Помнить об этих ужасах

Помнить об этих ужасах

 

К 80-летию массовых убийств евреев в Латвии

**********

 

Расстрелы рижских евреев на оккупированной нацистами территории Латвии происходили около Риги – 30 ноября и 8 декабря 1941 года. В «кровавом» Румбульском лесу, айнзацгруппой «А» с помощью местных коллаборационистов из команды Арайса и латышских националистов, было убито около 25 тысяч евреев из рижского гетто и одна тысяча евреев, привезённых накануне поездом из Германии.

Помнить об этих ужасахПомнить об этих ужасахПомнить об этих ужасах

 

 

 

 

 

 

 

Для закапывания евреев в лесу, около 300 советских военнопленных сначала вырыли 6 огромных ям, где потом остались вместе с погибшими евреями, так как тоже были убиты. После этого расстрела в рижской газете «Тевия» выступил журналист Янис Мартинсонс со статьёй «Борьба против жидовства», отметив: «Наконец, пришло время, когда почти все нации Европы научились распознавать своего общего врага – жида. И для нас, латышей, пришел этот миг…»

При сбрасывании расстрелянных евреев в ямы был применён способ, который нацисты называли «упаковка сардин». Евреев заставляли раздеваться и ложиться в яму лицом вниз на уже убитых, после чего их расстреливали в затылок. Об этой трагической теме поговорим с Леонидом Терушкиным, заведующим Архивом НПЦ «Холокост».

– Леонид, как началась оккупация Риги, что происходило после этого?

– В 1935 году в Риге насчитывалось 43 672 еврея (11,34 % населения). Около пяти тысяч местных евреев и часть беженцев советские власти депортировали из Латвии в июне 1941 года. Эвакуироваться в советский тыл успели более 10 тысяч рижских евреев. Часть мужчин была призвана в Красную армию или ушла в ее ряды добровольцами. На момент начала германской оккупации в городе оставалось свыше 33 тысяч евреев. Германские войска полностью заняли Ригу первого июля 1941 года. Их вступление в город сопровождалось массированной антисемитской пропагандой по радио, а также выпуском на латышском языке ежедневной газеты «Отечество».

Массовые репрессии против евреев начались 2-го июля 1941 года. Их координировал командир действовавшей в Риге айнзатцкоманды-2 штурмбаннфюрер СС Х.Барт. В этот день комендант Риги издал распоряжение о том, что «жидам впредь запрещается стоять в очередях. Они могут делать покупки только в тех магазинах, где нет очередей». Было объявлено о конфискации еврейской частной и общественной собственности, запрете для евреев пользоваться общественным транспортом, введении трудовой повинности. Евреям было запрещено покупать некоторые товары.

Со 2-го июля их стали арестовывать ночью и доставлять в префектуру. Сначала хватали только мужчин, затем – женщин. У приводимых в префектуру евреев отбирали часы, украшения и драгоценности. Впоследствии, аресты производила вспомогательная полиция, и местом заключения людей стала рижская Центральная тюрьма, куда с первых дней оккупации привозили арестованных евреев-мужчин. К середине июля число арестованных достигло 2,4 тысяч. Аресты сочетались с принудительными работами, жесткостью, насилием.

– Как развивались события далее?

– Четвертого июля чинами из команды Арайса и вспомогательной полицией были сожжены несколько рижских еврейских культовых строений вместе с согнанными в них евреями. Такая судьба постигла ряд синагог и молелен при кладбищах. При сожжении синагог, евреев заставляли надругаться над свитками Торы. Пытавшихся сопротивляться или выпрыгнуть из охваченных огнем зданий, коллаборационисты убивали дубинками. В июле – сентябре 1941 года, в Бикерниекском лесу около Риги, уничтожали евреев (около 4000 человек), а также около 1000 граждан других национальностей.

Далее нацисты решили, что из экономических соображений необходимо на время прекратить массовые убийства. Большинство ремесленников были евреями, а в ряде профессий (стекольщики, жестянщики, водопроводчики, печники, сапожники, заготовщики) они полностью доминировали. Немедленная их замена «арийской» рабочей силой не представлялась возможной. Евреи работали на уборке развалин, на железнодорожном вокзале, занимались ремонтом зданий и пр.

Потом нацисты объявили всеобщую регистрацию, когда евреям в паспорт ставился продолговатый штамп с надписью «жид», а также выдавалась особая регистрационная карточка. Её необходимо было хранить и предъявлять при проверке. Вскоре, к желтой шестиконечной звезде на груди слева, у евреев добавилась и звезда и на спине.

Евреям запретили менять место жительства без разрешения гебитскомиссара, пользоваться тротуарами, транспортом и публичными местами, предусмотренными для отдыха, посещать учреждения культуры и школы, владеть автомобилями и радиоприёмниками, осуществлять убой скота по еврейскому ритуалу, трудиться адвокатами, нотариусами, заниматься банковскими, ломбардными и меновыми операциями, быть представителями, агентами и посредниками, торговать недвижимым имуществом, заниматься любыми ремёслами, связанными с передвижением. Врачи и дантисты – евреи могли лечить только евреев, аптекарям и ветеринарам практика запрещалась.

– Известно, что у заключенных в гетто при этом постоянно отбирались вещи.

– Согласно приказу рейхскомиссара Остланда Г.Лозе, все движимое и недвижимое имущество евреев подлежало конфискации (за исключением «домашней утвари, служащей скудным жизненным потребностям», наличных денег, активов в банках и сберегательных кассах, ценных бумаг общей стоимостью до 100 рейхсмарок). Состоявшие в смешанных браках с нееврейками, мужчины – евреи в любом случае подлежали уничтожению, а не желавшие с ними разводиться нееврейские жёны могли разделить их участь.

Однако еврейские жёны «арийских» мужей могли сохранить себе жизнь при условии, если мужья не откажутся от них и не захотят развестись, и при согласии на стерилизацию (эта операция проводилась во многих клиниках Риги). Это избавляло их от необходимости переселяться в гетто, позволяло покинуть его и легально жить с семьей. Было также предусмотрено ускоренное расторжение смешанных браков евреев с «арийцами».

В гетто разрешалось иметь только некоторые личные вещи, один стул на человека, одну кровать на двоих, один стол и один платяной шкаф на семью. На основании распоряжения префекта рижской полиции юденрат выдавал переселенцам специальные ордера на вселение в гетто с указанием даты. Переселение в гетто создавало у его обитателей иллюзию некоторой безопасности – в противоположность жизни вне гетто в условиях постоянной угрозы со стороны крайне враждебного окружения.

– Что входило в обязанности юденрата «Рижского гетто»?

– Юденрат разместился в здании еврейской школы. Он должен был обеспечить узников жильём, продовольствием (нормы для евреев составляли: 100 г хлеба и 175 г мяса – в основном конина) в неделю, медикаментами, выделять узников для принудительных работ. Почти все члены юденрата погибли позднее вместе с остальными узниками. В гетто была образована еврейская полиция под руководством М.Розенталя.

В ней было около 80 вооружённых резиновыми дубинками молодых мужчин, задачей которых было заботиться о порядке в гетто. Единственная больница, принимавшая евреев, находилась в пределах гетто: после разгрома отрядом эсэсовцев и местных полицаев еврейской больницы «Бикур-Холим», которая оказалась вне черты гетто, весь её персонал и больные «неарийцы» были переведены в помещение еврейской гинекологической клиники «Линат-Гацедек».

Медицинской помощью узникам гетто руководил выдающийся врач-хирург и учёный-медик профессор В.М.Минц, впоследствии погибший в концлагере Бухенвальд. Некоторым врачам разрешили работать вне гетто. С помощью старшего рабочей колонны ССП (сборный санитарный пункт) бывшего студента-медика Б.Крамера было организовано хищение медикаментов для нужд гетто из немецкого санитарного учреждения.

Также, рядом находились – богадельня – приют для старых и немощных людей, магазины, которые продавали товары евреям по мизерным нормам при предъявлении талонов. Все заработанные евреями деньги оставались в руках нацистов. По утрам из евреев формировались рабочие колонны, которые в сопровождении охранников шли к местам работы.

В 7 часов утра надзиратели уводили эти колонны и приводили их обратно в 18 часов. За такую колонну нёс ответственность специально назначенный еврей – старший рабочей колонны. Узники трудились только за продуктовый паёк. При этом, ни двухрядная ограда из колючей проволоки, ни запрет контактировать с евреями, не спасали наших собратьев от ночных банд грабителей.

– Ужасно…

– Гетто в Риге имелось два, большое и малое. «Большое гетто» просуществовало всего чуть более месяца. Пока одних погнали на расстрелы, другие евреи, оставшиеся в гетто, были разделены. Годных для работы, переместили в «малое гетто». По возвращении, работающих мужчин также разделили. Всего в «малое гетто» было заключено около 4,4 тысяч представителей сильного пола из «большого гетто». Женщин на работу пока не посылали, а 29 ноября 1941 года был вывешен плакат, сообщавший, что тем из них, у кого есть навыки швеи, следует зарегистрироваться в юденрате.

Записались около 300 женщин, и в дальнейшем их поместили в «женское гетто». Создание рабочего лагеря – «малого гетто» позволило избежать смерти в Румбульских акциях 5 тысячам рижских евреев, главным образом – мужчинам в возрасте 16–60 лет. Впоследствии, в «малом гетто» образовались свои общинные структуры: лазарет, технический отдел, еврейская полиция, баня и т.д. Был назначен староста «малого гетто», там велась религиозная жизнь.

29 ноября, обергруппенфюрер Ф.Еккельн, руководитель СС и полиции в Остланде и на севере России, созвал собрание офицеров, на котором информировал их о предстоящей ликвидации гетто. Перед приказом о транспортировке евреев в Румбулу полицаям была предоставлена возможность приобрести «жидовские вещи». В охране колонн, направлявшихся в Румбулу 30.11 и 8.12, участвовала примерно треть рижских полицаев (около 500). К осуществлению акции были привлечены все подразделения немецкой полиции и палачи из латышей. Всего около 1700 человек.

Многие из евреев отказывались выходить из своих жилищ, а старые и больные просто не могли этого сделать. Поэтому первые случаи насилия и убийства евреев произошли в домах и у входов в подъезды, а затем на улицах. Тех, кто мог идти самостоятельно, на расстрел выводили колоннами, с интервалом примерно в полчаса. Каждую колонну охраняли около 50 полицаев с карабинами. Больных, калек и стариков везли в автобусах и грузовых машинах.

Некоторые узники отказывались идти, уже находясь в пути. Охрана подгоняла их окриками, пинками, ударами и выстрелами. Расстреливать было приказано не только пытавшихся бежать, но и тех, кто отделился от колонны, чтобы передохнуть на обочине. Среди них было много женщин с детьми и старых людей, которые не могли идти дальше. Более сильные и здоровые старались поддержать своих измождённых соплеменников, падавших вдоль обочин. Их подбирали и бросали на следовавшие за колоннами телеги, запряжённые лошадьми. На дороге, по обочинам и в канавах валялись брошенные вещи. Последняя колонна была отправлена из гетто около 12 часов дня. Опустевшие жилища ещё раз обыскали. Найденных 20 прикованных к постели больных, убили на улице рядом с больницей.

– Что было дальше, уже понятно…

– Первыми в Румбуле еще утром 30 ноября были казнены евреи Рейха, их подводили непосредственно к ямам, заставляли снять одежду. Тех, кто медлил, полицейские подгоняли прикладами и пинками. Жертвы сходили в яму по наклонному земляному спуску. Обессилевших соплеменников, мужчины заносили в яму и укладывали на свежие трупы. Одиночными выстрелами в затылок евреев убивали с расстояния примерно 2 м. Маленьких детей бросали в ямы живыми. Расстрелы Еккельн поручил произвести своим телохранителям.

Ямы охраняли полицейские, которым было приказано убивать на месте всех выживших. Евреи из «малого гетто» на следующий день собрали трупы около 800-та убитых из «большого гетто» и перевезли их на находившееся в черте гетто Старое еврейское кладбище. После массовых убийств, члены команды Арайса все еще рыскали по опустевшим квартирам «большого гетто» в поисках оставленных евреями сколько-нибудь ценных вещей (в частности, их интересовала меховая одежда).

Обнаруженных там случайно уцелевших детей Г.Цукурс (бывший «знаменитый» летчик) убивал, ударяя головой об лёд. В тот день, ряд узников гетто, в точности несколько врачей, покончили с собой. «Евреи из рейха», прибывшие в рижское гетто два месяца спустя, ещё находили трупы в подвалах и на чердаках. После последней акции в «большом гетто», когда проверяли опустевшие дома, там оставалось около 100 мужчин, женщин и детей, которым удалось спрятаться в разных местах и чудом спастись.

Восьмого декабря, в день второй акции, вспомогательный персонал больницы гетто получил приказ подготовить больных к эвакуации. К больнице были поданы грузовые автомашины, предназначенные для вывоза на расстрел больных и персонала. В гетто стали распространяться ложные слухи о том, что евреи, уведённые 30 ноября – живы и находятся в каком-то концлагере. Восьмого декабря евреи вели себя более спокойно, ибо думали, что зверства, которые они наблюдали на улицах гетто в день первой акции, больше не могут повториться. Количество убитых внутри «малого гетто» составляло около 300 человек.

Вспоминает один из свидетелей: «На расстрел гоняли женщин с детьми, детей было очень много, у иных матерей было 2–3 ребёнка. Много детей шли в колоннах под усиленной охраной полиции. Примерно к концу декабря месяца 1941 года, утром, около 8 часов, немецкие фашисты гнали на истребление 3 большие партии детей школьного возраста. В каждой партии было не менее 200 детей. Дети страшно плакали, звали своих матерей, вопили о помощи. Все они были истреблены Румбульском лесу. Детей не стреляли, а убивали ударами автоматов и рукоятками пистолетов по голове и сваливали прямо в яму. Когда закапывали в могилу, то ещё не все были мертвы, и колыхалась земля от тел закопанных детей, женщин, стариков».

В этом кровавом месиве также погиб крупнейший еврейский историк С.М.Дубнов, продолжавший работать и в гетто. Число расстрелянных в Румбуле в ходе двух акций оценивается примерно в 27 800 человек (включая евреев из Германии, привезённых в ночь на 30 ноября 1941 года, и около 300 советских военнопленных, использовавшихся на «земляных работах»). Испачканная кровью и простреленная одежда погибших евреев была тщательно отсортирована и вместе с мебелью из гетто впоследствии распродана немцам и местным жителям.

С первого декабря в Ригу начали привозить евреев из Германии и Австрии. Многих из них члены команды Арайса убили в Бикерниекском лесу. Остальные погибли от голода и болезней, либо от непосильного труда на строительстве Саласпилсского концлагеря. Уцелевших разместили в концлагере Юнгфернгоф. Вещи вновь прибывших евреев конфисковались «в пользу Великой Германии». Часть их забирало местное нацистское начальство и отправляло своим семьям в Германию, а часть раздавалась в качестве подачек местным коллаборационистам.

– Расскажите про медицинские эксперименты над несчастными обитателями Рижского гетто.

– В 1942 году евреи из Рижского гетто стали использоваться для медицинских экспериментов в «Институте медицинской зоологии», который был создан нацистами. Институт «занимался проблемой» борьбы с сыпным тифом, и узники гетто служили донорами для подкормки вшей в его лабораториях. Число узников гетто постоянно уменьшалось из-за карательных акций. Медицинские эксперименты над узниками проводились также в «Институте гигиены».

– Пытались ли заключенные как-то бороться с палачами, как в некоторых иных гетто?

– В Рижском гетто существовала подпольная организация, постоянно предпринимались попытки побегов. После ликвидации «большого гетто», с весны 1942 года, подпольщики стали проносить в «малое гетто» и прятать оружие в разобранном виде – в дровах, ввозимых и вносимых в гетто, в ящиках для пищевых продуктов. Подпольная группа готовилась оказать вооружённое сопротивление в случае ликвидации гетто. На территории «малого гетто» тайно рыли бункеры и потайные ходы во «внешний мир». В одном из подвалов, рядом с кузницей был устроен тир, где учились стрелять. Группа Сопротивления гетто установила связь с советским офицером – евреем Б.Писмановым – выходцем с Украины, который бежал из лагеря военнопленных и скрывался. Подпольщики гетто были связаны с еврейской полицией.

Планировался побег узников, однако об этом стало известно нацистам. 28 октября 1942 года, 10 вооруженных узников совершили побег на грузовике. Они планировали прорваться на Псковщину, к партизанам.  В течение полутора часов группа вела неравный бой с засадой, устроенной на шоссе немецкой полицией безопасности. В результате, семь еврейских беглецов были схвачены и двое убиты. Один из бывших узников скрылся, добрался до гетто, где умер от ран. В качестве кары за побег в Бикерниекском лесу были убиты несколько сотен заложников, а в гетто – расстреляны 34 еврейских полицейских и более 50 пожилых узников.

В 1944 году в Латвии ещё были живы по крайней мере 12 тысяч латвийских евреев и «евреев из рейха». Прорыв советских войск вынудил нацистов эвакуировать заключенных концлагерей из Латвии – в Рейх. Заключенные содержались и гибли в концлагерях Бухенвальд, Заксенхаузен, Аушвиц, Треблинка, Дахау, Равенсбрюк, Штутгоф, Терезиенштадт.

– Скольким рижским евреям в итоге удалось уцелеть после Холокоста?

– Когда 13 октября 1944 года в Ригу вошла Красная армия, в живых в городе оставались менее 200 евреев, совершивших побег и спасённых местными жителями – неевреями. Из 285 рижских евреев, которых пытались спасти, выжили около 240 человек. Более 50 (беспрецедентный случай в Латвии) евреев спасли от уничтожения Жанис Липке и его супруга.

– Поймали ли в итоге убийц евреев в Латвии?

– Подавляющее большинство убийц рижских евреев в конце войны бежали на Запад. Советскими партизанами в Псковской области был убит нацист В.Шталеккер (командир айнзатцгруппы А в 1941 году.) Еккельн был публично повешен в Риге 3 февраля 1946 года, по приговору суда. Г.Цукурс, бежавший в Бразилию, в 1965 был выслежен и схвачен сотрудниками израильской разведки в Монтевидео, однако ввиду невозможности доставить его в Израиль для суда над ним, он был уничтожен на месте; по другой версии – убит бывшим узником рижского гетто. В.Арайса, арестованного в Германии в 1975-м году, суд в 1979 году приговорил к пожизненному заключению (умер 13.01.1988 года). В разные годы, в Германии перед судом представали и другие германские полицейские и военнослужащие.

– Cуществует ли сегодня в этих местах какой – либо мемориал?

– Да и не один. В 1967 году на месте концлагеря Саласпилс был открыт первый мемориал. В 1993 году на месте Большой хоральной синагоги Риги, где были сожжены заживо около 400 евреев, также открыли памятник. В 1960 году Старое еврейское кладбище, где похоронены евреи, убитые 30 ноября 1941 на улицах гетто, было снесено и на его месте разбит парк. В 1994 году здесь был установлен памятный камень. В 2006 году, в Риге возвели памятные знаки на месте сожжённой синагоги и памятник Праведникам народов мира. В 2001 году в Бикерниекском лесу с помощью Германского народного союза по уходу за военными кладбищами открыт мемориал памяти евреев. В 2003 году в Румбуле установили мемориал, в память о евреях, расстрелянных здесь в ноябре – декабре 1941 года.

____________

КАК РЕЛИКВИЮ ДЕРЖУ В КАРМАНЕ ЖЁЛТУЮ ЗВЕЗДУ»

Помнить об этих ужасах


Рудин Григорий Давидович (1906–1984). Родился в Могилёвской губернии (ныне – Витебской обл., Республика Беларусь). Учился в хедере (начальная еврейская школа), затем в семилетней школе, учился в Ленинградском техникуме печати (ныне – Санкт-Петербургский издательско-полиграфический техникум).

До июля 1941 года – работал секретарём – выпускающим в различных изданиях, а также выпускающим газеты «Ленинградская правда» (ныне – «Санкт-Петербургские ведомости»). Участник Советско-финляндской войны.

В июле 1941 года он вступил в Ленинградское народное ополчение. Окончил курсы лейтенантов в блокадном Ленинграде. Служил командиром взвода связи, сотрудником редакций фронтовых газет, начальником типографии 67-й армии на Ленинградском, 1-м Прибалтийском, 2-м Прибалтийском фронтах. Войну закончил в звании лейтенанта. Награждён орденом Красной Звезды (1945 год) и медалью «За оборону Ленинграда» (1943 год). После войны работал выпускающим газеты «Ленинградская правда».

Письма Г.Д.Рудина адресованы его жене, Софии Израилевне Рудиной (1908–1981 гг.), и сыну Михаилу (род. в 1938 году). В июле 1941 года они эвакуировались в г.Кунгур Молотовской обл. (ныне – Пермского кр.). Там С.И.Рудина работала заведующей лабораторией Кунгурского аптекоуправления. В августе 1944 года вернулась с сыном в Ленинград.

Письма Григория и Софии Рудиных, фотографии и личные документы переданы сыном – М.Г.Рудиным (Нью-Йорк, США).

15 октября 1944 года. Окраины Риги.

-Третий день не покидает меня видение кошмарной картины –тела невинных советских людей, злодейски умерщвлённых немецкими извергами в лесу вблизи города. И вот здесь, в уютной комнатке на втором этаже, не могу отвязаться от этого вида. 13 трупов, из них 3 – с жёлтыми шестиконечными звёздами, с надписями по латыни и по-еврейски – «еврей», во рву, наполненном сожжёнными телами (об этом говорят кости, пепел и т.п.), изуродованные, а потом расстрелянные, зовут к мщению.

Сердце пылает ненавистью к немцу. Временами трудно верится, что человеческая рука могла подняться на эту седую голову старухи, на всех других. Нет, не люди, а изверги, душегубы способны на такие поступки. Мне очень тяжело писать об этом и вообще… Но я хочу, чтобы вы знали ещё раз о том, кто такие немцы, кто наш враг – враг всего человечества. Наш долг, наша святая обязанность убивать каждого немца, иначе он нас убьёт. Сейчас живу в городе. Сколько здесь дней пробуду – не знаю. Непривычно видеть толпы гражданских людей – мужчин, женщин, детей. И сидеть в доме, за столом. Да ещё в мягком кресле – тем более. Пишите мне, я постараюсь быть аккуратней в ответах. Тёплый привет Клюзнерам, Маше и другим приятелям. Целую вас. Григорий.

[не ранее 5 апреля 1945 года]

-Погода у нас установилась сухая, ночью – небольшие заморозки, очень, кстати, подсыхает. Читала ли ты в «Правде» за 5.04.1945 года сообщение Чрезвычайной [государственной] комиссии о преступлениях немцев в Латвии? Вкратце о них я писал ещё в октябре. В этом самом лагере Саласпилс мне довелось побывать, как и в Румбульском лесу, где мы наткнулись на свежие могилы с трупами. Как реликвию держу в кармане жёлтую звезду, снятую с убитой, старенькой, как моя мать, женщины. Ведь я из Харькова получил письмо о судьбе близких родственников, не успевших эвакуироваться. Их судьба также печальна, как многих рижан. Будем помнить об этих ужасах.

Г.Рудин

Помнить об этих ужасах

 

Больше уникальной информации об этой трагедии и не только – читайте на сайте Центра«Холокост»

26.12.2021

https://kontinentusa.com/budem-pomnit-ob-etih-uzhasah/

 

 

Помнить об этих ужасах