Михайловна Пасхалова, одна из создателей оперного театра в Саратове в 1918 году. В концертах участвовали лучшие ученики Пасхаловой и ее дочь – певица Нина Аносова. Самый первый радиоконцерт сразу после открытия радиостанции продлился намного дольше запланированного времени – три часа и вызвал восторженные отзывы.

Уже к следующему году была установлена постоянная связь по проводам с театрами, консерваторией, Народным дворцом и музтехникумом «для целей радиовещания». Съезды, краевые и губернские конференции проходили в драмтеатре и транслировались в эфир.

«Рассадники культурности»

Интерес к радио растет. Решение задач массового развития радиовещания постепенно становятся государственным делом. С середины 1928 года все полномочия по радиостроительству и радиовещанию были переданы Наркомату почт и телеграфов и его структурам на местах.

К 1929 году стало очевидным, и это подтверждается в многочисленных публикациях, что «пора заканчивать со стихийностью и кустарничеством в радиоделе», что многие проблемы невозможно решать силами общественников. Уже становится понятным, в каком плане формируется идеология и порядок вещания.

В этот год активно радиофицируются не только клубы в селе и в городах, красные уголки, поезда и пароходы, Красная Армия, заводские цеха, но и, массово, рабочие поселки – квартиры рабочих. Выделяются сельские показательные районы, которые первыми полностью радиофицируются. А если, как в Калмыкии, например, не хватает сил и средств, туда посылается больше радиопередвижек.

С 1929 года в радиостроительстве и радиовещании начался переход от стихийности к плановости. Впервые в Нижне-Волжском крае был принят пятилетний план радиофикации 11 районов, а также Немреспублики и Калмобласти.

Разворачиваются и такие более масштабные мероприятия, как соцсоревнование Друзей радио между Нижне-Волжским краем и Центрально-Черноземным, всероссийский смотр работы низовых организаций по улучшению пропаганды, кстати, инициированный саратовским ОДР.

Советский феномен

К 1930 году, как отмечают авторы книги, Наркомпочтель, потребкооперация, профсоюзы и ОДР постарались объединить свои усилия в развитии радиодела в стране. В том числе – в работе по совершенствованию форм и содержания радиоинформации.

Радио все более превращалось в мощное орудие пропаганды как неотъемлемой части политической системы страны. Из хроники, из отдельных штрихов отчетливо видно, как это работало: волны энтузиазма вовремя подхлестывались соответствующими директивами, акциями, призывами к социалистическому соревнованию.

Государство, создавая новое общество людей с верой в светлое будущее, в чудеса цивилизации и прогресса на руинах старого мира – а радио и было таким чудом! – успешно использовало вовлеченность и увлеченность населения.

И всё это удавалось! В 20-30-е годы прошлого века практически все население страны состояло в общественных и добровольных организациях. Помимо пионерско-комсомольских, профсоюзных объединений, рабкомов и кресткомов, были «Друзья детей», «Доброхим», «Доброзем», «Долой неграмотность!», «Общество друзей беспризорного ребенка», общества краеведов, воинствующих безбожников, друзей воздушного флота, друзей советского кино, общество изобретателей и рационализаторов, ОСВОД, ОСОАВИАХИМ, научные, творческие, военные, образовательные союзы… В тот период насчитывались тысячи добровольных объединений!

Это был чисто советский феномен саморазвития общества и его способности к самоорганизации. Руководящие органы поощряли общественную активность, развивая интерес, тягу к знаниям, к культуре, науке, технике, спорту и пр.

Вся пропагандистская система воспитывала человека новой, советской эпохи – целеустремленного, с твердой гражданской (коммунистической) позицией беззаветного служения стране. В Обществе друзей радио, как и в других организациях, взращивали созидателей, бессребреников, новых героев.

Весь мир восхищался радистом Эрнстом Кренкелем, сумевшим радиосвязью соединить 20 тысяч километров – Северный полюс с Южным! Примером для подражания был и саратовский студент Федосеев, и изобретатель Грабовский, и юный радист, поймавший радиоволну потерявшейся экспедиции Нобиле.

ОДР, как и другие организации, реально решали многие проблемы социальной сферы страны, на которые у молодого государства не было ни производственных возможностей, ни грамотных кадров, ни средств. Многочисленные кружки, секции, станции юных техников одновременно становились первыми профориентационными центрами, из их воспитанников выходили хорошие инженеры, ученые, специалисты разных уровней, были и свои Кренкели, Чкаловы, Гагарины. Радиолюбители и знатоки азбуки Морзе внесли впоследствии весомый вклад в оборону страны и в Победу над фашистами.

Из хроники: «Товарищу Иесту 15 лет. У Иеста месяц тому назад появился второй дом, где теперь он оставляет весь свой досуг… – Краевая детская техническая станция… Таких учреждений в Советском Союзе три: в Москве, Харькове и Саратове… С раннего утра до позднего вечера 13-15-летние ребята под руководством шефа с открытым лицом в сбитой на затылок шапке – товарища Бори занимаются оборудованием станции … Сейчас на станции работают радио-курсы… 20 ребят будут руководителями радиокружков в школах и пионеротрядах».

«Радио-строительством» заинтересовалась не только молодежь!«На заводе имени Ленина… в трех цехах установили радио. Помимо этого, удалось провести радио в 27 рабочих квартирах. Теперь вторая смена имеет возможность как следует использовать обеденный перерыв, – в это время клуб передает декламации, пение и струнный оркестр. Рабочие остальных цехов тоже требуют, чтобы радио провели к ним. …

Рабочие завода им. Ленина призывают рабочих кожевенного завода, нефтесиндиката и мельниц поддержать на своих собраниях предложение о радиофикации поселковых домов». «Культотделом краевого совета профсоюзов разработан план и смета в 20 тысяч рублей на радиофикацию рабочих районов. Предполагается радиофицировать 28 тысяч рабочих квартир, поставить около тысячи громкоговорителей на рабочих окраинах, в клубах, красных уголках и заводских комитетах. Профессиональные союзы вносят на эти цели от 75 до 3000 рублей каждый. Средства уже поступают».

…Когда в квартирах появились радиоприемники, все население страны начало просыпаться под звуки гимна и бой часов на Спасской башне (это транслировалось с 1926 года). Неизменными позывными главной радиостанции СССР на многие десятилетия стали сигналы советского первого спутника Земли и начальные аккорды песни, посвященной полету Гагарина, «Родина слышит».

Старшее поколение еще помнит, как день начинался с утренней зарядки под бодрую музыку, с хороших новостей о выполнении/перевыполнении планов народного хозяйства, звонкого горна «Пионерской зорьки», вдохновляющих советских песен… Благодаря радио человек ощущал связь с большой страной, с миром, осознавал себя частью своей великой страны. Его не только информировали, но и просвещали, развлекали, расширяли кругозор, повышали культуру.

Сегодня другое время. Телевидение, и еще более интернет, сильно потеснили радио. И само радио стало другим, в региональном вещании нет тематических, как прежде, передач, а новостные блоки не зовут на подвиги. Но региональными слушателями радио по-прежнему востребовано. Оно живет и развивается.

С августа 2021 года, например, радио ГТРК «Саратов» (как и в других регионах в этом году), стало более доступным широкому населению за счет запуска трех радиостанций в FM диапазоне: «Радио России. Саратов», «Маяк Саратов» и «Вести FM», охват аудитории увеличился почти до 2 млн человек…

гор. Саратов

Специально для «Столетия»

Ольга Никитина

27.12.2021

https://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/slushajte_slushajte_slushajte__288.htm

От редакции сайта.Внимательное изучение этого снимка радиослушателей первого периода советской эпохи объясняет все достижения Советского народа, которые последующим поколениям забывать никак нельзя!Симбиоз поколений!

«Слушайте! Слушайте! Слушайте!»