Прорыв Жукова

Что сегодня ищут в рассекреченных документах: сенсации или истину?

 13.05.2016p_parovoz850_d_850

 

Личность маршала Георгия Жукова всегда вызывала особый интерес. Но вынося личные дела в широкий доступ, надо быть осторожными. Фото: Фотохроника ТАСС

 

На сайте Росархива сейчас выставляются сведения об архивных документах, рассекреченных в 2015 году, — это 14,5 тысячи дел на 200 тысячах страниц. А в госархиве новейшей истории недавно сделали доступными материалы, относящиеся к личному делу маршала Жукова.

Один из историков посмотрел их в читальном зале и опубликовал кое-что из прежде закрытых документов. Два доноса — личный (от женщины) и политический (о планах маршала взять власть в стране), справку врачей о болезнях, от которых умер великий маршал…

13.05.2016-Лич.дело-обл._250

 

Материалы из личного дела маршала Жукова недавно рассекретили.

Фото: Предоставлено Российским государственным архивом новейшей истории

В «Фейсбуке» радостно подхватили мысль о том, что Жуков в 1945-м мог стать первым президентом свободной России. Какими бы мы были, если бы Жуков в 1945-м…

Историческая правда под грифом «секретно» — остается одной из самых горячих тем. Общественное мнение склоняется к тому, что общая история не должна стать «личным делом» далеких наследников, ограничивающих доступ к документам ученым, журналистам и писателям, пишущим биографии.

Мы не поймем и не осознаем историю своей страны во всей ее полноте, если будем продолжать политику архивных «белых пятен».

Другие ученые и родственники в свою очередь предупреждают: архивный документ не всегда несет истину.

Часто глупый донос или пустая анонимка становится поводом для дурного мифа и уверенного вранья. С этим надо быть особенно осторожными сейчас, когда история становится оружием и аргументом в идеологических и политических войнах. И национальная память получает глубокий ожог от глупой неправды.

Дочь Жукова, Мария Георгиевна, наотрез отказывается комментировать вынесенные «на свет» сомнительные тайны — видеть образ отца сквозь мало заслуживающие внимания доносы оскорбительно и для нее самой, и для его памяти.

О «новых», вытащенных из архивов фактах в биографии маршала Жукова наш разговор с военным историком, кандидатом исторических наук, автором книги «Жуков. Оболганный Маршал Победы» Алексеем Исаевым.

Госархивом новейшей истории открыто личное дело маршала Жукова…

Алексей Исаев: Думаю, это лишь группа документов, маленький фрагмент. В той части, что опубликована, к сожалению, упомянуты весьма малозначительные вещи, какие-то убогие доносы — это вещи даже не второго, а третьего порядка.

То есть появились новые архивные документы, но из серии «На что не надо обращать внимание»?

Алексей Исаев: Да, это дутая сенсация. На сайте минобороны «Память народа» вы найдете тысячи листов документов за подписью самого Жукова, и в них будет больше интересного, чем в этих незначительных бумагах.

Однако даже гипотетическая новость, что Жуков мог в 1945-м возглавить страну, не может не потрясать. Такие планы в его голове вообще могли быть?

Алексей Исаев: Никаких бонапартистских побуждений у него точно не было. Будучи гениальным полководцем, он игнорировал почти все, что касалось политики. Не любил лавировать, играть в политические игры, это куда лучше получалось у других военачальников. Это игнорирование политики часто было ему не в пользу. Не всегда его действия благосклонно принимались в армии. Жесткие решения как министра обороны вызывали ропот. Он был человеком с четко простроенными планами. Но планами именно военными. Политических планов у него не было. Он всегда был погружен лишь в свое непосредственное дело.

Может быть, эти современные легенды — вот-де Жуков мог возглавить страну в 1945-м — попытка построить положительный исторический миф, которого нам так не хватает после трагической истории XX века?

Алексей Исаев: Миф, легенда — это, конечно, не реальность… Хотя Жуков, разумеется, наш национальный герой. Человек-легенда. И именно таким он всего скорее и останется в истории…

Алексей Исаев: Для меня — в умении, глядя на карту, где все видят рельефы местности и положение сил противника, сразу увидеть «ходы», которые надо сделать, чтобы выполнить задачу. Возьмем последнюю Берлинскую операцию — на очень коротком расстоянии надо было противника окружить, оттеснить и одновременно взять город — и он все это сумел сделать. За 10 дней взял двухмиллионный Берлин! Жуков был намного более сильным полководцем, чем большинство его современников.

В опубликованных документах есть странное письмо от немецкой женщины, растящей непонятного сына… Это бросает тень бесчестья, такое нельзя оставлять без комментариев.

Алексей Исаев: Это традиционная (обычно для «желтой» прессы) установка выставить великих людей такими же, как твой сосед в трениках, растянутых на коленках. Дескать, у них также были женщины на стороне… Но эти люди — Жуков, Рокоссовский — исторические фигуры с выдающимися достижениями, не надо их тянуть и ставить на уровень обывателя. Они были ДРУГИМИ. Не только в главных, но и во многих неглавных своих проявлениях. И о вещах из ряда — «бабы, водка, гармонь и лосось» — могли просто не думать.

А что бы из неоткрытых документов о маршале Жукове вам хотелось бы увидеть?

Алексей Исаев: Понятно, что «личное дело» Жукова достаточно объемное. И там уж точно полно разнокалиберных доносов на маршала. Но мне было бы интересно увидеть документы, рассказывающие о разборах неудач на высшем политическом и военном уровне. В балансе удач и неудач Жуков все равно оставался человеком, которого всегда ставили на острие главного удара. И посылали в самой главной должности на самую важную операцию. Несмотря на то, что в некоторых случаях он не добивался решительного, всем видного успеха. Тем не менее, несмотря на неудачи с тем же Ржевом, например, его не отстраняли, не задвигали и не «ссылали на Дальний Восток», как некоторых других военачальников. В течение войны он ни разу не пережил ярко выраженной опалы. Снятие с должности начальника Генштаба было проходным эпизодом, а дальше — только самые ответственные участки и стабильная линия доверия.

А что же тогда стало причиной самой главной послевоенной опалы Жукова?

Алексей Исаев: Крупных опал было две — сразу после войны и его отставка в 1957 году. Причиной первой стала поведение Жукова во время Берлинской операции. Указания Сталина о Берлинской операции и план, который предлагала Ставка, были сориентированы на политические цели. Выйти на соприкосновение с силами союзников на Эльбе было задачей номер один. Жуков не посчитал эту задачу приоритетной. Это очень быстро вскрылось и привело к достаточно жесткому конфликту со Сталиным. «Своевольный» Жуков был отправлен во второстепенные военные округа. Но он постепенно «возвращался», и во времена Хрущева стал министром обороны. А вот причина его последней опалы — 1957 года — была совсем иной. Тогда проводились очень масштабные реформы (в том числе и сокращение ) армии. Крутой нрав Жукова сделал его в глазах политического руководства страны не самой подходящей фигурой для этой цели, и его сменили на человека более компромиссного, умеющего договариваться. Может быть, это было и разумное решение с точки зрения поставленной задачи. Хотя реформы до конца доведены не были. Можно предположить, что при Жукове они были бы более резкими, доведенными до конца, вызвавшими больше недовольства в армии, но и более эффективными. Армию тогда надо было быстро перенацелить на ядерное оружие и высокоточные средства борьбы.

Как сегодня строить верный исторический взгляд на такие большие фигуры?

Алексей Исаев: Они точно не должны быть лубочными. У нас сейчас есть вся возможность узнать правду. И все — даже новые документы из архивов — надо выстраивать так, чтобы люди знали ВСЮ правду об их успехах и неудачах. Зная все, мы их больше будем ценить.

А как же опасность низвести их до уровня соседа в трениках?

Алексей Исаев: Такое тоже есть, например, в сериале «Жуков». Его настоящее название «Жуков и бабы». Как будто речь не о великом военном и историческом деятеле… Пара Жукову — война, а не женщина. Он войну просто чувствовал. У него было сочетание расчета и предвидения. И видение его всегда оправдывалось. Я уж не говорю, как хорошо он разбирался в военной технике и знал, что и когда надо использовать. Он с самых разных сторон подходил к делу, и это тоже приносило успех.

Как из калужской деревни мог явиться такой полководец?

Алексей Исаев: Это эффект Ломоносова. Такие люди могут стать гениальными учеными или полководцами, если время дает им возможность реализовать себя на выбранном поприще.

Ваш взгляд на Жукова менялся от изучения документов?

Алексей Исаев: Я поменял взгляд на испытания на Тоцком полигоне — учения с применением атомной бомбы. Я был под влиянием уже сложившегося мнения о них как о жестоком и рискованном мероприятии. А изучая документы, увидел, что были приняты драконовские защитные меры и обеспечена максимальная безопасность, реально никто не пострадал.

Читайте также

13.05.2016_15f635d7_600x400_t_310x206

9 мая 1945 года Жуков исполнил танец победителя в поверженном Берлине

12.05.2016

Текст:

Полностью материал:

http://rg.ru/2016/05/12/aleksej-isaev-marshal-zhukov-ignoriroval-pochti-vse-chto-kasalos-politiki.html