По долгу и праву фронтовика

Адмирал флота Алексей СОРОКИН.

«Красная звезда» — 29.05.2008


По долгу и праву фронтовика
«Я давно знаю Махмута Ахметовича Гареева и читал все, что выходило из-под его пера. С большим интересом воспринял и его новую книгу «Сражения на военно-историческом фронте»*, в которой собраны его прежние статьи, интервью, публичные выступления и материалы самого последнего времени.

Для меня Махмут Гареев не только видный ученый, президент Академии военных наук. Я воспринимаю его ровесником, знаю, что генерал армии М. Гареев, сын рабочего, встретил Великую Отечественную войну курсантом Ташкентского пехотного училища. В ноябре 1941 г. он уже командовал стрелковым взводом на Западном фронте.

«Во время войны, — пишет сам Махмут Ахметович, — юноши 1921 — 1923 гг. рождения были самыми молодыми ее участниками. По неумолимой статистике именно на мужчин этих годов рождения приходится наибольший процент погибших. По возрасту и опыту они лишь начинали военную службу и могли быть в своем большинстве только среди солдат, сержантов, молодых офицеров на переднем крае, т.е. в самом пекле войны».

В самом пекле находился в войну и Махмут Гареев. В стрелковых частях на строевых должностях дошел до Кенигсберга. Неоднократно был ранен. После Победы над Германией его ждало участие в Маньчжурской стратегической наступательной операции по разгрому японской Квантунской армии.

Как воевал майор Гареев, свидетельствуют его фронтовые награды: два ордена Красного Знамени, ордена Александра Невского, Отечественной войны I степени, два ордена Красной Звезды… Махмут Ахметович, что называется, видел войну в упор, ближе некуда, из окопов переднего края и в атаках. Для него история войны — часть личной судьбы.

Еще на войне и родилось у него желание переосмыслить пережитое в историческом плане, взглянуть в прошлое с высоты нового опыта, новых знаний, через призму документов, которые в молодости ему, командиру взвода, заместителю комбата, офицеру штаба, были недоступны, еще и еще раз исходя из множества фактов и суждений оценить людей, с которыми встречался на фронте, которых узнал после Победы.

Что касается военной истории, то Махмут Ахметович о многом в ней может судить не только как фронтовик, но и как человек, уже в мирное время на себе испытавший, что такое управление войсками, организация боя, операции. В одной из своих статей он справедливо замечает: это та сфера, где природной одаренности, теоретических познаний мало, где вся сложность процесса осознается только на практике.

Немного у нас военных ученых, которые, подобно Гарееву, командовали дивизией, возглавляли штаб армии, штаб военного округа, занимали ответственный пост заместителя начальника Генштаба. Когда Махмут Ахметович в своих трудах укоряет молодого историка в легковесности, скороспелости каких-то выводов и оценок, то я знаю: Гареев лично на себе испытал то, что отстаивает, в отличие от коллеги способен поставить себя на место того или иного командира и знает, какой ценой дается успех на поле боя.

Хотя сейчас и принято говорить об окончании «холодной войны», в области военной истории она продолжается и, судя по всему, даже обостряется. Очевидные факты порой выворачиваются наизнанку, распространяются невероятные небылицы, вроде той, что Москву якобы спасла чудотворная икона, с которой на самолете облетели вокруг столицы. И фантазии такого рода не получают должного осуждения. Правдивой же исторической литературы издается крайне недостаточно.

«Все, что представлено вниманию читателя в данном сборнике статей, — пишет автор в предисловии к новой книге, — проникнуто стремлением как-то способствовать преодолению фальсификации истории и утверждению правды о Великой Отечественной войне, исторической значимости нашей Победы в 1945 году».

Важным событиям войны посвящены разделы «Крах операции «Тайфун», «Операция «Багратион», «Победа на Дальнем Востоке», «Причины и уроки неудачных наступательных операций Западного фронта зимой 1943 — 1944 гг.» и др.

В главе «Правда и ложь о начале войны» разоблачается выдумка о том, что Советский Союз готовил превентивный удар по фашистской Германии. Известно, что версию о якобы готовившемся СССР упреждающем ударе в 1941 году придумали Гитлер и Геббельс для оправдания нападения на нашу страну.

Факт неприкрытой агрессии нацистской Германии юридически установлен Международным трибуналом в Нюрнберге, решения этого суда признаны государствами всего мира. Между тем приверженцы этой версии Резун, Данилов, Б. Соколов упорно пересказывают на новый лад все ту же старую гитлеровскую сказку. Никто из историков, исследующих события 1941 года, ни единого доказательства, подтверждающего гитлеровскую версию, не привел и не сможет привести.

В главе «Ложь и фальсификация под видом «поиска правды» развенчивается миф о танковом сражении на Прохоровском поле, сочиненный некоторыми западными и отечественными «историками». Так, в канун 60-летия битвы под Курском газета «Известия» озадачила читателей сообщением, что фашистские войска под Прохоровкой будто бы потеряли 5, а советские войска 334 танка.

Эту выдумку подхватили некоторые журналисты. Печатая такую глупость, авторы и редакции прежде всего проявляют неуважение к себе, подчеркивает М. Гареев. Ведь после Прохоровского сражения гитлеровские войска, якобы сохранившие свою танковую армаду, вместо того, чтобы развивать жизненно важное для них наступление, вдруг стали отступать, а наши войска, преследуя их, вышли к Днепру и с ходу форсировали эту крупнейшую водную преграду.

Глава «Операция «Марс»: домыслы и факты» посвящена малоизвестной операции в районе Ржевско-Вяземского выступа в ноябре-декабре 1942 года, которую некоторые зарубежные и российские авторы объявили чуть ли не крупнейшей неудачей Красной Армии.

М. Гареев убедительно показывает несостоятельность таких утверждений. Наши дивизии, наступавшие на западном направлении, в определенном смысле действовали в интересах южных фронтов (Сталинградское направление, Северный Кавказ, Воронежский фронт).

Надо также учитывать, пишет автор, что наиболее угрожающим для советского командования в тот сложный момент оставалось московское направление и бездействовать тут в обстановке конца 1942 года было никак нельзя. Главная цель операции «Марс» состояла в том, чтобы не допустить переброски резервов из состава фашистской группы армий «Центр» на южное направление, а по возможности и привлечь к себе дополнительные силы противника и тем самым обеспечить успех Сталинградской операции.

Упорные и ожесточенные бои в районе Ржевско-Вяземского выступа связывали и истощали силы врага. Они подготовили условия не только для победы под Сталинградом, но и для успешных наступательных операций в будущем.

Сейчас, когда в Польше, странах Балтии стало модно говорить о «советской оккупации», М. Гареев еще раз напоминает о сути гитлеровского плана «ОСТ»: какая участь ожидала народы, в том числе прибалтийские и восточноевропейские, в случае победы Германии.

Рассуждения мнимых историков и новоявленных диссидентов о том, что, дескать, надо было бороться не против Гитлера, а против сталинского режима, не Германию освобождать, а предоставить фашистской Германии возможность «освободить» нас, не только идиотски глупы, но и кощунственны. Случись такое, многих из этих диссидентов, справедливо пишет автор, вообще не было бы на свете, в лучшем случае они были бы свинопасами у немецких колонизаторов.

Актуальной теме посвящен раздел «Ленд-лиз и его влияние на боеспособность Советской Армии и характер операций». При решающем росте и значении отечественного военного производства, пишет М. Гареев, дополнительная помощь, полученная по ленд-лизу, разумеется, способствовала повышению боеспособности Красной Армии и эффективности ее действий.

Хотя в техническом оснащении советских Вооруженных Сил и в целом в достижении Победы во Второй мировой войне главную роль сыграла отечественная оборонная промышленность, недооценивать, принижать значение помощи по ленд-лизу нельзя.

В западной печати и ее российских филиалах, отмечает М. Гареев, появляются статьи с упреками в том, что наша страна не доплатила по ленд-лизу около 100 млн. долларов. «За ленд-лиз спасибо! — пишет Махмут Ахметович. — Но нельзя забывать, что наша страна, спасая все человечество от угрозы фашистского порабощения, потеряла около 27 миллионов человек (только военные потери составляют 8,6 млн. человек), вынесла на своих плечах основную тяжесть вооруженной борьбы с фашизмом».

По большому счету, подчеркивает автор, все человечество в неоплатном долгу перед народами нашей страны, совершившими беспримерный подвиг во Второй мировой войне.

Одним из важнейших факторов, обеспечивших нашу победу, подчеркивает М. Гареев, была духовная сила народа и высокий моральный дух советских воинов. И локальные войны последних лет, особенно в Ираке, показали, что потеря духа армии — это страшное явление, его ничем восполнить нельзя.

Распространение клеветы на полководцев и солдат-победителей, фальсификация не только Великой Отечественной войны, но и афганской, чеченской войн, дискредитация военной службы в современной России в конечном счете рассчитаны на то, чтобы подорвать боеспособность Российских Вооруженных Сил.

Тут не должно быть заблуждений. Злобные атаки на нашу историю представляют серьезную опасность для России, подчеркивает автор. В конце концов нужно понять масштаб этой угрозы и широким фронтом, со всей решительностью и последовательностью противостоять ей. Наши сражения не закончены, историкам и ветеранам предстоит еще постоять за нашу Победу.

Генерал армии М. Гареев выражает надежду, что его мысли и тревоги о состоянии отечественной военной истории читатели, уважающие свое Отечество, и все патриотически настроенные граждане, в первую очередь ветераны войны, воспримут с пониманием. Против лжи и фальсификации истории Великой Отечественной войны, за утверждение правды о нашей Победе надо выступать всем обществом и отстаивать ее до конца.

-На снимке: Майор М.А. ГАРЕЕВ в 1945 г. под Кенигсбергом.


По долгу и праву фронтовика
-*М.А. Гареев. Сражения на военно-историческом фронте. Академия военных наук. Институт военной истории МО РФ.

Издательство «ИНСАН», 2008.

895 стр., илл. Тираж 2.000 экз.

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

На нашем сайте некоторые из статей генерала армии М.А.ГАРЕЕВА размещались и поэтому мы с одобрением относимся к выходу этого труда.

А.Сорокин